read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Генри Миллер.


Тропик Рака



ББК 84.7 (США) М59
Перевод с английского Г. Егорова Художник Николай Сажин Редактор Елена
Щербатова Технический редактор Вера Молоткова Корректор Лидия Привалова
Оригинал-макет Александр Ульянов
Издательство "Библиотека Звезды". 191028, Санкт-Петербург, Моховая, 20.
Отпечатано с готовых диапозитивов на АП "Светоч". Зак. 000. 197198,
Санкт-Петербург, ул. Б. Пушкарская, 10.
© Составление оформление -- "Библиотека Звезды", 1992.
© Рисунки -- Николай Сажин, 1992.



ЭТОТ АМОРАЛЬНЫЙ, ПОРОЧНЫЙ, ПРЕКРАСНЫЙ РОМАН ГЕНРИ МИЛЛЕРА
"На долю Миллера досталось немало похвал, в том числе и от таких
магараджей литературы, как Томас Элиот, Эзра Паунд, Эдмунд Уилсон. Паунд
ограничился замечанием, шедшим в самый корень: " Вот неприличная книжка,
заслуживающая того, чтобы ее читали". Элиот, который даже у Шелли видел
сатанинское начало, стал, однако, поклонником Миллера и даже послал автору
письмо (хотя и не выступил все же публично). Уилсон был автором одной из
первых хвалебных (и, разумеется, накрахмаленных) рецензий на "Тропик Рака".
Джордж Оруэлл написал в своем прекрасном очерке: "Это роман человека,
который счастлив", -- а для Оруэла счастье было едва ли не первой
добродетелью. И далее:
"Это единственный оригинальный прозаик из всех появившихся за последние
годы в англо-языких странах, который представляет собой определенную
ценность".
Да, похвал, и самых громких, было немало. Норман Мейлер, столь
заботливо собравший их в своей статье, добавил к ним далеко не худшие.
"Миллер начал там, где остановился Хемингуэй, -- писал он. -- Мы читаем
"Тропик Рака", эту книгу грязи, и нам становится радостно. Потому что в
грязи есть сила, и в мерзости -- метафора. Каким образом -- сказать
невозможно".
Да, похвал и славы было много, но -- потом. А вначале была трудная
жизнь, нужда и хула, хула...
В молодости Миллер и не помышлял о писательской славе. Он много
путешествовал по Америке. В начале двадцатых -- ему было уже за тридцать --
оказался в Париже. Мейлер пишет: "Ему почти тридцать. Через несколько лет
Хемишуэй напишет "Фиесту", а Фицджеральд "Великого Гэтсби" -- оба писателя
так много уже сделали к тридцати годам, а Миллеру к тридцати удалось
добиться лишь того, что его взяли на телеграф одним из управляющих (Миллер
"управлял" мальчишками-курьерами. -- В.К.).
Тем не менее именно тут по-настоящему начинается его литературный путь.
И его сексуальный путь тоже. Никогда еще литература не знала подобного
симбиоза. Миллер, может быть, единственный писатель во всей истории
литературы, о котором можно сказать, что, если бы не его сексуальные чудеса,
не было бы, пожалуй, и его литературных чудес. И с другой стороны, если бы
не его успех как писателя, неизвестно, сохранил бы он так долго свою
жизнеспособность как мужчина".
"Тропик Рака" впервые был опубликован в Париже в 1934 году. И сразу же
вызвал немалый интерес (несмотря на ничтожный тираж). "Едва ли существуют
две другие книги, -- писал позднее Георгий Адамович, о которых сейчас было
бы больше толков и споров, чем о романах Генри Миллера "Тропик Рака" и
'Тропик Козерога". К сожалению, людей, которым роман нравился, было куда
больше, чем тех, кто решался об этом заявить вслух. А уж чтобы напечатать
его на родине... Первая волна популярности поднялась там лишь спустя
десятилетие, когда американские солдаты, оказавшись в Париже, на корню
раскупили весь его английский тираж. Но минуло еще полтора десятилетия
прежде, чем его все-таки решились издать в Штатах, да и то -- издателям
пришлось выдержать больше полусотни судебных процессов. Разумеется, по
обвинению в растлении нравов! Впрочем, все это только ускорило покорение
Америки прозою Генри Миллера. Нынче о ней написаны тома исследований, она
изучается в университетах, постоянно переиздается, и трудно найти библиотеку
или книжную лавку, где не было бы романов "Тропик Рака" и "Тропик Козерога".
На русском "Тропик Рака" впервые был опубликован все в том же Париже, в
1964 году тиражом всего в две сотни экземпляров, больше половины которых
попытались было вывезти в Союз, но таможня сию крамолу перехватила и
уничтожила. Разумеется, как порнографию. Хотя трудно придумать нечто более
далекое от порнографии, чем проза Миллера.
Владимир Канторин


