read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Борис Виан


МЕРТВЫЕ ВСЕ ОДНОГО ЦВЕТА


Роман

c В. Наумов, перевод, 1992
c Издательство имени Сабашниковых, составление. 1993
c OCR и оформление, <АКМ>, 1998




Несмотря на многократные заявления в том духе, что литература для него - только
вид коммерции, Борис Виан (1920-1959) с самого начала своей литературной
деятельности воспринимался в артистической среде Парижа как один из самых ярких
представителей французского авангарда, подтвердив эту репутацию принесшим ему
славу романом <Пена дней> (1947). Еще годом раньше вышел в свет роман <Я заплюю
ваши могилы>, подвергшийся впоследствии запретам, как и еще две книги, включая
<Мертвые все одного цвета> (1947). Виан выдал это произведение за перевод из
наследия американского мастера <жестоких> детективов Вернона Салливена. Эта
маска потребовалась Виану, поскольку во Франции его книги производили слишком
шокирующее впечатление предельной откровенностью, с какой изображена люмпенская
среда огромного города. Преобладающая в романах Виана установка на абсолютную
достоверность картины, где все названо своими именами, органично соединена в
этой остросюжетной прозе с философской проблематикой бунта против жалкого
человеческого удела, вызова бытующим представлениям о морали и самоутверждения
личности, стремящейся создать для себя ситуации, которые требуют мобилизации
всех духовных сил и готовности к гибели во имя сохранения свободы выбора и
поступка. В западной литературе XX века Виан занимает место между Генри Миллером
и Альбером Камю, сочетая договаривающий все до конца фактографизм с
интеллектуальной насыщенностью, отличающей французскую прозу. Его книги,
оставаясь популярными в самых разных читательских кругах, давно признаны
современной классикой.

