read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Юлиан Семенович СЕМЕНОВ


ОГАРЕВА, 6


Повесть

________________________________________________________________
ОГЛАВЛЕНИЕ:
I. УТРО ПОЛКОВНИКА КОСТЕНКО ( 1 2 3 )
II. ДЕНЬ ДЕЛОВОГО ЧЕЛОВЕКА
III. ВЕЧЕР ИНТЕЛЛИГЕНТНОГО БАНДИТА
IV. ФАКТОР ВРЕМЕНИ ( 1 2 3 4 5 6 7 8 )
V. ЧЕЛОВЕК, ИЗУЧИВШИЙ КОДЕКС ( 1 2 3 )
VI. ЛИЧНЫЕ СВЯЗИ ( 1 2 3 )
VII. РАЗМЫШЛЕНИЯ В ТЮРЕМНОЙ КАМЕРЕ
VIII. РАЗМЫШЛЕНИЯ СОСТАРИВШЕГОСЯ ЧЕЛОВЕКА ( 1 2 3 4 5 )
IX. ВСЕ-ТАКИ ПЛОХО ОБМАНЫВАТЬ СВОИХ
X. КАК ПОРОЙ ПОЛЕЗНО ПЛОХОЕ НАСТРОЕНИЕ ( 1 2 3 4 5 6 )
XI. ФИНТ - ВЫГОДА И ВРЕД ( 1 2 3 4 5 )
XII. "НЕ СТОИТ ОБИЖАТЬ ЛЮДЕЙ..." ( 1 2 )
XIII. ПОСЛЕДНИЙ РАУНД ( 1 2 3 4 5 6 7 )
XIV. В КОНЦЕ КОНЦОВ ( 1 2 3 4 )
________________________________________________________________

I. УТРО ПОЛКОВНИКА КОСТЕНКО
1
Гражданская панихида была в конференц-зале "Мосфильма". Левон лежал в
гробу - маленький и желтый, с припудренным лицом, совсем не похожий на
себя. Костенко, вглядываясь в его холодное лицо, вспомнил, как Левон лет
пять назад сказал: "Славик, я отдам концы в сорок". Костенко тогда смеялся
над ним, и Левон тоже смеялся, но не оттого, что Костенко вышучивал его, а
просто чтобы поддержать компанию.
"Смейся, смейся, дуралей, - говорил Левон, - ты живешь своими
вещдоками, а я - чувством. Я вот смотрю тебе в глаза и чувствую, что ты
думаешь, но выразить этого не умею. Умел бы, стал гениальным режиссером...
Поверь, дорогой, мне: в сорок я сыграю в ящик..."
Два года назад, во время съемок, у него заболело в паху. Врач,
осмотрев его, сказал, что надо ехать в онкологический институт. Изрезанный
и облученный, Левон продолжал работу: его привозили на съемочную площадку,
и он репетировал с актерами, полулежа в кресле на колесиках, и два раза в
день медсестра впрыскивала ему наркотики, чтобы убить боль. Потом, правда,
начался странный процесс ремиссии, и Левон неожиданно для всех стал
прежним Левоном, каким Костенко знал его со студенческих лет, когда они
вместе учились на юридическом факультете, ездили танцевать в "Спорт",
устраивали шумные "процессы" в молодежном клубе, который помещался в
церкви на Бакунинской, и сражались в баскетбол с Институтом востоковедения
в спортивном зале "Крылышек". Левон был душой Москвы тех лет: его знали и
любили люди разных возрастов и профессий - грузчики, писатели, кондукторы
трамваев, жокеи, актеры, профессора, летчики: он обладал великолепным
даром влюблять в себя сразу и навсегда.
Когда Левон почувствовал, что ремиссия кончается, постоянная слабость
делает тело чужим, и что большая, осторожная боль снова заворочалась в
печени, он отказался лечь в больницу, попросил после смерти его
кремировать ("Нечего вам возиться со мной, теперь места на кладбище
дефицитны") и еще попросил накрахмалить полотняную рубаху с большим
воротником и синим вензелем ООН на правой стороне, которую К"с привез ему
в подарок из Стокгольма. Он так и умер: рано утром проснулся, попросил
К"са и Гришу надеть на него полотняную рубаху с большим, модным в этом
сезоне воротником, посмотрел на свои руки и сказал: "Какие стали тонкие,
как спички, позор экий, а?" Потом ему помогли перейти в кресло - к окну.
Он посмотрел на свою тихую улицу, вздохнул и сказал:
- Ну, до свидания, ребята...

