read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Роберт ЛАДЛЕМ


БЛИЗНЕЦЫ-СОПЕРНИКИ



КНИГА ПЕРВАЯ

Пролог

9 декабря 1939 года
Салоники, Греция
Один за другим грузовики карабкались вверх по крутой дороге в
предрассветных сумерках. На вершине они увеличивали скорость, торопясь снова
погрузиться во мрак дороги, проложенной через лес.
Водителям пяти грузовиков нужно было все время быть начеку, чтобы
случайно не снять ногу с тормоза или не нажать на акселератор слишком
сильно. Им приходилось напряженно вглядываться во мрак, чтобы быть готовыми
к любой неожиданно возникшей преграде или крутому повороту.
Кругом все было объято тьмой. Они ехали с незажженными фарами. Колонна
грузовиков ползла в серой греческой ночи, и лишь слабый свет луны,
пробивающийся сквозь низкие густые тучи, освещал им путь.
Это было испытание на дисциплинированность. Но ни шоферам, ни пассажирам
бок о бок с ними было не привыкать к дисциплине.
Все они были отшельниками. Монахами Ксенопского ордена, самого сурового
из всех, подчинявшихся Константинской патриархии. В этом ордене слепое
повиновение уживалось с привычкой полагаться лишь на свои силы. Монахи не
смели нарушить дисциплину до самой смерти.
В головном грузовике молодой бородач священник скинул сутану, под которой
оказался простой костюм рабочего - грубая рубаха и груботканые штаны. Он
свернул сутану и заткнул ее за сиденье - под старое тряпье и ветошь. Потом
обратился к шоферу:
- Ну, теперь осталось не больше полумили. Участок железнодорожного
полотна идет параллельно дороге на протяжении трехсот футов. Место открытое.
Успеем.
- Поезд там? - спросил, пристально вглядываясь во тьму, шофер, крепко
сбитый монах средних лет.
- Да. Четыре товарных вагона. И только один машинист. Ни кочегаров,
никого.
- Значит, придется помахать лопатой? - спросил монах с усмешкой во
взгляде.
- Да, придется помахать лопатой, - просто ответил молодой монах. - Где
оружие?
- В "бардачке".
Священник в рабочей одежде наклонился вперед и повернул ручку на дверце
"бардачка". Дверца раскрылась. Он сунул руку внутрь, пошарил и достал
тяжелый крупнокалиберный пистолет. Священник ловко вытащил магазин из
рукоятки, проверил патроны и вогнал магазин обратно. Металлический щелчок
словно поставил точку.
- Мощная штука. Итальянский?
- Да, - ответил шофер. Больше он ничего не сказал, но в голосе его
слышалась скорбь.
- Что ж, подходяще для такого дела. Просто благословение. - Молодой
священник сунул пистолет за пазуху. - Ты сообщишь его семье?
- Мне так приказано... - Было ясно, что шофер хочет еще что-то сказать,
но сдерживается. Он только крепче вцепился в баранку.
На мгновение из-за тяжелых туч показалась яркая луна и осветила
вырубленную в лесу дорогу.
- В детстве я тут играл, - сказал молодой священник. - Бегал по лесу,
купался в ручьях. Потом обсыхал в горных пещерах. И воображал, что мне
являются видения. Я был счастлив среди этих гор. Господу было угодно, чтобы
я увидел их снова. Бог милостив. И добр.
Луна исчезла. Снова навалилась тьма.
Начался крутой спуск. Лес поредел, и вдали, еще едва видные, показались
одинокие телеграфные столбы - черные копья на фоне серой ночи. Дорога
выровнялась, расширилась и слилась с вырубкой, полоса которой разделяла
лесной массив. Плоская безжизненная равнина, внезапно возникшая посреди
бесчисленных горных круч и лесных чащоб.
На вырубке, теряясь во тьме, стоял поезд. Неподвижно, но не безжизненно.
Из трубы паровоза широкой спиралью вился дым, медленно уплывая в ночь.
- Когда-то, - сказал молодой священник, - фермеры пригоняли сюда овец,
привозили урожай. Отец рассказывал, что у них вечно возникали ссоры - даже
до драки доходило, когда начинали выяснять, кому что принадлежит. Такие тут
забавные случаи бывали... Вот он!
В черноте ночи сверкнул луч фонарика. Он дважды описал круг и
остановился: теперь тонкая ниточка света била прямо в последний вагон.
Священник в рабочей одежде вытащил из кармана миниатюрный фонарик, вытянул
руку и ровно на две секунды нажал на выключатель. Отраженный от лобового
стекла луч на мгновение осветил маленькую кабину. Молодой бросил украдкой
