read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Кивинов Андрей


Попутчики


"Мама, мы все тяжело больны.
Мама, я знаю, мы все сошли с ума..."
Виктор Цой
П Р О Л О Г
Боль. Нестерпимая боль. Такое уже было однажды, когда он тонул. Солнце в
глаза и бесконечное море. Тоща боль была в мыслях, потому что ему
показалось, что всё, это конец, конец всему. Сейчас снова солнце в глаза, но
нет моря, а боль охватила всё тело, голову, руки. И мысли. И снова, как
тогда, хотелось закрыть глаза и проснуться. Закричать: "Нет! Это всё не со
мной! Я же сплю! Сейчас проснусь и ничего этого не будет! Нет, я не хочу!
Почему я?! За что? Почему солнце темнеет? Затмение? Ночь? Как же это всё
получилось? Люди, сделайте же что-нибудь! Помогите! Игорёк, Аннушка, где вы?
Почему туман? Я не хочу туда! Нет! Вспышка... Не в глазах, в висках! Боже,
какая боль... Я улетаю, где я, где руки, где всё? Я хочу проснуться, хочу!
Помогите! Умоляю, умоляю..."
Через секунду хрипы стихли.
- Готов, - произнёс один, ослабляя удавку на шее водителя. - Давай на
заднее сидение, живо! Ключ из руки забери. Да не сажай ты его, брось! Прыгай
быстрее, я завожу.
- Куда? Там пост ГАИ, давай в объезд!
- Ерунда, проскочим. Накрой его чем-нибудь. У меня в сумке бутылка, влей
ему на всякий случай. Да не трясись. Всё нормалёк.
- Не трясусь я, сам орёшь со страху.
- Всё, засохни.
Машина вырулила на областную трассу и понеслась прочь от города.
Близился теплый ленинградский вечер.
Ч А С Т Ь П Е Р В А Я
Г Л А В А I
Рабочий день уже почти закончился. Оперсостав 85-го отделения милиции
заперся в кабинете инспектора Кивинова и травил байки из собственной
практики.
- Это, конечно, круто, но у меня получше хохма была. Шнифта помните, ну,
Соколова? - обратился к остальным молодой оперативник Петров. - Так он жёнку
свою попугать решил, жутко ревнивая она у него была. Достал верёвочку, в
сортире к трубе привязал, а сам на унитаз и давай висельника изображать. А
квартира-то коммунальная, первым сосед домой вернулся. Зашёл по малой нужде,
а там Шнифт в петле качается. Сосед, конечно, "скорую", милицию, а потом
снова к Шнифту и давай по карманам бегать. Деньги выгреб, ещё там что-то.
Потом часы стал сдирать. Ну, тут Шнифт не выдержал, возмутился. "Совесть
поимей, - говорит, - часы-то Ленка подарила, убьёт ведь, скажет - пропил".
Сосед варежку раскрыл да на пол в гальюне и рухнул. Соколов из петли вылез,
мужика откачивать начал. Тут "скорая" как раз, соседу укол сделали и с собой
увезли. "Повезло, - говорят Шнифту, - что вы дома оказались, ещё б немного и
задохнулся бы. Не знаете, зачем в петлю-то он полез?"
Сидящие в кабинете дружно загоготали. Кивинов поднялся с дивана и открыл
окно.
- Ну и жарища - начало июня, а печёт, как в Африке, хоть бы дождь прошёл,
что ли.
- Это точно. У меня уже полчаса кабинет от потерпевших проветривается, -
согласился опер Дукалис. - Сейчас бы на озерко закатиться, покупаться,
шашлычков пожрать.
- А заодно и девочек с шампанским. Если уж мечтать, так ни в чём себе не
отказывать.
- Сейчас нам Соловец устроит шашлычки с девочками. Он с очередного
разгона в Главке вот-вот вернуться должен.
Как бы в подтверждение сказанного дверь кабинета распахнулась, и на
пороге возник начальник уголовного розыска Соловец.
- Что расселись? - недовольно произнёс он. - Заняться нечем? Ещё час
работать, а ну по местам! Андрей Василье-вич, зайди ко мне.
Кивинов переглянулся с Дукалисом - "Что я говорил?"
- Слушай, - сказал Соловец, когда Кивинов сел перед ним, - сегодня мне
опер из детской тюрьмы звонил, с Лебедева. Ты, кажется, Васильевым
занимался?
- Было дело, мой клиент. Он за стёкла лобовые арестован.
- Да, да, я помню. Он следователя требует, что-то там рассказать хочет,
может, ещё эпизоды. Он сначала сюда позвонил, но вот следователю лишние
эпизоды не нужны, а нам бы сейчас очень не помешали. Поэтому завтра едь на
Лебедева, побеседуй с Васильевым, тем более, что это твой знакомый. Можешь
прямо из дома.
- Ладно, мне не жалко. Его вообще-то зря закрыли, могли бы на подписке
оставить, он хоть и вор, да какой-то безобидный.
- Давай, отзвонись мне оттуда.
"Решётки, решёточки, тёмные ночи, я люблю вас, решё-точки, очень..." -
