read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Говард Роберт


DELENDA EST


[Подлежит уничтожению (лат.)]
-- Клянусь вам, это не империя, а жалкая подделка!
Империя? Ха! А мы всего лишь пираты! -- Разумеется, то был
вечно унылый и хмурый Гунегас с заплетенными в косы черными
кудрями и свисающими усами, выдающими его славянское
происхождение. Он гулко вздохнул и фалернское вино в нефритовом
кубке, стиснутом в его мускулистой руке, плеснуло через край на
его багряную, шитую золотом тунику. Гунегас отхлебнул из кубка
шумно, как пьют лошади, и с меланхоличным удовольствием
продолжал сетовать:
-- Чего мы добились в Африке? Уничтожили крупных
землевладельцев и священников, сами сделались помещиками. Кто
же обрабатывает землю? Вандалы? Ничего подобного! Те же люди,
что обрабатывали ее при римлянах. Мы просто-напросто заменили
собой римлян. Мы собираем налоги и назначаем арендную плату, но
при этом вынуждены защищать эти земли от проклятых варваров.
Наша слабость -- в нашем количестве. Мы не можем смешаться с
народами, потому что будем поглощены ими. Мы не можем также
превратить их в своих союзников или подданных -- мы способны
лишь поддерживать нашу военную репутацию. Мы -- жалкая кучка
чужаков, сидящих в своих замках и пытающихся навязать наше
правление огромному туземному населению, которое, кстати,
ненавидит нас ничуть не менее, чем прежде римлян, но...
-- Эту ненависть можно отчасти погасить, -- перебил
Атаульф. Он был моложе Гунегаса, чисто выбрит и довольно
симпатичен; его манеры были не столь примитивны. Он относился к
сувитам [Сува -- город и область в древней Сирии. ] и провел
свою юность заложником при дворе Восточного Рима. -- Они
исповедают православие, и если бы мы смогли заставить себя
отречься от арианства [Доктрина Ария (250-336), отрицающего,
что Иисус сродни Богу и утверждающего, что он лишь высшее из
существ. В 325 г. арианство признано Никейским собором ересью,
а пресвитер Арий отлучен от церкви.]...
-- Нет! -- Тяжелые челюсти Гунегаса захлопнулись с силой,
способной раскрошить более слабые, чем у него зубы. Его темные
глаза загорелись фанатизмом, присущим среди всех тевтонов
исключительно его расе. -- Никогда! Мы -- хозяева, а их удел
подчиняться нам! Мы знаем истину Ария, и коль жалкие африканцы
не в силах осознать свою ошибку, то необходимо указать им на
нее -- пусть с помощью факела, меча и дыбы! -- Глаза Гунегаса
снова потускнели и, с очередным шумным вздохом из глубины
своего брюха, он пошарил рукой в поисках Кувшина с вином.
-- Через сотню лет королевство вандалов сохранится лишь в
памяти потомков, -- предрек он. -- Ныне его держит воедино
только воля Гейзериха [Вождь вандалов и аланов (428-477),
прославился могуществом вандалов на море и созданием сев.-афр.
гос-ва с чертами раннефеодальной структуры.].
Хозяин этого имени рассмеялся, откинулся назад в резном
кресле черного дерева и вытянул перед собой мускулистые ноги.
То были ноги всадника, хотя их владелец давно сменил седло на
палубу боевой галеры. Он был королем народа, имя которого уже
служило эпитетом уничтожения, и обладал самым чудесным на этом
свете мозгом.
Рожденный на берегах Дуная и возмужавший на долгом отрезке
пути на запад, когда миграция народов смела римские укрепления,
он соединил с выкованной для него в Испании короной всю бурную
мудрость столетий, накопленную в войнах, возвышениях и падениях
народов. Его лихие конники втоптали копья римских правителей
Испании в прах. Когда вестготы и римляне соединили руки и
начали поглядывать на юг, лишь умысел Гейзериха бросил на юг
закаленных в боях гуннов Аттилы [(ок. 434-453) могуществ. царь,
объединивший под своей властью кочевой народ гуннов и др.
племена (остготов, герулов, аланов). В 451 г. во время похода
против Галлии потерпел поражение от войск Аэция. ], ощетинивших
пылающие горизонты мириадами своих пик. Теперь Аттила был мертв
и никто не знал, где лежат его кости и его сокровища,
охраняемые духами пяти сотен убитых рабов. Его имя гремело по
всему миру, но в те времена он был лишь одной из пешек,
бестрепетно движимых рукой короля вандалов.
Когда же вслед за аланами [кочевые иранские племена,
родственные сарматам. Отдельные орды аланов переправились в 429
г. вместе с королем вандалов Гейзерихом в Сев. Африку, где их