взгляд на лицо брата-монаха. Он увидел, что его товарищ закусил губу:
струйка крови текла по губе и подбородку, теряясь в коротко остриженной
седой бороде.
Молодой подумал, что лучше промолчать.
- Подъезжай к третьему вагону. Другие развернутся и начнут разгружаться.
- Знаю, - ответил шофер. Он медленно повернул руль вправо и подвел машину
к третьему вагону. К грузовику подошел машинист в комбинезоне и кожаной
кепке. Молодой монах открыл дверцу и спрыгнул на землю. Мужчины посмотрели
друг на друга и обнялись.
- Без сутаны тебя и не узнать, Петрид. Я уж забыл, как ты выглядишь.
- Э, да перестань. Четыре года из двадцати семи - это разве срок?
- Мы тебя редко видим. Все у нас об этом говорят. Машинист убрал свои
большие загрубевшие ладони с плеч монаха. Из-за туч снова показалась луна и
осветила машиниста. У него было суровое, энергичное лицо скорее пятидесяти,
чем сорокалетнего человека, изборожденное морщинами, как это бывает, когда
кожу постоянно дубят ветер и солнце.
- Как мама, Аннаксас?
- Нормально. Слабеет, конечно, с каждым месяцем, но пока что держится.
- А твоя жена?
- Снова беременна и уже не смеется. Все ругает меня...
- И правильно. Так тебе и надо, похотливому козлу! Я могу только еще раз
повторить: уж лучше служить церкви, - засмеялся священник.
- Я передам ей твои слова, - улыбнулся машинист. Оба помолчали, потом
молодой произнес:
- Да-да. Обязательно передай.
Он включился в работу, закипавшую у товарных вагонов. Тяжелые двери
сдвинули, внутрь повесили фонари, их тусклого света хватало на вагон, но
снаружи он был невидим. Люди в сутанах быстро сновали взад и вперед, от
грузовиков к вагонам и обратно, нося картонные коробки с деревянной
обшивкой. На каждой ярко выделялись распятие и тернии: символ Ксенопского
ордена.
- Продукты? - спросил машинист.
- Да, - ответил брат. - Фрукты, овощи, вяленое мясо, зерно. У
пограничников это не вызовет подозрений.
- И где же? - спросил машинист. Ему не надо было уточнять вопрос.
- В этом грузовике. В глубине кузова, под коробками с табаком. Ты
выставил дозорных?
- Да, вдоль полотна и вдоль дороги, в обоих направлениях на милю. Не
беспокойся. В воскресенье утром, до рассвета, только у вас, священников да
послушников, есть неотложные дела. Остальные спят.
Молодой священник взглянул на четвертый вагон. Работа спорилась: монахи
быстро расставляли коробки. Долгие часы тренировок приносили благие плоды.
Монах-водитель из его грузовика остановился перед дверью с коробкой в руках.
Они обменялись взглядами, потом шофер вернулся к работе и забросил коробку в
раскрытый вагон.
Отец Петрид обратился к своему старшему брату:
- Ты говорил с кем-нибудь до того, как пригнать сюда этот поезд?
- Только с диспетчером. А как же иначе? Мы с ним ведь чаевничали.
- И что он сказал?
- Да все больше слова, которыми я не хочу оскорблять твой слух. В
накладных обозначено, что монахи Ксенопского ордена загрузят поезд на
дальних складах. Он не задавал лишних вопросов.
Отец Петрид взглянул на второй вагон. Через несколько минут и его
загрузят. И приступят к погрузке третьего.
- А кто готовил паровоз?
- Топливная бригада и механики. Вчера после обеда. В бумагах сказано, что
паровоз был в ремонте. Это в порядке вещей. Оборудование, то и дело
ломается. В Италии над нами все смеются... Ну, само собой, я все сам
проверил несколько часов назад.
- А не захочет ли диспетчер позвонить на сортировочную станцию? Где, как
он думает, мы производим погрузку?
- Да он уже спал или засыпал, когда я уходил от него. Утренняя смена
начнется... - машинист посмотрел на ночное небо, - ..не раньше чем через
час. Ему незачем звонить, если только он не получит телеграмму об аварии...
- Телеграфная связь прервана: в проводку попала вода, - тихо сказал
священник, словно разговаривая сам с собой.
- Зачем?
- На случай, если бы у тебя возникли осложнения. Ты больше ни с кем не
говорил?
- Нет. Даже ни с одним бродягой. Я проверил все вагоны, чтобы убедиться,
не забрался ли кто туда.
- Ну, теперь тебе наш план известен. Что ты о нем думаешь?
Железнодорожник присвистнул, покачав головой:



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.