ГЕНРИ МИЛЛЕР. ТРОПИК РАКА



Эти романы постепенно уступят место дневникам и автобиографиям, которые
могут стать пленительными книгами, если только человек знает, как выбрать из
того, что он называет своим опытом, то, что действительно есть его опыт, и
как записать эту правду собственной жизни правдиво.
Ральф Уолдо Эмерсон


1
Я живу на вилле Боргезе. Кругом -- ни соринки, все стулья на местах. Мы
здесь одни, и мы -- мертвецы.
Вчера вечером Борис обнаружил вшей. Пришлось побрить ему подмышки, но
даже после этого чесотка не прекратилась. Как это можно так завшиветь в
таком чистом месте? Но не суть. Без этих вшей мы не сошлись бы с Борисом так
коротко.
Борис только что изложил мне свою точку зрения. Он -- предсказатель
погоды. Непогода будет продолжаться, говорит он. Нас ждут неслыханные
потрясения, неслыханные убийства, неслыханное отчаяние. Ни малейшего
улучшения погоды нигде не предвидится. Рак времени продолжает разъедать нас.
Все наши герои или уже прикончили себя, или занимаются этим сейчас.
Следовательно, настоящий герой -- это вовсе не Время, это Отсутствие
времени. Нам надо идти в ногу, равняя шаг, по дороге в тюрьму смерти. Побег
невозможен. Погода не переменится.
Это уже моя вторая осень в Париже. Я никогда не мог понять, зачем меня
сюда принесло.
У меня ни работы, ни сбережений, ни надежд. Я -- счастливейший человек
в мире. Год назад, даже полгода, я думал, что я писатель. Сейчас я об этом
уже не думаю, просто я писатель. Все, что было связано с литературой,
отвалилось от меня. Слава Богу, писать книг больше не надо.
В таком случае как же рассматривать это произведение? Это не книга в
привычном смысле слова. Нет! Это затяжное оскорбление, плевок в морду
Искусству, пинок под зад Богу, Человеку, Судьбе, Времени, Любви, Красоте...
всему чему хотите. Я буду петь, пока вы подыхаете; я буду танцевать над
вашим грязным трупом...
Но чтобы петь, нужно открыть рот. Нужно иметь пару здоровых легких и
некоторое знание музыки. Не существенно, есть ли у тебя при этом аккордеон
или гитара. Важно желание петь. В таком случае это произведение -- Песнь. Я
пою.
Я пою для тебя, Таня. Мне хотелось бы петь лучше, мелодичнее, но тогда
ты. скорее всего, не стала бы меня слушать вовсе. Ты слыхала, как пели
другие, но тебя это не тронуло.
Сегодня двадцать какое-то октября. Я перестал следить за календарем. В
нем есть пробелы, но это пробелы между снами, и сознание скользит мимо них.
Мир вокруг меня растворяется, оставляя тут и там островки времени. Мир --
это сам себя пожирающий рак... Я думаю, что, когда на все и вся снизойдет
великая тишина, музыка наконец восторжествует. Когда все снова всосется в
матку времени, хаос вернется на землю, а хаос -- партитура действительности.
Ты, Таня, -- мой хаос. поэтому-то я и пою. Собственно, это даже и не я, а
умирающий мир, с которого сползает кожура времени. Но я сам еще жив и
барахтаюсь в твоей матке, и это моя действительность. Дремлю... Физиология
любви. Отдыхающий кит со своим двухметровым пенисом. Летучая мышь -- penis
libre. Животные с костью в пенисе. Следовательно, "костостой"... "К счастью,
-- говорит Гурмон, -- костяная структура утрачена человеком". К счастью?
Конечно, к счастью. Представьте себе человечество, ходящее с костостоем. У
кенгуру два пениса -- один для будней, другой для праздников. Дремлю...
Письмо от женщины, спрашивающей меня, нашел ли я название для моей книги.
Название? Конечно: "Прекрасные лесбиянки".
Ваша анекдотическая жизнь. Это фраза господина Боровского. Я завтракал
с ним в среду. Его жена -- высохшая корова -- во главе стола. Она учит
сейчас английский. И ее любимое слово -- "filthy", что значит "грязный",
"отвратительный", "мерзкий". Вам не понадобится много времени, что?"
разобраться, что это за язвы на заднице, эти Боровские. Но подождите...
Боровский носит плисовые костюмы и играет на аккордеоне. Неотразимое
сочетание, особенно если учесть, что он неплохой художник. Он уверяет, что
он поляк, но это, конечно, неправда. Он -- еврей, этот Боровский, и его отец
был филателистом. Вообще весь Монпарнас -- сплошные евреи. Или полуевреи,
что даже хуже. И Карл, и Пола, и Кронстадт, и Борис, и Таня, и Сильвестр, и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.