насвистывал Кивинов, шагая длинными коридорами детской тюрьмы. Каждый шаг
отдавался звоном - пол был покрыт тонкими металлическими пластинами на
случай побега какого-нибудь узника.
Стенки, двери, камеры, контролёры. Оружие есть? Нет. Разрешение? Кто у
вас? Васильев? Подождите. Жду.
Кивинов остался в следственном кабинете. За окном маленький дворик с
елями, пара лозунгов на кумаче. За стеной - перестук пинг-понга - возможно,
единственного официально разрешённого развлечения для малолеток, не считая
газет. Лязгнул замок, контролёр ввёл паренька лет пятнадцати.
- Привет, Юра, - поздоровался Кивинов. - Садись.
- Я и так сижу.
- Ты пока не сидишь, а находишься под следствием. Сядешь после суда.
- А может, условно?
- Может, но скорее всего, сядешь. Из тюрьмы в девяноста процентах - путь
на зону, и лишь в десяти - всякие там условности и прочее. Я тебе сразу об
этом говорю, чтоб ты не мучался. Как говорят японцы, самая страшная пытка
надеждой. Поверь, если ты на лучшее надеешься, а получишь срок - это сломать
может. А так перетерпишь.
- Да я и так уже сломанный.
- Это только кажется. Но давай по существу, я ведь не успокаивать
приехал, а по твоей просьбе, и времени у меня мало.
Васильев замялся, посмотрел в окно.
- А это правда, - спросил он, - что если я милиции помогу, на суде
зачтётся?
- Смотря чем поможешь. Если по своему делу - может быть. А остальное -
вряд ли, судье это до лампочки.
- А если не по делу, то хоть в камеру другую пересесть можно будет?
- Что, в своей не сладко? Думаешь, в других лучше?
Неожиданно Васильев заплакал.
- Ты что? - удивился Кивинов. Юрка расстегнул рубашку.
- Смотрите, прописку устроили на транзите. Грудь Васильева представляла
собой один огромный синяк.
- Ого, круто, чем это тебя так?
- Кулаком. Двое держали, третий удары отрабатывал, потом менялись. И в
камере не лучше. Все старше меня попались. По утрам раком ставят и по шее
бьют. Называется "черепашку кормить". Потом шею не повернуть. И весь день
мытарят, то носки постирай во рту, то парашу вылижи языком. Не могу больше.
Переведите куда-нибудь.
Кивинов достал сигареты. То, что в детских тюрьмах беспредела больше, чем
в знаменитых Крестах, он хорошо знал. Малолетки жестоки и завоевать
авторитет, в отличие от взрослых, стремятся, в основном, кулаком.
- А на "глазок" поставят, так ещё и от цириков достанется - дубинками по
рёбрам. Не будешь в глазок смотреть - в камере изобьют, посмотришь - снаружи
отлупят. Помогите, а?
Васильев вытер нос рукавом.
- Чем же я тебе помогу, не я ж тебя стёкла заставлял вынимать?
- Ну, хоть поговорите, чтобы перевели. Я выйду - помогу.
- Извини, Юра, но я тебя что-то не понимаю. Ты что, меня сюда только за
этим вызвал? Тебе, конечно, здесь туго, и поговорить с операми я могу, но
есть же куча начальников в тюрьме, это их работа за твоим содержанием
следить. Ты к ним обращался?
- Чтобы меня вообще убили? Я ещё не совсем чокнутый.
- А что касается твоей помощи потом, то извини, таких обещаний я столько
наслушался - уши болят. Дорого яичко в Христов день. Если есть что для нас
интересное - выкладывай, а в авансы я не верю.
- А про что рассказать?
- Меня всё интересует, не только стёкла лобовые. Кражи, наркота, угоны,
короче, всё, и желательно поконкретнее Юрка вытер слезы.
- Я многого-то и не знаю. Наркотой на Ветеранов торгуют в переходе метро,
по карманам бегают на рынке.
- Ну ты молодец! Да наркотой сейчас на всех углах торгуют. Ты бы ещё
рассказал, что там колпачки крутят, а то вдруг мы не знаем. Нет, парень, так
не пойдёт. Я что, три часа на дорогу потратил, чтобы узнать про наркоту на
Ветеранов? Хватит слюни пускать, иди в камеру, честно говоря, мне уже
скучновато становится.
- Нет, нет, ну подождите хоть немного, я не хочу в камеру, пожалуйста.
Кивинов снова присел на свой стул.
- Юра, я никогда не поверю, что ты ничего не знаешь. И кажется, я
догадываюсь, почему ты меньжуешься. Тебе, конечно, тут плохо, но вытерпеть
можно, а вот на воле длинный язык отрезают. После отсидки жизнь-то не
кончается, а как тебя там встретят после того, как ты кого-то заложишь, это



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.