read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Василий Аксенов.


Сундучок, в котором что-то стучит



---------------------------------------------------------------
© Василий Павлович Аксенов
Москва "Детская литература" 1976
OCR BPT, 1999 г.
---------------------------------------------------------------

Современная повесть-сказка без волшебства, но с приключениями
¶ПРОЛОГ§
Даже в час пик на Невском проспекте в самой яркой, самой живописной
толпе вы, конечно, заметите моего героя. Казалось бы, вполне обычный
мальчик, в скромном джинсовом костюме, рослый, крепкий, румяный мальчик,
каких сейчас тысячи; подросток на грани юношества, скромный и спокойный
мальчик, но чем-то он, безусловно, остановит ваш взгляд, и вы даже несколько
секунд будете смотреть ему вслед.
Походкой ли, глазами ли, взметнувшейся ли под порывом невского ветра
шевелюрой, какой либо мимолетностью, но мальчик этот напомнит вам что-то
таинственное и сокровенное из вашей собственной жизни, что-то, чего вы сами,
возможно, никогда и не пережили, но о чем, может быть, вы читали, или
мечтали, или то, что вы видели во сне, - словом, вы сразу поймете, что мимо
вас прошел герой приключенческой книги.
Полное имя этого мальчика - Геннадий Эдуардович Стратофонтов.


¶ГЛАВА I,§
в которой зарождается новая повесть со старыми героями
Была белая ночь жаркого зрелого июня, такая традиционно прекрасная,
такая белая, пустынная, такая... ах, такая... когда я, автор этой книги,
приехал в Ленинград на автомобиле. Усталый после семисоткилометровой дороги,
я медленно катил по улицам любимого города, где когда-то с жаром проводил
свою юность. Почти каждый мост, почти каждый перекресток здесь напоминал мне
что-нибудь: иногда хорошее, иногда не очень, иногда какое-то чрезвычайно
важное событие, которое теперь не стоило ни гроша, иногда какую-нибудь
ерунду, которая теперь, спустя столько лет, очень волновала.
Приближалась полночь. Улицы были почти пусты. Редко проезжал освещенный
троллейбус с двумя-тремя читателями вечерних газет, иногда такси, иногда
машины с европейскими номерами. Почти все светофоры были уже переведены на
желтое мигание, и я без остановок докатил до Центрального телеграфа, что на
улице Герцена рядом с аркой Главного штаба. Здесь мне надо было остановиться
и позвонить в Москву близким людям, сообщить о благополучном прибытии.
Какое, право, замечательное достояние цивилизации - междугородний
кабельный телефон! Да, безусловно, это замечательное достижение, которое
приносит людям только пользу, соединяет души через огромные пространства и
не загрязняет окружающую среду.
Опускаешь кучку монет в узкую щель, отщелкиваешь одним пальцем
единичку, потом набираешь номер (другого города!) - щелк-щелк! - и вот уже
близкие люди слышат твой голос через семьсот километров, и слышимость по
ночам великолепная.
- Ну как там ночь? - спросили близкие люди. - Действительно, белая?
- Белая, - сказал я. - Фантастическая пустынность светлых улиц.
- Я тебе завидую, - сказали близкие люди. - Какой ты всегда хитрый!
Вечно выбираешь себе что-нибудь получше.
- Завидуй, завидуй, - подразнил я близких людей. - Поклацай зубами от
зависти.
Близкие люди начали клацать зубами и клацали долго, самозабвенно и
совсем мне уже не отвечали. К счастью, монеты кончились и автомат погас.
Вот еще одно из замечательнейших качеств современного междугородного
телефона: одна пятнадцатикопеечная монета включает его не более чем на
тридцать секунд. Особенно-то при таких условиях зубами не поклацаешь.
Я прошел по гулкому кафелю Центрального телеграфа, бормоча себе под нос
одну из песенок Гершвина. Почему-то всегда после таких разговоров хочется
погудеть себе под нос что-нибудь из Гершвина.
Я вышел на ночную улицу и не узнал ее. Пустынная еще четверть часа
назад, она была сейчас забита молодежью. Вы знаете, конечно, что такое
"катафоты", эти краски, отражающие свет? В прозрачных сумерках, словно
катафоты, светились ярчайшие и широчайшие брюки современной молодежи --
лимонные, голубые, пунцовые... Установившаяся в последние годы прелестная
свобода в одежде придает всей жизни какой-то оттенок карнавальности: здесь
же передо мной был не оттенок, а самый настоящий карнавал, только без масок.
Я не понимал, откуда все это взялось, в чем смысл происходящего, и все
казалось мне таинственным: взгляды, улыбки, обрывки фраз, обрывки музыки из
бесчисленных транзисторов, гитарные ритмы... Все это напоминало какой-то
зурбаганский карнавал, да и маски, пожалуй, я находил на всех лицах,
окружавших меня, маски веселой таинственности.
Пробираясь к машине, я увидел, что и Невский заполнен молодежью,
бегущей толпой возбужденной и красивой молодежи. По проезжей части Невского
медленно текла бесконечная лента автомобилей, и их габаритные огни,
светящиеся в светлоте белой ночи, тоже казались таинственными. Таинственные
карнавальные огни, скользящие в толпе. Все двигалось к Неве.
На Исаакиевской площади толпа стала еще гуще. Я медленно полз за
"Волгой М-24", а за мной тащился, раскрыв недоумевающие хрустальные глаза,
"Мерседес-350". Честно говоря, я совсем не отдавал себе отчета, куда я еду,
просто подчинялся общему движению. Стопа моей правой ноги скрючилась и руки
одеревенели от долгой езды, но я как будто бы даже забыл о ночлеге, о пустой
квартире ленинградского друга, которая меня дожидалась.
В небо поднялись и повисли несколько ракет. Чем ближе мы продвигались к
реке, тем отчетливей пахло горящей смолой. Иной раз даже казалось, что
слышишь треск многочисленных факелов. Так трещали они, должно быть, и на
форуме в Древнем Риме. На куполе Исаакия, словно крыло ангела, лежала
серебряная тень неба.
- Проезд на площадь Декабристов закрыт! - гулко говорил сквозь
александровскую листву чей-то усиленный голос. - Проезд закрыт! Поворот
налево! Всем поворот налево!

