read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Стивен Хантер


Снайпер




Stephen Hunter "Point of impact"
Перевод с английского Игоря Евтишенкова.
Издательство "Новости", Москва, 1994 г.
Серия "Мировой бестселлер".
Оцифровка и корректура "AKAPO station" 25/12/98 г.


Глава 1
Был ноябрь, холодный
и дождливый месяц на западе
Арканзаса. Вслед за отвратительной ночью наступал не менее
отвратительный
рассвет. Мокрый снег
с дождем свистел между
соснами, скапливаясь на верхушках торчащих из земли камней;
прямо над головой проносились сердитые облака. Время от времени
ветер
порывами налетал на каньоны
и, проносясь между
деревьями, рассеивал
мокрый снег,
как пушечный дым. До
наступления охотничьего сезона оставался один день.
Боб Ли Суэггер расположился сразу за последним подъемом,
ведущим в долину Большой Сделки, которая находилась высоко в
горах Уошито
и была ровной, как крышка стола. В полном
молчании и абсолютной тишине он сидел напротив старой сосны,
поставив между коленей винтовку. Это был главный дар Боба -
умение
хранить тишину. Он нигде этому не учился, просто черпал
силы из какого-то собственного потайного внутреннего источника,
никогда не реагирующего на
внешние раздражители. Тогда, во
Вьетнаме, о нем ходили легенды из-за того, что он, как зверь,
мог полностью замереть и продолжительное время сохранять
абсолютную, можно сказать, мертвую неподвижность.
Холод забрался к нему
под гамаши и, дойдя до короткой
куртки, стал проникать под нее, поднимаясь по позвоночнику
как маленькая
пронырливая мышка. Стиснув зубы, он поборол
настойчивое желание застучать ими от холода. Время от времени
от полученной
давным-давно раны начинало ныть бедро. Но он
приказал мозгу не обращать внимания на эту боль. Сейчас он был
выше собственных неудобств и желаний. Его мысли были совсем в
другом месте. Он поджидал Тима.
Понимаете, если бы вы были одним
из тех немно-
гочисленных -
может быть, двух-трех - мужчин, с которыми он
вообще
разговаривает в этом
мире - старым Сэмом Винсентом,
бывшим
прокурором графства Полк, или, может быть, доктором Ле
Мьексом, дантистом, или Верноном Теллом, шерифом, - то тогда
он сказал бы
вам, что нельзя взять и просто так выстрелить в
животное. Выстрелить - это слишком
просто. Любой городской
фраер может сидеть в засаде и, попивая горячий кофе, ждать,
пока самка оленя гордо пройдет рядом с ним, причем настолько
близко, что ее можно коснуться рукой. Только тогда он выставит
ствол своей винтовки и судорожно нажмет на курок. Выпустив ей
таким образом
кишки,
он найдет ее, истекающую кровью, на
расстоянии трех графств отсюда и увидит в ее глазах застывшую
тупую боль.
Если бы
вы были одним из тех мужчин, Боб сказал бы вам,
что вы можете заслужить свое право на выстрел лишь тем, что
сами когда-то
побывали в шкуре зверя и с вами происходило все
то же
самое, что может произойти со зверем на охоте, и совсем
неважно, сколько это
длилось. В конце концов, игра велась по
правилам.
Сквозь сосны и молодую поросль Боб видел находившуюся в
ста пятидесяти ярдах
небольшую прогалину, которая внизу уже
постепенно заливалась
слабым
призрачным светом наступающего
дня. Проходившая по ней тропа петляла из
светлой части в
темную, но он знал, что животные все равно пройдут по ней, один
за одним, самец-олень и его гарем. Прошлой ночью Боб видел
двенадцать оленей: трех самцов и их подруг, причем у одного из
самцов, довольно-таки
красивого и упитанного, было восемь
ответвлений на рогах.
Но он пришел за Тимом. Жизнь потрепала старину Тима, он
был весь в шрамах и немало повидал на своем веку. Тим тоже
будет один. У него нет гарема, ему вообще никто не нужен. Был
год, когда какой-то удачливый городской фраер из Литл-Рока
отстрелил ему
один отросток на роге, и весь сезон после этого
Тим выглядел раздраженным и злым. -Весь следующий год он ужасно



