read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


АНДРЕЙ КИВИНОВ


ПОЛНОЕ БЛЮДЦЕ СЕКРЕТОВ




И судья говорил, что все дело в законе,
А священник - что дело в любви,
Но при свете молний становится ясно -
У каждого руки в крови...
Наутилус Помпилиус. Альбом "Титаник".
ПРОЛОГ 1987 год
Игорь в который раз пытался прокрутить в памяти события вчерашнего дня.
Бешеная карусель не могла остановиться ни на секунду, и он не мог ухватить
ниточку, чтобы разобраться во всем происшедшем. Даже здесь, в спокойной,
если можно так сказать, обстановке.
Обстановка располагала. Пять квадратных метров, без окон, без дверей.
Дверь, конечно, была. С иллюминатором-решеткой, снаружи прикрытой фанеркой,
периодически поднимающейся и открывающей деловито-настороженное лицо
сержанта-сторожа.
Изолятор временного содержания. Красиво звучит. Обычная камера на три
места. Два занято - он и какой-то пенсионер, без меры смоливший дешевые
сигареты, извлекаемые из всевозможных укромных мест гардероба: носков,
подкладки пиджака и даже ботинок. Прямо фокусник.
Игорь зажмурил глаза и попробовал сосредоточиться. Прошел пятый час
пребывания в этом изолированном местечке. Все происшедшее казалось глупым
сном, приснившимся после обильного запоя...
Бред, чудовищная ерунда. Почему я здесь? Что я сделал? Я не сделал
ничего. Где Анюта? Она сидела в кабинете, когда меня вели. Я не успел ей
ничего объяснить. Один взгляд. Больше не дали. А дальше? Сказали, трое
суток. Семьдесят два часа. А потом? Возможен арест. Какой арест? За что?
Слишком тяжкое преступление. Сто какая-то статья. Что я там подписывал? Я же
не читал, я просто не мог читать. Я не считаю себя в чем-то виноватым. Они
обещали разобраться. Почему тогда я здесь?
Взгляд остановился на тусклой лампочке под потолком. Там тоже была
лампочка. Тоже тусклая и тоже единственная. И двор, как эта камера,- четыре
стены и черное небо-потолок.
Анюта зачем-то сказала: "Будь осторожен". Впрочем, нет, она говорила это
всегда. У них опасный двор. Шпана. "Какая шпана, Анечка? Я никого не боюсь.
У меня есть ты..." "При чем здесь я, дурачок?" "Не знаю. Пока ты есть,
ничего не может случиться".
Черт, зачем я носил этот нож? С ним спокойнее. Психологический барьер.
Для кого?
Я спускался пешком. Дурак, поехал бы на лифте, разминулись. Они же не
ждали меня во дворе. Конечно, нет. Они гуляли. Без цели. И увидели меня
случайно. Под этим единственным фонарем. Или с целью? Нет, нет. Какая, к
чертям, цель? Заводочка по пьяни. Выпить и не подраться? Сегодня ж праздник!
"День седьмого ноября - красный день календаря. Посмотри в свое окно, все на
улице красно..." Долговязый подошел первым. Что он хотел? Конечно,
стандартное "закурить". Ну, разумеется. И я, конечно, ответил, что нет.
Виноват, поспешил. В некоторых случаях нельзя говорить "нет". Раскинуть надо
было крылья, как аисту на гнезде: "Старый, какие проблемы? Щас найдем. А
может, лучше вмажем? Мне вот должок вернули, целый червонец!" Или что-нибудь
подобное. А то просто:
-Нет.
И, конечно, им не понравилось. Дальше по избитому сценарию:
-А чего ты, в натуре? Хамишь, гнида!
И удар - прямой и резкий.
Шапка летит в грязь. Не новая, но жалко, другой нет. Я выпрямляюсь после
"нырка под руку" и отвечаю коротким снизу. Три года секции по дедушке-боксу.
Поэтому только шапка в грязь, а не я сам. Долговязый, раскидывая перья,
летит к стене. Координация нарушена "Московской" или "Столичной". Нарушена
сильно, но не до конца. На ножках удерживается...
Игорь вздрогнул, как будто проснувшись, и потрогал ушибленный затылок.
Что там дальше? Темнота. Он зажмурился.
Второй ударил бутылкой. Я не успел "нырнуть". До конца "нырнуть".
Скользящий, не прямой, но все равно неприятно. Был еще третий, Должен был
быть. Подсекли из темноты. Твердо и расчетливо. Сзади под ступни. Я упал на
бок, автоматически ударив рукой по асфальту - механизм страховки во всех
видах единоборств. Едино... Тут не прокатило, тут не едино. Трое... Или
больше.
В ход пошли ноги. Долговязый носит, несмотря на холод, туфли-лодочки.
Попади в ребро - нет ребра.


