read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Курт Воннегут.


Фокус-покус



----------------------------------------------------------------------------
1990 г.
Перевод: М.Ковалевой
из 5-го тома собрания сочинений, СП "Старт", Москва
OCR: д.сОЛОВЬЕВ

----------------------------------------------------------------------------
Предисловие Издателя.
В распоряжении автора не было стандартной писчей бумаги. он писал в
библиотеке, где хранилось тысяч восемь разных книг, абсолютно никому,
кроме него, не нужных. Большинство из них так никто и не прочел, и вряд
ли это им грозило в будущем, поэтому он мог бы с чистой совестью
использовать вместо писчей бумаги вырванные из книг титульные листы. Но
он этого не сделал. Почему - нам не известно. Так или иначе, он писал эту
книгу карандашом на всем, что попадалось под руку, - от темной оберточной
бумаги до конторских бланков с чистой обратной стороной. Поэтому здесь,
вопреки обыкновению, появились сплошные линии, указывающие, где кончается
один клочок и начинается другой. Если абзац совсем маленький, значит, и
клочок был маленький.
Можно подумать, что автор, роясь в мусоре в поисках годных для
писания листков, надеялся, что это поможет ему представиться существом
безобидным или вовсе невменяемым - ведь он ждал суда. Но не менее
вероятно и то, что он бросился писать, даже и не помышляя о том, что
пишет книгу на чем попало, исписывая любой клочок, оказавшийся под рукой.
Возможно, ему показалось, что очень удобно писать на одном клочке, потом
на другом - как будто перед ним бутылки и пузырьки, которые надо
наполнить. И когда очередная бутылка была наполнена, независимо от
размера, он, должно быть, чувствовал удовлетворение: все, что стоило
писать про то или про это, было написано.
Все странички он пронумеровал, так что можно не сомневаться ни в том,
что они составляли цельную рукопись, ни в том, что он все же надеялся:
эту книгу кто-нибудь прочтет, несмотря на растрепанный и жалкий вид.
Собственно, он сам упоминает об этом то там, то тут - и чем ближе к
концу, тем увереннее он говорит, что пишет книгу.
Здесь изображены несколько надгробий. Собственноручно автор нарисовал
лишь одно из них. Остальные - копии, сведенные, очевидно, при помощи
прозрачной бумаги, наложенной поверх оригинала, прижатого к оконнему
стеклу, освещенному солнцем. На пустой поверхности надгробного камня он
потом писал разные слова, а на одном - всего лишь вопросительный знак.
Воспроизвести их на странице книги сложно, поэтому надписи набраны
типографским шрифтом.
Автор лично несет ответственность за то, что некоторые слова почему-
то написаны с заглавной буквы, хотя дотошный редактор предпочел бы это
исправить. Кроме того, Юджин Дебс Хартке решил, по непонятным для нас
причинам, что все числительные надо изображать цифрами, кроме тех
случаев, когда с них начинается фраза, например, "2" вместо "два". Может
быть, ему казалось, что если цифры разбавлять буквами, они потеряют свою
силу,
Поразмыслив, я решил отнестись ко всем его пристрастиям и чудачествам
с уважением. Помню, другой автор как-то сказал мне, что есть одно, самое
священное слово в громадном запасе редакторских значков и закорючек. Вот
оно: "OCT.", то есть "оставить, как есть".
К.В.
Эта книга - чистый вымысел, и посвящается вам,
1

----------------------------------------------------------------------------
Меня зовут Юджин Дебс Хартке, родился я в 1940м. По требованию
дедушки с материнской стороны, Бенджамена Уиллса, Социалиста и Атеиста,
простого дворника в Институте Батлера, что в Индианаполисе, штат Индиана,
меня назвали в честь Юджина Дебса из Терр Отт, тоже в Индиане. Дебс был
Социалист и Пацифист, и Профсоюзный Деятель, несколько раз выставлявший
свою кандидатуру на выборах президента Соединенных Штатов Америки, и
голосов он получил больше, чем любой другой кандидат, выдвинутый третьей
партией, за всю историю нашей страны.
Дебс умер в 1926м, когда мне было -14 лет.
Теперь у нас 2001 год.
Если бы исполнились надежды и чаяния большинства людей, к нам снова
пришел бы Иисус Христос, а американский флаг развевался бы на Венере и на
Марсе.
Да что-то не повезло...

