read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Дмитрия Липскерова


Пальцы для Керолайн




Веронике Боднарек
повесть

Иосиф брал со стола заранее заготовленную пачку горчицы и высыпал две
трети в ведро, бултыхал ногами, перемешивая содержимое... Мать доставала
теплый плед, закутывала отца и садилась рядом с ведром на корточки. Она
поплескивала на колени Иосифу горячей водой, он потел и от разливающейся по
телу истомы возбуждался. Глаза его становились меньше, и все тело как-то
сужалось, он начинал гладить мокрые руки матери, раздвигал свои бедра,
усаживал мать на ручку кресла, запускал пальцы ей под халат, находя самое
нежное женское место, и издавал стон... Мне было интересно смотреть на это
из своей детской кровати, но волны горячего воздуха, насыщенного испарениями
горчицы, разъедали мои глаза, и я их закрывал, прислушиваясь к звукам,
издаваемым родителями...
Лишь много лет спустя я понял, что отец был очень силен как мужчина, что
природа щедро наделила его мужскими соками, забрав взамен внешнюю
привлекательность. И уж если соки начинали бурлить, то бурлили они до
утра...
В молодости отец был авантюристом. Когда еще не было ни меня, ни моих
братьев, когда Иосиф был холост и проживал со своей матерью, в его кудрявую
голову пришла первая мысль нарождающегося авантюриста. Он выкрал из тайника
своей родительницы все золото и бриллианты, доставшиеся ей в наследство, и
исчез.
Сел в поезд и через сутки вышел в южном городе, где имелся большой
международный порт. Ему понадобилась неделя на то, чтобы устроиться поваром
на судно, отходящее в Индию. Он выправил себе паспорт моряка, ёрасплатившись
за него золотыми серьгами, подкупил капитана ажурной браслеткой, чтоб тот не
очень замечал изъяны в его кулинарном искусстве, и уже через десять дней
качался вместе с кораблем на волнах нейтральных вод...
Отец плохо представлял себе, что будет делать в Индии. Языками он не
владел, об Индии знал лишь понаслышке, и каким делом можно там заняться,
понятия не имел... Попросту говоря, при первом же увольнении он хотел
скрыться в Бомбее и уже никогда не возвращаться на корабль. Общаясь с
моряками, Иосиф понял, что ни в каком золоте, ни в каких бриллиантах Индия
не нуждается - своих навалом.
В дефиците только электроприборы, и ничего другого.
Отец при этом известии не раскис, а принялся разнюхивать, кто из моряков
и что везет на продажу... Вскоре он вызнал, что помощник капитана нелегально
вывозит сотню электрических чайников и десятка два пылесосов, забив ими один
из трюмных отсеков. Путем грубого шантажа отец вынудил помощника уступить
ему за бесценок всю контрабанду и на пятнадцатый день с начала плавания
появился с кофром крайнего дефицита в Бомбее, встретившем авантюриста
сезоном летних дождей.
Первую ночь, завывающую штормовым ветром, ему пришлось провести возле
французского корабля, прикорнув на своем кофре с будущим благосостоянием. Он
вымок до нитки, хотел жрать, как тысяча грязных индийских детей, но
присутствия духа не терял.
К утру французский моряк подал ему булочку с джемом и французский флажок.
Иосиф булочку съел, вставил флажок в пупок бронзовому будде и потащил
свой кофр к выходу из порта, решив к вечеру непременно стать раджой.
К вечеру раджой он не стал. но мог считать себя вполне состоятельным
человеком. За десять процентов от будущей выручки отец снял прилавок в
магазине на окраине города и уже к полудню реализовал весь товар.
Сидя в рикше и блаженно поглаживая полный карман денег, он высматривал
подобающий своим вкусам дом, в котором можно арендовать квартиру... Впрочем,
с рикшей он попытался расплатиться советскими рублями и милостиво сунул
старику трешку. Тот долго рассматривал ее, нюхал, даже на вкус попробовал
бумагу, а потом неожиданно для отца завопил на всю улицу на санскрите и
принялся хватать Иосифа за руки, пока тот не выудил из кармана местную
монетку и не бросил ее под ноги старику. Однако советские деньги отец забрал
обратно и напоследок дал рикше хорошего пинка под зад...
Иосиф снял квартиру в центре Бомбея, арендовал себе место на базаре и
стал каждую неделю встречать в порту советские корабли. Он скупал все
электроприборы, которые нелегально вывозили моряки, а потом сбывал их на
базаре, приобретая взамен дешевое в Индии золото и бриллианты... "Не век с
индусами жить!" Вскоре Иосиф мог считать себя очень богатым. Он роскошно
обставил квартиру, ужинал в изысканных ресторанах, но и тосковал отчаянно,
как могут тосковать только русские евреи. Причин своей тоски отец не
понимал. Сколько ни анализировал их - никакого путного объяснения найти не
мог... Он уже было подумал, что это та самая тоска по родине, о которой он
столько наслушался по радио, и вдруг, внезапно расщедрившись, стал больше
платить русским морякам за контрабанду. Он дошел даже до того, что с верным
человеком переправил своей матери целую кучу золота, гораздо большую, нежели
