read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Чарльз ВИЛЬЯМС


БРИЛЛИАНТОВОЕ БИКИНИ



Анонс
Когда исчезла танцовщица Каролина, возлюбленная предводителя гангстеров и
единственная свидетельница его гибели, местный шериф отправился на ферму
дядюшки Сагамора, решив, что она прячется именно там. Однако на ферме
оказались только сам хозяин и его брат с сыном-подростком. События
поворачивают так, что вскоре пропадают и Сагамор с братом. Тогда мальчик
отправляется на их поиски...

Глава 1
О, это было отличное лето, можете не сомневаться. Папа говорит, фермы
куда как полезны для здоровья, а уж полезнее фермы дяди Сагамора вам не
найти, даже и не старайтесь. Там есть озеро, где можно ловить самую
настоящую рыбу, и у меня был пес, не говоря уж про охотников на кроликов со
всамделишными ружьями и о мисс Харрингтон. Она была просто прелесть и учила
меня плавать.
Мисс Харрингтон? О, это у нее была та самая виноградная лоза, вокруг
которой потом поднялся такой шум. Да вы, верно, и сами помните. Это же
попало во все газеты. Татуировка в виде виноградной лозы с маленькими
голубыми листочками. Она вилась вокруг ее правой груди, словно тропинка
вокруг холма, и заканчивалась крошечной розочкой в самом центре. Папа потом
задал мне взбучку за то, что я раньше не рассказал ему о ней, но какого
черта, - откуда мне было знать, что не у всех есть розочки на груди? Я
просто счел само собой разумеющимся, будто у благотворительных дам тоже есть
такие рисунки, только я никогда не спрашивал их об этом, потому что пока
общался с ними, еще и в глаза не видел ни мисс Харрингтон, ни ее виноградную
лозу.
Но это я забегаю вперед. Лучше начну с самого начала и в первую очередь
расскажу вам, как это вышло, что мы приехали к дяде Сагамору. А все оттого,
что папу стали слишком уж часто призывать в армию.
Похоже, неудачный выдался год для призывников. Первый раз папу замели
посреди зимы, когда мы приехали в Гольфстрим-Парк, потом в Пимлико, но хуже
всего пришлось в Акведуке. Мы с трудом нашли, куда притулить наш трейлер, и
только-только начали печатать, как его снова забрали. Ну и разумеется, меня,
как всегда, заграбастали благотворительные дамы.
Эти благотворительные дамы такие смешные. Не знаю почему, но они всюду
одинаковые. Обычно у них пышная грудь, и они задают тебе одни и те же старые
вопросы, а когда ты пытаешься объяснить им, что путешествуешь по всяким
большим городам, таким как Хиали и Бельмонт-Парк, и что папа просто советник
по капиталовложениям в скачки и у него куча неприятностей с призывной
комиссией, они начинают переглядываться, качать головами и повторять: "Ах,
какой кошмар! А ведь он еще совсем дитя!"
Так вот, эти благотворительные дамы в Акведуке все расспрашивали меня, в
какую школу я хожу, отчего это мама ушла от папы, умею ли я читать и писать,
и все такое прочее. Я ответил, что отлично умею читать, а то как же? Тогда
они сунули мне под нос какую-то книжку, чтобы проверить. Увесистая, прямо
скажем, была книженция, я потом читал ее весь месяц, что провел в приюте.
Про одного парня по имени Джим Хокинс и одноногого пирата по имени
Долговязый Джон Сильвер, просто умора. Хотелось бы мне снова ее раздобыть,
чтобы узнать, чем там кончилось. Как вы думаете, можно где-нибудь здесь
достать еще одну такую?
Но, возвращаясь к благотворительным дамам - увидев, что мне трудновато
пришлось, они снова запереглядывались и забормотали:
- Да-да, так мы и думали.
А мне и впрямь было нелегко. Не то чтобы попадались по-настоящему трудные
слова, но этот тип как-то чудно пищит, у него все слишком уж хитро
закручено.
- Билли, тебе не следовало говорить, будто ты умеешь читать, - сказала
главная дама. Всегда легко узнать, какая из них главная, потому что, как ни
странно, но грудь у нее всегда пышнее, чем у прочих.
- Но, мэм, - отвечаю я. - Я умею читать. Просто эта штука как-то чудно
написана. В каждом слове слишком много букв.
- Что за чушь, - говорит она. - Как это слишком много букв? Неужели ты
думаешь, что Роберт Льюис Стивенсон не умеет писать правильно?
- Не знаю я ничего про этого вашего Стивенсона, - стою я на своем, - а
всего-навсего пытаюсь объяснить, что эта штука не так написана и в ней сам
черт ногу сломит. Смотрите, сейчас я вам покажу, что имею в виду.
У меня в кармане как раз завалялся сандвич с копченой колбасой, потому
что мы только успели выйти и направиться к ипподрому, как папу сцапали
пинкертоны. Вот я и вспомнил, что он завернут в обрывок вчерашнего списка
забегов. Вытащив сандвич, я откусил кусок и принялся показывать.
- Глядите сюда. - И я ткнул пальцем в листок. - "Барньярд Гейт (М) 105*
чал.мер.З, от Барнаби - Гейтс Айяр, от Франджи-Панджи. Дек. 5, ТрП, 6ф, 1:13
- 17, III* 1-1, 1-5, 1-3, 8-9, Стр'гф'л'Дж МолЗ, Зл'п'л'чн 119, Б'сп'чн