хромал
из-за того, что Сэм Винсент, уже не такой подвижный и
ловкий, как раньше, поскользнулся и всадил заряд дроби из
своего
444-го
калибра - это было слишком серьезное оружие, но
Сэм любил эту старую винтовку - прямо ему в задние ноги, и
только
то, что потеря крови оказалась не настолько сильной,
чтобы убить любого нормального самца, спасло Тима.
Боб знал, что Тим был, что называется, "чертов" олень,
кстати, это было самое доброе слово, которое он употреблял по
отношению к кому бы то ни было - живому или мертвому.
Боб сидел на месте уже семнадцать часов. Он просидел на
холоде
всю ночь и, когда около четырех часов утра пошел мокрый
снег с дождем, все еще продолжал ждать. Он так сильно замерз и
промок, что был едва живой. Время
от времени у него перед
глазами проплывали картины прошлого, но он сразу же отгонял
их прочь, заставляя
себя сосредоточиться на том
участке
местности, который находился от него в ста пятидесяти ярдах.
"Ну давай, старый черт, - думал он. - Я жду тебя". Что-то
привлекло его
внимание. Но это была всего лишь олениха с
маленьким олененком. Ленивые, самоуверенные и глупые животные
спустились к прогалине с вершины и двигались в низину, чтобы
попастись там в более редких лесах, где какой-нибудь
удачливый городской балбес их, конечно, обязательно убьет.
Боб все так же сидел возле своего дерева.
Доктор Добблер сглотнул и напрягся, пытаясь по глазам
полковника Шрека разгадать его намерения. Но тот, как всегда,
сидел, свирепо нахмурившись. Грубоватые и резкие черты его лица
сейчас
выражали раздражение. От него веяло властностью и
нетерпением, и еще чем-то таким, что пугало всех сидящих в этой
комнате. Шрек
был ужасен. Он был самым ужасным человеком,
которого Добблер когда-либо видел, он был ужаснее даже самого
Расселла Айсендлуана, торговца наркотиками, который изнасиловал
Добблера в душевой массачусетской каторжной тюрьмы в Норфолке,
сделав
доктора своим
"петухом" на три долгих, очень долгих
месяца.
Было уже поздно. По
жестяной крыше собранного из
металлических листов дома барабанил
дождь.
В комнате стоял
отвратительный
запах
ржавого железа, старой кожи, пыли,
нестиранных носков и
несвежего пива. Это был запах тюрьмы,
несмотря на то что это была не тюрьма, а полевой штаб
подразделения, называвшегося Отдел безопасности РэмДайн.
Располагался он
на нескольких
сотнях акров безымянной
пахотной земли в центре штата Виргиния.
Все, кто отвечал за планирование, собрались сейчас в этой
полутемной комнате. Грубиян Джек Пайн, второй самый ужасный
человек в мире после Шрека, сидел за столом. Больше никого не
было. Эта группа, перед которой стояла необычайно сложная и
мрачная задача, была весьма малочисленной.
На небольшом экране проектор высветил четыре лица. Каждый
из этих людей обладал огромным количеством способностей.
Сначала их разыскал Отдел исследований, потом навели справки и
проверили в Отделе планирования и только после того, как
профессионалы
Отдела
боевых операций убедились
в их
способностях, их всех собрали в этот зловещий квартет. Добблер
должен
был сломить их психологически - это было последнее
решение полковника Раймонда Шрека.
Естественно, что у всех четырех есть свои комплексы.
Доктор
Добблер сразу это заметил.
Он был специалистом в
области психиатрии. Комплексы были его профессией.
- Слишком самовлюбленный, - сказал он о первом. - Очень
много времени
уделяет своим
волосам. Никогда не доверяйте
человеку с прической
стоимостью в семьдесят пять долларов,
потому
что люди такого склада считают, как правило, что к ним
должны
относиться по-особому. А нам нужен такой, кто был бы в
чем-то
особенный, но
к которому никогда как к особенному не
относились...
Что касается второго номера, то он чертовски умен.
Необычайно расчетлив, но всегда
играет
по правилам.
Просчитывает все наперед. Никогда не сидит на месте. Теперь о
третьем... Очаровательный болван. Но тихий. Он обладает как раз
теми качествами, которые нам и нужны, к тому же имеет опыт
работы
с техникой. Предан как собака. Не буйный. Пожалуй, даже
слишком тихий, слишком педантичный, слишком любит всякие
удовольствия. Очень суровый.
- Чувствую, вы
снова начинаете свои штучки, Добблер, -



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.