следы затерялись.] орды готтов двинулись через Пиренеи,
Гейзерих не ждал, чтобы его смяли превосходящие силы
противника. Многие все еще проклинали имя Бонифация,
попросившего Гейзериха помочь ему в борьбе с его соперником
Аэцием [Аэций Флавий (род. ок. 390) -- полководец, один из
последних защитников Западной Римской империи. В 451 г. на
Каталаунских полях во главе войска из германцев и аланов и при
поддержке вестготов одержал победу над предводителем гуннов
Аттилой.] и открывшего вандалам путь в Африку. Его примирение с
Римом слишком запоздало; тщетным оказалось и мужество, которым
он пытался снять с себя вину за содеянное. Бонифаций умер на
копье вандала, а на юге поднялось новое королевство. Теперь был
мертв и Аэций, а огромные боевые галеры вандалов двигались на
север, покачиваясь на волнах и погружая в них длинные весла,
поблескивающие серебряными бликами ночами, в свете звезд.
Слушая беседу своих капитанов в каюте ведущей галеры,
Гейзерих с мягкой улыбкой приглаживал непокорную пшеничную
бороду сильными пальцами. В его жилах не было и следа скифской
крови, отделявшей его народ от расы прочих тевтонов еще в те
давние времена, когда покрытые шрамами конники-степняки
отходили на запад перед наступающими сарматами, чтобы очутиться
среди народов, населяющих верхние истоки Эльбы. Гейзерих был
чистокровный германец среднего роста, с великолепными плечами,
грудью и массивной жилистой шеей; его тело бурлило избытком
жизненных сил в той же мере, как его широко открытые голубые
глаза отражали мыслительную мощь.
Он славился, как самый сильный мужчина на свете и был
пиратом -- первым из тевтонских морских разбойников, которых
прозвали позже викингами, но подвластной ему территорией были
не Балтийское или синее Северное моря, а залитое солнцем
средиземноморское побережье.
-- Воля Гейзериха, -- ухмыльнулся он в ответ на последние
слова Гунегаса, -- приказывает нам пить и пировать, ну а завтра
-- будь что будет.
-- Неужели? -- буркнул Гунегас с фамильярностью, все еще
бытующей среди варваров. -- Когда это ты полагался на
завтрашний день? Ты громоздишь заговор на заговор -- и не
только на завтра, но на тысячу дней вперед! Нечего притворяться
перед нами! Мы не римляне, чтобы принимать тебя за глупца --
коим оказался Бонифаций!
-- Аэций не был глупцом, -- пробормотал Тразамунд.
-- Но он мертв, а мы плывем в Рим, -- ответил Гунегас с
первой ноткой удовлетворения в голосе. -- Слава Богу, Аларик не
забрал себе всю добычу! И я рад, что в последний миг Аттила
упал духом -- тем больше добычи для нас.
-- Аттила вспомнил аланов, -- протянул Атаульф. -- Рим еще
кое в чем жив -- клянусь святыми, это странно. Даже когда
империя кажется полностью разрушенной, разодранной на части и
оскверненной -- в ней появляются новые ростки. Стилихо,
Феодосий, Аэций... как знать? Быть может, в эту минуту в Риме
спит человек, который свергнет всех нас.
Гунегас хмыкнул и постучал кулаком по залитой вином доске.
-- Рим мертв, как белая кобыла, павшая подо мной при
взятии Карфагена [Древний город-государство в Сев. Африке, у
современного Туниса. Основан финикийцами (9 в до н.э.),
полностью разрушен в результате Пунических войн с Римом в 146
г. до н.э. В дальнейшем был основан заново, продолжал
развиваться, превратился в город мирового значения.]. Нам нужно
лишь протянуть руки и очистить город от добра!
-- Был однажды великий полководец, одержимый той же
мыслью, -- сонно пробормотал Тразамунд. -- Он тоже был
карфагенянин, клянусь Господом! Я забыл его имя, но он бил
римлян как хотел. Коли, руби -- таков был его девиз!
-- Но он все-таки проиграл, -- заметил Гунегас. -- Иначе
он уничтожил бы Рим.
-- Вот именно! -- воскликнул Тразамунд.
-- Мы не карфагеняне! -- рассмеялся Гейзерих. И кто сказал
о разграблении Рима? Разве мы не плывем в имперский город,
отвечая на просьбу императрицы, которой досаждают завистливые
враги? А теперь убирайтесь все вон! Я хочу спать.
Дверь каюты закрылась, заставляя умолкнуть хмурые
пророчества Гунегаса, находчивые реплики Атаульфа и бормотанье
прочих. Гейзерих поднялся и подошел к столу, чтобы налить себе
последний бокал вина. Он шел хромая; копье франков поразило его
в ногу много лет назад.



Страницы: [1] 2
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.