"Все-таки похороны - это варварство, - подумал Костенко, наблюдая за
тем, как в зал входили все новые и новые люди, пожилые уже, сорокалетние,
а он их помнил студентами, не лысыми, а кудрявыми, не толстыми, а
поджарыми. - Особенно когда уходит самый сильный из нас и самый веселый.
Впрочем, первыми всегда гибнут самые сильные и веселые". (Именно так часто
говорила его мама, Галина Николаевна Иванова, пришедшая в Москву в конце
двадцатых, в лаптях, из Шуи, поступать в университет. Оттуда, из
университета, с исторического факультета, и ушла вместе с отцом на фронт;
отец погиб в Сталинграде; мама вернулась инвалидом.)
Григор, поднявшись на носки, чтобы дотянуться до высоко
установленного микрофона, говорил прощальное слово. Он был сейчас
растерянный и казался из-за этого еще меньше ростом. Голос его то и дело
срывался: он сопел и совсем не был похож на себя.
- Слушай, Коля, - шептал кто-то за спиной Костенко, - в Дом
журналистов раков привезли. Проводим Левушку - надо съездить.
- Нехорошо это, - ответил Коля.
- Почему? "И пусть у гробового входа младая будет жизнь..."
Костенко сердито обернулся:
- А раки при чем?
"Наших здесь человек пятьдесят, - подумал он. - Остальные пришли
посмотреть смерть. Гадость это все-таки".
Костенко кто-то тронул за локоть.
- Вот так, Славик, - прошептал Степанов. - Первые наши похороны.
- Вот так, Митя...
- Я только вчера прилетел. А два месяца назад мы с ним на ипподром
ездили. Он все время смеялся, анекдоты рассказывал. Я ему предложил новый
фильм вместе снимать. Он тогда все шутил, что мы сделаем нашего Мегрэ
лучше, чем у Сименона, а К"с сегодня рассказывал, что он уже тогда знал,
сколько дней ему осталось.
- Левушка был очень сильным человеком.
- Почему "был"? Он для нас всегда останется "есть".
- Брось, Митя. Был. Метафоры оставь для своей литературы. Я, знаешь
ли, мыслю протоколом. Так верней в наш век. Был Левон - и больше нет его.
И не будет.
Подошел Мишаня Васильев и хрипло сказал:
- Здоров, полковничек.
- Здравствуй.
Лет семь назад Костенко сажал Васильева за угон и спекуляцию
автомашинами.
- Я у Левона работал последнее время, - сказал Васильев. -
Помощником.
- Знаю. Он ко мне приходил, чтобы тебя, сукиного сына, в Москве
прописали.
Мишаня затряс головой, в глазах его показались слезы, и он всхлипнул:
- Гады живут, боги умирают.
- Зачем с утра пил?
- Левушка велел. Я к нему за день перед смертью приходил, ананасов
купил, а он сказал, чтобы мы его провожали весело. Воблы, говорил, хорошо
бы достать на поминки. Сейчас жарко, вобла под водочку с пивком хорошо бы
пошла. Смотри, говорил, чтоб мать и Марго не голосили, все вам настроение
испортят.
Степанов спросил Костенко:
- Ты в крематорий на автобусе поедешь?
- Я не поеду в крематорий. Не могу, Митя.
- Поминать будем дома, - сказал Васильев. - Приедете?
- Постараюсь. Если почему-либо не получится, завтра зайди ко мне,
пропуск я тебе спущу.
- А в чем дело? - Васильев удивился. - Я же завязал.
- Знаю.
- На Петровку?
- Нет. Я теперь в министерстве. Улица Огарева, шесть. В три часа
сможешь?
- Вы что ж, попрощаться с Левоном пришли, или я вам тут нужен был по
делу? - спросил Васильев, и лицо его стало жестче.
- Если б ты мне был нужен по делу, я бы нашел тебя через отдел
кадров. Не надо так, ты сантименты не крути, ты ведь не урка, Мишаня.
Костенко действительно не смог приехать на поминки, хотя очень хотел
быть там. На два часа был назначен прием у заместителя министра. Костенко
думал, что дело, которое он безуспешно разматывал в течение последних
сорока дней, после сегодняшнего доклада генералу перейдет в более
спокойную фазу, но, вернувшись с похорон, получил новую сводку: "Вчера
ночью в Свердловске в городской больнице скончался от отравления,
идентичного тому, которое проходило по эпизодам в Минске и Ленинграде,
Кикнадзе Шота Иванович, из Тбилиси. Данные прилагаются. Дежурный по
управлению Бурмистров".
Кикнадзе, как и те двое в Минске и Ленинграде, приезжал покупать
машину. Это единственное, что удалось установить точно. Об остальном можно
было догадываться. Возле магазина к приезжему, очевидно, кто-то подходил и
предлагал помочь купить "Волгу" без очереди. Потом они вместе шли в
гостиницу, чтобы в номере спокойно посидеть, обмыть сделку и обговорить



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.