стащил, и написал ей письмо, в котором, рыдая, просил о прощении... Но тоска
не проходила... Отец худел не радовался бойкой торговле и уже подумывал о
возвращении на родину "блудным сыном", как вдруг солнечным утром, когда жара
еще не убила благоухания цветов, а птицы не сомлели в прохладной синеве,
Иосиф увидел на базаре женщину... Вот в чем природа его тоски, вот оно, то
самое, чего ему не хватало в этой благословенной стране!
- Даже самый жадный еврей должен любить! - воскликнул отец, пораженный
красотой женщины. - И я люблю!
Через минуту он уже отдавал женщине за бесценок электрический чайник и
кофемолку, норовя как бы случайно прикоснуться к ее длинным смуглым пальцам,
сплошь унизанным тонкими серебряными колечками, и весь трепетал, если
прикосновение удавалось. Женщина же отдергивала руки, как будто до нее
дотрагивался прокаженный, и торопилась скорее уйти... Иосиф, наоборот, тянул
резину, тщательно заворачивая части чайника и кофемолки в разные бумажки, и
все смотрел из-под жидких бровей на ямочку между грудей прекрасной
покупательницы, обнимал взглядом тонкую, словно бутылочное горлышко, талию и
желал целовать коричневое пятнышко на ее высоком и таком прекрасном лбу.
Незнакомка сложила покупки в корзинку, бросила на прилавок деньги и пошла
с базара прочь, Иосиф, несчастный, словно ребенок, которому только что
подарили и тотчас отобрали чудесную игрушку, густо заплакал. Не скрывая
слез, от обиды он двинул каблуком по новенькому пылесосу, и затем
обессиленный рухнул на прилавок, весь содрогаясь от рыданий...
Женщина исчезла, словно мечта, и отец затосковал еще сильнее. Теперь он
уже понимал природу своей тоски, а оттого проклинал свою мамашу, на которую
свалилась куча золота, присланная сыном-путешественником, когда тот был не в
себе, спутав тоску по женщине с тоской по родине! Отец материл судьбу,
отнявшую у него любовь, и за это отыгрывался на моряках, скупая за мизер
контрабанду. Если же они отказывались продавать, Иосиф грозил, что
немедленно отправится в посольство, скажет кому надо, и плавание для этих
моряков будет последним...
Так прошел еще один месяц, полный одиночества и страдании. Как-то отец
сидел за прилавком, жутко злой оттого, что люди шарахаются от непомерно
высоких цен на его товар, мечтал о станковом пулемете и о длинной стене, к
которой можно поставить всех жадюг покупателей, расстреливая их сотнями. Он
отчетливо представлял нагромождение трупов, залитых кровью, и вдруг пугался
своих мыслей. "Наверное, так убивали евреев в гетто, - размышлял он. -
Сотнями...
Каждый хочет стать палачом того, кого ненавидит". После этого отец в
своих фантазиях миловал покупателей, но цену на товар все же не сбавлял...
Дело двигалось к полудню. Жара разогнала всех мух, и базар почти опустел.
Отец засыпал, клевал носом и вдруг, словно во сне, в раскаленном,
дрожащем мареве увидел любимые черты незнакомки, направлявшейся прямо к его
прилавку.
Сон мигом растворился с жарой, отец расплылся в глупой улыбке и, словно
приказчик, стал в поклоне, ожидая предмет своего обожания.
Незнакомка торопливо подошла к прилавку, достала из корзинки чайник и
плавно опустила его на прилавок... Отцу никак не удавалось совладать с
идиотской улыбкой. Он восторженными глазами смотрел на женщину, а та что-то
лепетала, взмахивая полными руками и указывая на чайник, пока Иосиф не
уловил смысла ее слов... чайник оказался бракованным и сгорел салютом на
второй день. Женщина же живет в деревне, далеко от города, и ей слишком
накладно так часто ездить в Бомбей, тем более из-за какого-то чайника...
Отец в душе возблагодарил страну, предприятие, директора и всех, кто был
причастен к изготовлению ставшего столь милым сердцу предмета быта. А
незнакомке со всей своей змеиной хитростью сказал, что чайников теперь уже
нету (хотя ими был забит весь склад), что ожидает он их лишь на будущей
неделе, и если ей дорого еще раз приезжать в Бомбей, он сам привезет ей
новый чайник, так как фирма в таких случаях берет все расходы на себя...
Иосиф выудил листок бумаги и подвинул его незнакомке, чтобы та написала
адрес деревни, в которой живет. После этого он еще раз заверил, что никакого
обмана не будет, и чайник будет доставлен ей сразу же по получении новой
партии.
Отец плюнул на торговлю, опечатал склад с товарами и в каком-то животном
исступлении стал готовиться к поездке... Первым делом он сбрил бороду,
клочками росшую на его остром подбородке, помчался к парикмахеру и
подстригся под Раджа Капура. Затем купил роскошный костюм, обошедшийся ему в
треть месячного дохода, и напоследок посетил баню, где в его костлявую спину
втерли доброе ведро всяких благовоний...
Облаченный во все белое, пахнущий, словно храм после праздника, похожий
на нефтяного магната, он зашел в магазин, торгующий автомобилями, и купил



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.