read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Виталий Владимиров


Северный ветер с юга






Два величайших тирана на земле:
случай и время. ГЕРДЕР

Жизнь лишь совсем ненамного
старше смерти.
ВАЛЕРИ

Память всегда на службе у сердца.
РИВАРОЛЬ

Глава первая

Утренний сон, как белая кружевная занавеска. Ее сдергивает будильник ежедневно
в семь часов. А просыпаешься только в метро, когда стоишь прижатый к
стеклянной двери вагона, на которой глаза в глаза качается твое отражение, и
летит оно в грохоте черного тоннеля и в сполохах ламп дежурного освещения. Я
смотрю в свои глаза и думаю о себе, и разговариваю сам с собой.
- А выглядишь ты неважно... Ленишься, ты всегда был ленив, зарядку по
утрам, да и по вечерам тоже, не делаешь, питаешься кое-как, на ходу, за-
то приложиться к спиртному не прочь, разве не так, разве я не прав?
- Прав, прав, успокойся, сам знаешь, что прав... А что делать? Посо-
ветуй, коли такой умный. Все хочу успеть, ни от чего не желаю отказы-
ваться - днем хочу делать свою работу, вечером встретиться с другом,
послушать музыку, посмотреть спектакль или фильм, прочесть книгу... и
написать книгу.
- Книгу? О чем?
Я промолчал.
- Ты пишешь книгу о себе?.. О нас?.. О том, каким ты видишь себя сей-
час и когда-то?..
- Да. О себе и о других. О том, что знаю, что видел, что пережил... О
своем времени. Каждому - свое...
Я смотрю на свое отражение и не вижу его. Я думаю о том, к чему мы
приходим по длинной и неровной дороге нашей жизни, на что надеемся, ощу-
щая зимний холодок старости. Все радужней для нас воспоминания о той по-
ре, когда были живы бабушки и дедушки, когда самые горькие слезы текли
ручьями только потому, что меня нельзя обижать - я маленький! И почему в
колодце прошлого светлее всего родники детства? Каждый сам для себя отк-
рывает пряный запах цветка и тепло солнечного зайчика, басовитое жужжа-
ние шмеля и ароматный вкус лесной земляники, сам, обжигаясь, пытается
поймать пламя свечки и, бунтуя, отвергает испробованное уже раз горькое
лекарство, сам, свалившись со стула, начинает бояться высоты и уж тем
более кого-то мохнатого, холодного, черного и неизвестного. Мир подарен
тебе родителями - открывай его! Только как же без вас, родные мои? Не
дадут упасть - на лету подхватят, отдадут последнее - ешь на здоровье,
убаюкают в тепле - спи, сынок...
И сынок спит, ни на мгновение не сомневаясь, что его должны любить
все и любить всегда. Потому, наверное, и говорят, что есть счастливое
детство. У кого-то его отняла война или другое несчастье, но тем, кому
оно досталось - счастливое детство - помнят, как было светло в роди-
тельском доме. Легко, не задумываясь, брать, не зная цены, истинной це-
ны, а иногда и безмерной цены того, что тебе дали твои близкие, - намно-
го труднее научится отдавать, тем более когда ты молод, жаден до жизни,
любишь сам и любим. Когда, как тебе кажется, ты уже вступил на нелегкий
путь своей судьбы.
И уж, наверное, только с годами приходит ясная добрая мудрость, когда
роскошью считаешь общение с высоким человеческим духом в беседе ли, кни-
ге или музыке, когда ни паутина ежедневной суеты, ни ужас ядерной ка-
тастрофы не скрывают простой истины: ты не один, человек, у тебя есть
родина, есть дети и есть друзья, и если ты не отдашь каждому своей люб-
ви, то настолько же ее будет меньше в этом мире... А мир в ней так нуж-
дается.
Я смотрю в свои глаза и думаю о себе...