Вчера, вчера Моя тревога улетела
вдаль!
Вчера, вчера Любовь ушла, и мне
ее не жаль!

Песенка неслась из кармана какого-то субъекта, который в этой толпе
умудрялся прогуливать своего пуделя. Субъект и пудель оба были замшелыми,
какими-то потертыми, но очень гордыми. Они словно бы внимания не обращали на
происходящее вокруг.
Субъекту было основательно за пятьдесят, и он курил длинные папиросы,
каких сейчас уже никто не курит. Манера, с которой он держал в пальцах свою
папиросу, вызывала уважение. Слегка желтоватые белки глаз, слегка синеватые
уголки губ, коричневатые мочки ушей говорили о перенесенных болезнях.
Твердый воротничок рубашки свидетельствовал о несомненной опрятности с той
же уверенностью, с какой замшелый пиджачок свидетельствовал о скромных
средствах. Независимый маленький человек с брюзгливым складом лица
прогуливал своего пуделя по исторической площади, где когда-то в скорбном
противоборстве с империей стояли ряды декабристов, а ныне шумел таинственный
молодежный карнавал. Должно быть, он ежедневно совершал эту процедуру и не
собирался считаться ни с историей, ни с сегодняшней ночью.
Пудель всем своим видом показывал, что разделяет мысли и настроение
своего хозяина. Есть общепринятое мнение, что с годами владелец собаки
становится похож на своего подопечного. Неверно. Собака, как существо
младшего ранга, подлаживается к своему хозяину и с годами перенимает его
мысли и вкусы и даже выражение лица.
Наверное, я не обратил бы внимания на этого субъекта, если б не
контраст его внешнего облика и современного слоу-рока, вылетающего из его
кармана. Транзистор, лежащий в кармане, казалось, жил своей отдельной
частной жизнью, независимой от кармана, от пиджака, а тем более от человеке
в пиджаке.
Впрочем, внимание мое быстро рассеялось. Музыка летела со всех сторон.
Вот прошел рослый волосатый детина в майке с собственным портретом на груди.
Из живота у него летела песенка:

Ты говоришь: "Пока!" Я говорю: "Привет!" Ты говоришь: "Пока!" Я говорю:
"Привет!"

Этот был в полной гармонии со своим транзистором. Вот стайкой - ах,
именно стайкой! - держась за руки, традиционной стайкой в белых платьицах
прошли девочки-выпускницы.
"Мы наденем праздничные платьица..." - подпевали они своим
транзисторам.
Прошел господин иностранец с замшевым мешком под мышкой. Мешок голосил:

Иф ю лайк Юколели леди, Юколели леди лайкс ю...

Под копытами Медного всадника, в непосредственном соседстве с посрамленной



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.