----------------------------------------------------------------------------
Но Конец Мира все же настанет, и многие заранее радуются от всей
души. Ждать осталось совсем недолго, но все же в 2000 году конца мира не
было. Я полагаю, что Всевышний просто не очень-то увлекается
Нумерологией.

----------------------------------------------------------------------------
Дедушка Бенджамен Уиллс умер в 1948, когда мне уже было + 8 лет, и он
успел убедиться, что я выучил наизусть слова, изреченные Дебсом:
"Пока существует угнетенный класс, я в его рядах.
Пока существует преступность, я к ней причастен.
Пока хоть одна живая душа томится в тюрьме, я не свободен".

----------------------------------------------------------------------------
Но я, названный в честь Дебса, вовсе не унаследовал его
чувствительное сердце. С того времени, как мне исполнился 21, и до 35 я
был профессиональным военным, кадровым офицером Армии Соединенных Штатов.
За эти 14 лет я бы ничтоже сумняшеся укокошил и Самого Сына Божия, и
любого другого сына любого другого отца и матери, да и вообще все и вся,
по приказу вышестоящего офицера.
Внезапный, унизительный и позорный конец Вьетнамской войны застал
меня в чине подполковника, и у меня были ЮООчи и ЮООчи подчиненных.

----------------------------------------------------------------------------
Во время этой войны, в которой главным был вопрос о запасах
вооружения, существовала совершенно микроскопическая вероятность того,
что именно я дал сигнал той газовой атаке или напалмовому штурму с
воздуха, который встретил возвратившегося к нам Иисуса Христа.

----------------------------------------------------------------------------
Я вовсе не собирался стать профессиональным солдатом, хотя из меня
вышел хороший солдат, если можно поставить эти два слова рядом. Мысль
послать меня в Уэст-Пойнт, неожиданная, как конец Вьетнамской войны,
явилась откуда ни возьмись, когда я доучивался последний год в школе. Я
давно и твердо решил, что пойду в Мичиганский Университет, буду изучать
Английский, Историю и Политологию и работать в студенческой ежедневной
газете, чтобы набить руку в журналистике.
Но тут мой родитель, инженер-химик, принимавший участие в
производстве пластика с периодом полураспада в 50 000 лет, и
нашпигованный дурацкими идеями, что твоя рождественская индейка, заявил,
что я поступаю в Уэст-Пойнт. Сам он никогда в армии не служил. Во время
2 мировой войны его сочли слишком ценным "мыслителем" в области химии,
чтобы позволить напялить на него солдатскую форму и превратить его за 13
недель в придурка, одержимого манией убийства и самоубийства.
Меня уже приняли в Мичиганский Университет, когда мне на голову точно
с неба свалилась идея поступить в Военную Академию Соединенных Штатов.
Это предложение застигло моего отца в тяжелое для него время, когда он
попал в полосу неудач, и ему было необходимо хоть чемто похвалиться,
чтобы вернуть себе уважение наших простоватых соседей. Для них
приглашение в Уэст-Пойнт было великим везеньем - все равно что
приглашение в профессиональную бейсбольную команду.
Он мне так и сказал, а я всегда повторял это зеленым новичкам из
пехотного пополнения, как только они сходили на землю Вьетнама с корабля
или с самолета:
- Перед вами открываются грандиознейшие возможности.

----------------------------------------------------------------------------
А вот если бы наш мир был устроен получше, знаете, кем я хотел бы
стать? Джазовым пианистом. Я говорю о джазе. Никакого рок-н-ролла. Я
говорю о той музыке, в которой ни одна нотка не повторяется - ее подарили
миру американские чернокожие. Мне пришлось играть на рояле в чисто белом
джазбанде, в моей школе для белых в Мидленд Сити, Огайо. Мы называли себя
"Продавцы душ".
Хорошо ли мы играли? Приходилось играть популярную музыку для белых,
иначе нас бы вообще никуда не приглашали. Но мы частенько срывались с
привязи и играли настоящий джаз. Похоже, что никто никакой разницы не
замечал. Но мы-то знали. Мы были от себя в восторге. Мы сами в себе души
не чаяли.

----------------------------------------------------------------------------
Не стоило отцу заставлять меня учиться в Уэст-Пойнте.
Мало того, что он поганил окружающую среду своими сверхустойчивыми
пластиками. Подумайте, что он со мной сделал! Какой он был простофиля! А
моя мамочка подпевала ему во всем, что бы он ни придумал, а значит, и у
нее тоже были не все дома.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.