П'др'жк 112, Пнчк 114". Улавливаете? А теперь взгляните на этот забег: "Муха
2 Аку 1/2 фт: 48". Что молния против собаки, и если вам вздумается хоть цент
на него поставить, значит, у вас в голове опилки. Он вечно сперва рвется
вперед, но с дыхалкой у него плоховато, и он всегда сдыхает у восьмого
столба.
Тут они прервали меня, и начался форменный бедлам. Они ну никак не желали
верить, что я все это читаю. А я сказал, что это так же ясно, как нос на
лице, и растолковал: Барньярд - это чалый мерин-трехлетка, не выигравший еще
ни одного забега. Он сын Барнаби от Гейтс Айяра, что от Франджи-Панджи. В
последних скачках он шел примерно 1 к 17 в забеге молодняка в Тропикал-Парк
пятого декабря. Жокеем у него скакал Джордж Стрингфеллоу весом сто
одиннадцать фунтов при полной выкладке, разрешенной для молодняка. Дорожка
была мокрой, и время победителя составило минуту и тринадцать секунд, и
Барньярд Гейт лидировал на старте, на полпути и на выходе на финишную
прямую, но затем выдохся и пришел восьмым, отстав от фаворита на девять
корпусов. А тремя победителями стали Злополучный, Беспечная Подружка и
Пончик. Поэтому я прямо заявил благотворительным дамам, что если кто здесь и
не умеет читать, так это они, а не я.
Тут все и завертелось. Они закричали, что мальчик, который умеет читать
только таблицы со скачек, - позор американскому образу жизни и что они
отправятся прямиком в суд, отберут меня у папы и упекут в приют. Я-то,
понятное дело, был против, но что тут возразишь? Оставалось лишь ждать, пока
папа отвертится от призыва.
Словом, они продержали меня в приюте битый месяц и обращались со мной
неплохо. Даже позволили взять почитать "Остров сокровищ", и я так увлекся,
что уже не мог оторваться. Поначалу дело шло медленно, лишние буквы мешали,
но я помаленьку уловил суть и наловчился вроде как прищуриваться и
отбрасывать ненужное, так что мне стало полегче. Я добрался уже до середины
и был в полном восторге, когда заявился папа. Он потребовал встречи с
благотворительными дамами, суперинтендантом приюта и еще какими-то людьми,
которых я не знал, и это было нечто. Все так и кипели, а папа кричал, что он
советник по капиталовложениям в скачки, и в том нет ничего дурного, и кто
они, по их мнению, такие, чтобы отбирать у него его мальчика?
Я украдкой попытался вырвать несколько страниц из книжки, на случай если
ее у меня отберут, и спросил папу:
- А ты знаешь что-нибудь о Долговязом Джоне Сильвере?
- В жизни не слыхал, - отвечает папа. - Верно, пес какой-нибудь, а я
собачьими бегами не занимаюсь.
Ну, тут они все разом на него насели, и тогда-то он вспомнил про ферму
дяди Сагамора. Мы поедем туда, сказал он, для мальчика нет ничего полезнее
жизни на ферме. Чего у папы не отнимешь, так это способности убеждать. Он
такой говорун! Когда продает таблицы, любого простофилю вмиг заговорит.
Он-то, правда, зовет их клиентами. Я просто видел, как папа ухватился за эту
идею и так и загорелся.
- В самом деле, - принялся он вещать, - вы только подумайте обо всех
великих людях, которые начинали на фермах, таких людях, как Линкольн, и
генерал Томас Ли, и Гровер Уэйлен, и Уильям Уодсворт Хоторн, и Эдди Аркаро.
Да вы только подумайте, до чего это здорово: кормить уток, собирать яйца,
лопать арбузы, пить парное молоко, кататься на лошадях... - Тут он осекся,
кашлянул и пошел на попятную:
- Нет. Как подумаешь, так, пожалуй, лошадей-то там и нет. Помнится, мой
брат Сагамор всегда говаривал, что ни за что не потерпит их у себя. Мулов у
него пруд пруди, а лошади ни одной. Он их прямо-таки ненавидит. Джентльмены,
можете вы вообразить себе более подходящее для подрастающего мальчика место,
чем такая ферма?
У папы аж слезы на глаза навернулись от одной только мысли, до чего же
полезна жизнь на ферме.
Ну, так вот оно и вышло. Много еще было всякой болтовни, но в конце
концов все согласились с папой насчет фермы и сказали, что я могу идти.
Правда, предупредили, что если он еще раз попадет в какие-нибудь
неприятности в районе Нью-Йорка, то меня опять заберут на попечение, и в
этот раз насовсем. Мне даже смешно стало, мы же в Нью-Йорке сроду не были,
но им я, разумеется, ничего не сказал.
Мы ушли, сели в трейлер и поехали было прочь, но угодили в самую гущу
машин и так заплутали, что уж и не знали, где мы. Акведук куда больше, чем
Хиали или Пимлико, и там столько улиц, что ты можешь колесить по ним, пока
не помрешь с голоду, но так и не найти пути оттуда. Вскорости мы застряли в
пробке на улице, где было множество шикарных отелей с коврами и
разноцветными навесами от парадного входа через весь тротуар. Папа окликнул
какого-то типа, стоящего под одним из этих навесов и одетого в
умопомрачительную ливрею, всю красную и золотую.
- Что это за улица? - спрашивает папа.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.