Я свернулся клубком, закрыв виски руками. Руки против ног. Ну, хоть бы
кто прошел, хоть бы выглянул в окно! Ведь фонарь! Ну, помогите, гады!
Было больно. Когда "лодочка" прошла в зубы. Между сжатых на лице рук. Но
боль заставляет действовать. Человек наделен болью не для того, чтобы охать
и ахать, а для того, чтобы узнать: "Время пришло! Игра на секунды!"
Нож лежал в правом кармане куртки. Главное - подняться. Откатился в
полузамерзшую лужу. Армейский маневр: выстрелил - перебежал - откатился.
Должен доводиться до автоматизма. Спасибо старшине - довел.
Они реагируют не сразу. Жертва в нокауте, осталось добить. Без суеты и
нервных срывов. Они наверху.
Браво, Игорь Валериевич! Добыто преимущество в метр. Очень хорошее
преимущество - еще раз поймать окровавленными губами "лодочку", но теперь
уже с небольшого разбега ее владельца. К тому и шло. Я поднялся на колено.
Долговязый, похоже, левша. Опорная - правая. По футбольному замахивается.
Очень удачный момент - удар влет по мячу. Мяч - моя голова. Когда влет,
получается сильно. "Лодочка"- бутса летит в мяч. А я знал. (Ты знал, ты знал
- так нечестно!!! Тьфу, понты дешевые!) Достаточно еще раз "нырнуть". Как
можно ниже, сколько позволяет одноколенная стойка и глубина лужи. "Нырнул"!
"Лодочка" проходит по волосам. Опорная нога остается в одиночестве. На,
сучара! Получите, сэр! Сдачи не надо! Нож раскрывается уже в движении.
Хорошая конструкция, лезвие летит вперед. Армейский подарок. Делали перед
дембелем, полулегально и дарили друг другу. На память.
Долговязый закричал: "Ой!" Потом тоже встал в одноколенную стойку.
Вероятно, нож перебил сухожилие. Что, приятель, лужа? Понимаю, понимаю, не
хотел. Двое других замирают под фонарем. Когда кричат "Ой!", надо подумать,
не слишком ли мы торопимся. Однако у долговязого хорошая анестезия - пузыря
два "Столичной" внутрительно. То, что доктор прописал. Поэтому "Ой!" -
реакция на промах, а не на перерубленное сухожилие.
Второй мой удар пришелся в корпус. Идиот, зачем?! Запарка? Возбуждение?
Обида? Сейчас хорошо прикидывать. А тогда как-то возможности не было.
("Подождите, ребята, я сейчас прикину, как тут с вами разобраться
поудобнее...") Тогда одно было - спастись! Они бы не ушли, пока не добили.
Они уже запустили движок, не остановишь.
Долговязый упал на спину, по киношному раскинув руки. Прямо под ноги
оставшимся стоять.
-Сука, у него перо!!!
Это кто-то про меня. Ага, сам "лодочник".
Кажется, прошло еще несколько секунд, прежде чем он заорал по-настоящему.
Как резаный.
-Витек, ты чего, в натуре?
Я выставляю окровавленный нож перед собой:
-Что, крысы, приссали? Ну, давай, бля, кто следующий?
"Крысы" буксанули. "Крысы" бегут. В ближайшую нору - выход из
двора-колодца. Я не побежал. Я дурак. Я нагнулся над долговязым и зачем-то
начал извиняться. Возбуждение прошло так же резко, как и появилось, уступив
место мысли о том, что я спорол какую-то ерунду. Жар охватил башку, пульс
лупит по вискам паровым молотком.
-Слышь, парень, куда я тебя? Очень больно, да? Я не хотел, извини.
Ему, наверное, больно. Продолжает орать, хотя несколько тише. Кажется, я
попал ему в живот. Я швыряю нож в угол двора, в кучу мусора, сваленную прямо
на земле. От обиды, что так глупо влип. Потом опять пытаюсь помочь
долговязому. Он кричит:
-Сука вонючая!
И бьет меня неподрезанной ногой. Я замечаю, что вода в луже
грязно-красного цвета. Все на улице красно!
-Ну, погоди, я ж помочь хочу, я ж не специально!..
Кто-то все-таки смотрел в окно. Два мента-постовых появились во дворе
очень вовремя, когда я благородно обхаживал долговязого. Меня обхаживать не
стали. Еще один удар, теперь уже хромовым, начищенным до зеркала сапогом, и
я снова на земле. Я плююсь кровью и пытаюсь хоть что-то объяснить. Руки уже
за спиной, жесты невозможны. Говорить больно. Чувствую языком, что одним
верхним зубом стало меньше, а раздутая губа уже превратилась в пельмень,
доставая до носа. "Лодочник" вонючий...
Игорь открыл глаза, потрогал губу. Опухоль спала, боль не прошла. В
дежурной части врач вызванной "скорой" брезгливо осмотрел его лицо, залил
губу зеленкой и клеем и прилепил пластырь. Для тебя сойдет, сойдет, радуйся,
что у нас бесплатная медицина. В камере Игорь сорвал пластырь, тот все время
намокал от влажного дыхания и неприятно раздражал.
Долговязого увезли на "скорой". Игорь слышал, как дежурный говорил с
больницей. "Похоже, я пробил ему печень. Черт, не сдох бы".
В дежурной камере держали где-то с час. Затем его забрал товарищ в
штатском. Оперуполномоченный. С какой-то хохлятской фамилией на "О". То ли
Фоменко, то ли Хоменко.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.