Глава вторая










--===Северный ветер с юга===--




Глава вторая

...Точно помню, когда это случилось, тридцать лет назад я бежал по переходу
метро, где своя психология: вниз по ступень- кам рысью, а вверх пусть везут,
где переходы мучительны, потому что хоть и идут в толпе все вместе, но зато
каждый по-своему, и приходиться свой ритм менять, свой шаг то удлинять, то
укорачивать.
И вот на торопливом бегу словно что-то с резьбы сорвалось внутри.
Вздох без выдоха, как без выхода. Ребер нет - стенка. И стеклянный ста-
кан легких.
Я налетел на болезнь в упор. Я споткнулся об нее на таком ходу, что,
падая, не сразу ощутил всю глубину ее холодной про- пасти, а когда дос-
тиг-таки дна, то остановка была настолько резкой, что по инерции слетела
мишура сиюминутных побед и обид моего прошлого.
Колесо моей жизни достигло своей мертвой точки в самом низу, и мир
замер для меня, оцепенев в моем сознании, как кристалл, в котором проз-
рачно проглядываются все его грани - и внешние и внутренние. От такой
космической картины сжалось сердце смертной печалью - столько открылось
в людях всепоглощащего эгоцентризма, равнодушного страха и страдания,
страдания, страдания, которое не очищает души, не делает людей мудрее и
зорче к чужому горю. Нет, я не разлюбил жизнь - лишь осознал, сколько же
нужно всепрощения и терпимости, чтобы не потерять веру, чтобы радоваться
каждому новому утру , новому дню и жить свою жизнь... Но к этому я при-
шел далеко не сразу, а тогда...
Тогда я все-таки осторожными шажками добрался до работы.
Ян Паулс искоса понаблюдал за моими бережливыми движениями, сходил к
Лике, заведующей отделом, и меня на редакционной машине отправили в по-
ликлинику. Докторша велела измерить температуру, вписала диагноз в бюл-
летень - катар верхних дыхательных, это потом стали писать острое респи-
раторное заболевание, и на шесть дней я уткнулся в любимые дела. Немного
в жизни таких минут, когда можно сказать себе: "Наконец-то, займусь
главным..." Начну, по крайней мере. Именно такое было у меня ощущение в
начале той недели, когда в бюллетене, в графе режим было указано: домаш-
ний. Сложность в исполнении главного желания жизни состояла в том, что я
кроме кино ничего не признавал. А его за шесть дней не снимешь. Кино -
искусство. Но кино - промышленность, фабрика. Художник берется за кисть,
поэт за перо, а киношник? Аппаратура, свет, актеры, часами подготовка,
двадцать секунд съемки, дубль, еще дубль, проявка, просмотр, монтаж,
звук, через полгода результат неизвестно какой, приблизительный, и вся
эта каторга - после суматошного рабочего дня, и лишь за полночь прихо-
дишь домой...
Я не жалуюсь. Я любил и и люблю нашу студию-подвал, таких же, как я,
"тронутых" кино ребят и редкие мгновения, когда в темноте зала смотришь
свой фильм. Я отдавал кино столько времени, страсти и сил, что вроде бы
и не жил, а наяву играл самого себя в фильме, а во сне ощущал себя зри-
телем кинотеатра, на экране которого развертывается стереоскопический,
стереофонический, цветной фильм с запахами и ощущениями холода, тепла и
вкуса. Ловил себя на том, что иногда "кручу" сон назад и смотрю его за-
ново, с иного ракурса, как бы дубль виденного. Мне гораздо легче было
нарисовать схематическую картинку, чем рассказать ее словами. Правда,
иногда пережитое само собой концентрировалось в строчки, но в них, без
соблюдения размерности и правил стихосложения, просто оживал такой об-
раз, который не покажешь даже гениально построенным кадром, а можно
только написать Словом. Хотя попробуй отыщи его, Слово...
Вот дома тогда было хуже. Намного. Дома - не как в доме.
Как в гостинице. Как в плохой гостинице.
Я и не заметил, что любовь стала такой же равноправной необходимостью
для меня, как студия и как работа. Мы с Тамарой любили друг друга и сила
чувства была такова, что разлука для работы, учебы или сна становилась
томительным ожиданием праздника, а ежедневная встреча вечером была ра-
достным предчувствием. Засыпали, обнявшись, и просыпались вместе. И по-
том на работе или в студии неожиданно пронизывала такая нежность воспо-
минания, что колотился пульс на кончиках пальцев. Извечна истина, что
ничто не вечно, но тогда не желалось верить, что любовь может пройти,
исчезнуть, чувства ослабнут, что станут привычными ласка и радость. Ино-
го не представлялось, а разница между прошлым нашим существованием и
настоящим заключалась в том, что солнце любви светило нам ежедневно. И
грело еженощно.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.