I
В этот вечер клиентов было немного и оркестр, как всегда в таких случаях, играл
слабовато. А мне-то было до лампочки. Чем меньше народу, тем лучше. Выставлять,
да еще с церемониями, по пол-дюжине пьянчуг каждый вечер в конце концов порядком
надоело. А поначалу мне даже нравилось.
Еще как нравилось, нравилось врезать этим свиньям по морде. Но через пять лет
такого спорта я был сыт по горло. Целых пять лет никто из них и не подозревал,
что рожу им каждый вечер чистит метис, черномазый. Конечно, сперва это меня
возбуждало. Да еще эти мерзостные бабы, накачанные виски! Я засовывал их в их
тачки вместе со шмотьем и спиртягой в кишках. И так каждый вечер, неделя за
неделей. Пять лет подряд.
Ник очень неплохо платил мне за эту работенку, потому как я выгляжу прилично, да
к тому же умею в два счета их оглоушить - ни разговоров тебе лишних, ни
скандалов. Свои сто долларов в неделю я имел.
Все они сидели спокойно. Правда, двое, там в углу, чего-то раскричались. Но не
слишком. Там, наверху, тоже не шумели. Джим дремал за стойкой.
Там, наверху у Ника, играли. Игра подонков, само собой. Можно было и девок
найти, кому охота. Там и пили тоже, но кого попало туда не пускают. Двое в углу,
худощавый парень и потрепанная блондинка, встали потанцевать. Пока их только
двое, можно было не беспокоиться. Вот когда начинают бить друг другу морду,
натыкаясь на столы, дело серьезное. Тут-то я спокойненько усаживаю их обратно.
Я потянулся. Джим дрых вовсю. Троим музыкантам на это было наплевать. Я
машинально поглаживал отворот смокинга.
Не больно-то мне нравилось бить им морду, вот в чем дело. Но я привык. Я был
белым.
Я подскочил, уразумев то, что только что подумал.
- Налей мне стаканчик, Джим.
- Виски? - пробормотал Джим, еще не проснувшись,
- Виски. Но чуть-чуть.
Я белый. Я женился на белой. У меня белый ребенок. Отец моей матери работал
докером в Сент-Луисе. Уж до того черный был докер, разве что во сне приснится.
Всю мою жизнь я ненавидел белых. Я прятался от них, убегал. Я был похож на них,
но тогда они меня пугали. А теперь я про то больше не вспоминаю, потому как мир
я теперь вижу не глазами. Потихоньку переменился, сам того не замечая, и в этот
вечер я чувствовал себя преображенным, изменившимся, ассимилировавшимся.
- Уходили бы уж..,- сказал я Джиму. Я это сказал, чтобы лишь что-нибудь сказать,
чтобы собственный голос услышать.
- Угу,- произнес Джим усталым тоном. Он посмотрел на часы.
- Рановато еще.
- Ничего,- сказал я.- Разок можно было бы и пораньше закрыть. Много их там,
наверху?
- Да и не знаю,- сказал Джим.- С той стороны тоже заходят.
Танцующая пара зацепилась за кресло и с грохотом повалилась. Женщина села и
ухватилась рукой за нос, вся растрепанная и вконец отупевшая. А ее мужик так и
валялся и беззаботно смеялся.
- Выставь их,- сказал Джим.- Избавь нас от этой рвани. Выбрось их на улицу.
- О! - пробормотал я.- Другие-то все равно останутся.
Я подошел к ним и помог женщине подняться. Потом я подхватил парня под мышки,
поставил его прямо. Ничего, нетяжелый. Еще один чемпион по бейсболу в койке.
- Спасибо, милашка,- сказал он мне. Женщина заплакала.
- Не называй его милашкой,- сказала она.- Это я милашка.
- Конечно же, милашка,- сказал мужчина.
- Не пора ли по домам? - предложил я.
- Ага.- сказал парень.- Я не против.
- Доведу вас до машины,- сказал я.- Какого она цвета?
- Ммм... Она там...- сказал этот тип, неуверенно махнув рукой.
- Отлично,- сказал я.- Найдем. Пошли, птенчики.
Женщина вцепилась мне в руку.
- Сильный вы, а? - сказала она.
- Я его сильнее...- сказал мужчина.
И - я и не смекнул, что к чему - врезал мне кулаком прямо в живот. У этого
болвана и мяса-то на костях не было, а все равно дыхание у меня перехватило.
- Ну, ты полегче,- сказал я. Я схватил их каждого за руку и слегка сжал запястье
самца. Он позеленел.
- Пошли,- повторил я.- Будьте паиньками, идите по домам.
- Не хочу быть паинькой,- сказал мужчина. Я сжал его запястье еще чуть крепче.
Он попытался высвободиться, но какое там.
- Ну, ну, тихонько,- сказал я.- Знаете, я уже раз сломал одному руку вот таким
точно захватом.
Я дотащил их до двери, которую распахнул ударом ноги.
- Какая машина ваша? - спросил я.
- Третья...- сказала женщина.- Там... И указала на одну из тачек на стоянке, а
была она не трезвее своего мужа, так что пойди разбери какую. Я сосчитал три,
начиная с первой попавшейся, и затолкал их внутрь.
- Кто за руль сядет? - спросил я.
- Она,- ответил мужчина.
Так я и знал. Я захлопнул дверцу.
- Спокойной ночи,- сказал я.- Добрых вам снов.
- До свиданья,- сказал мужчина, махнув мне рукой.
Я вернулся к стойке. Все по-старому. Двое клиентов поднялись, вроде уходить
собрались. Я зевнул. Джим тоже зевал.
- Работенка не из легких! - сказал он.
- Скорей бы Ник спустился,- сказал я. Когда Ник спустится, можно, значит,
закрывать.
- Скорей бы...- сказал Джим.
Я говорил как он. Я был как он. Он говорил, даже не смотря на меня.
А потом я услышал тихий звоночек под стойкой. Два раза. Меня вызывали наверх.
- Давай, иди,- шепнул Джим.- Гони их всех.
Я отодвинул бархатную штору, закрывавшую лестницу, и, чертыхаясь, полез наверх.
Черт побери, неужто эти сучьи дети не дадут мне вернуться домой спокойно?
Моя жена, наверно, спит... Скорей бы в теплую пружинящую кровать.
II
Железная лестница глухо постанывала под моими шагами. Я поднимался без натуги. Я
никогда не упускал случая размять свои здоровые бицепсы. Они того заслуживают.
Наверху опять висела бархатная штора. Ник любил бархат. Бархат и жирных баб. И
монету...
На втором этаже потолок был низкий, а стены обиты темно-красной материей. С
десяток мужиков играли, расставаясь с бабками ради прекрасных глаз Ника. Вдоль
стен Ник устроил отдельные четырехместные кабинки со столиками, где
разгорячившиеся могли успокоить нервы в компании одной из девок, которых всегда
было вдоволь. Не знаю, платил ли им Ник процент, или же наоборот, но поскольку
эти девки без работы не скучали, они всегда прекрасно договаривались с хозяином.

Меня побеспокоили как раз из-за одной из этих пресловутых кабинок. Когда я вошел
в зал, пятеро типов стояли, перегнувшись через низкую загородку, и глядели
внутрь. Ник увидел меня и жестом приказал мне оторвать их от совместного
созерцания, Две девки попытались оттянуть их за рукав, но безуспешно. Дело
испортилось, когда я взял за плечо того, кто был поближе. Максиме, довольно
аппетитной блондиночке, досталась оплеуха, предназначавшаяся, понятное дело, мне
- прямо в рожу. Я не смог сдержать улыбку, глядя на ее физиономию, Типчик был не
в состоянии бить сильно, но она от него только что отцепилась после безуспешных
попыток, и это вывело ее из себя.
- Сукин сын!..
Голос у нее был колючий, точно ерш. Этим она не ограничилась и выдала ему пару
таких затрещин, которые забыть невозможно, даже если ты мертвецки пьян, Я стоял



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.