read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



за Paranthropus Erectus?
- Пока о нем еще ничего не известно.
- То есть как?
- Это нечто вроде человекообразной обезьяны. Около тридцати таких
экземпляров недавно доставлено в Антропологический музей. Там их как раз
сейчас изучают.
- Но вы-то, вы-то... - начал доктор и, не договорив, снова подошел к
колыбельке.
- Нет, это все-таки обезьяна. У нее четыре руки, - произнес он с явным
облегчением.
- Не слишком ли поспешный вывод? - мягко заметил Дуглас.
- Четвероруких людей не бывает.
- А вы представьте себе, доктор, ну хотя бы железнодорожную
катастрофу... Вот давайте закроем ему ножки... перед нами просто маленький
мертвый ребенок с отрезанными ножками... Вы и теперь настаиваете?
- У него слишком длинные руки, - ответил доктор после минутного
раздумья.
- Ну а лицо?
Врач поднял на Дуга растерянный взгляд: он был в полном замешательстве.
- А уши? - наконец нашелся он.
- Подумайте только, доктор, - произнес Дуглас, - что через несколько
лет он мог бы научиться писать, читать, решать арифметические задачи.
- Теперь, когда мы ничего уже не узнаем, предполагать можно все что
угодно, - отпарировал Фиггинс, пожимая плечами.
- Нет, почему же, вполне вероятно, мы все это еще узнаем. У него есть
братья. Двое уже родились в зоопарке от других самок. Еще трое должны
вот-вот появиться на свет...
- Ну, вот тогда и будем... - пробормотал доктор, вытирая пот со лба.
- Что будем?
- Ну, изучать... решать...
Подошел инспектор. Он быстро-быстро моргал своими белесыми ресницами.
- Мистер Темплмор, что же в таком случае вы хотите от нас?
- Я хочу, чтобы вы выполнили свои обязанности.
- Но о каких обязанностях может идти речь? Это маленькое существо -
обезьяна. Это совершенно ясно. Какого же черта вы хотите...
- Это мое дело, инспектор.
- Да уж не наше...
- Я убил своего ребенка, инспектор.
- Я понимаю, но этот... это маленькое существо, оно не... оно не
является...
- Его крестили, инспектор, и он зарегистрирован в мэрии под именем
Джеральда Ральфа Темплмора.
Лицо инспектора покрылось мелкими каплями пота. Вдруг он спросил:
- А под каким именем записана мать?
- Под ее собственным: "Туземка из Новой Гвинеи, прозванная Дерри".
- Ложное показание! - торжествующе воскликнул инспектор. - Этот акт
гражданского состояния не имеет силы.
- Ложное показание?
- Мать не является женщиной.
- Ну, это еще надо будет доказать.
- Как доказать? Вы же сами говорили...
- По этому вопросу существуют различные точки зрения.
- Различные! Но по какому вопросу? Какие точки зрения?
- Точки зрения крупнейших антропологов по вопросу о том, к какому виду
следует отнести Paranthropus. Это промежуточный вид. Кто они, люди или
обезьяны? У них много общего и с теми, и с другими. В конце концов, вполне
возможно, что Дерри женщина. Пожалуйста, докажите обратное. А пока что ее
ребенок - мой сын перед богом и перед законом.
У инспектора был такой растерянный вид, что Дугласу даже стало жаль
его.
- Может быть, вы хотели бы посоветоваться со своим начальством? -
любезно предложил он.
Бесцветное лицо инспектора просветлело.
- О да, сэр, если вы разрешите.
Инспектор поднял трубку и вызвал полицейский участок Гилдфорд. Он
невольно с благодарностью улыбнулся Дугу. А доктор подошел к Дугу и
спросил:
- В таком случае... если я вас правильно понял... вы скоро станете
отцом еще пяти таких обезьянок?
- Вы, видимо, начинаете разбираться в существе вопроса, доктор, -
ответил Дуг.



ГЛАВА ВТОРАЯ,
которая, как и следовало ожидать, дополняет краткую историю одного
преступления краткой историей одной любви. Читатель впервые знакомится с
Френсис Доран в ее маленькой деревушке, расположенной в самом центре
Лондона. Он снова встречается с Дугласом Темплмором, на сей раз в кабачке
"Проспект-оф-Уитби". Впрочем, знакомство наших героев происходит не здесь
и не там, а среди цветущих нарциссов.
Вся эта история началась в одно прекрасное апрельское утро (право, зря
клевещут на лондонский климат), в то время как Френсис Доран бродила по
усеянным цветущими нарциссами лужайкам Риджентс-парка. Она шла, окутанная
легким, прозрачным туманом, который поднимается в солнечные дни над
мокрыми от росы лугами. Она любила этот парк нежно и как-то по-особенному.
Странная и удивительная это была любовь, тем более для жительницы
Хемпстед-хайта - самого большого и дикого парка Лондона, расположенного на
его северной окраине.
Дорога, по которой можно попасть в Хемпстед-хайт с юга, тянется сперва
вдоль широкого, почти голого пустыря, где время от времени бывают
многолюдные ярмарки, затем пересекает несколько маленьких улочек, на одной
из которых некогда жил поэт Ките, и наконец поднимается в гору; и вот
здесь, справа от нее, и лежит этот парк, впрочем, он скорее похож на
холмистую, поросшую лесом равнину, пригодную для выпаса овец, чем на
обычный городской парк. Теперь, когда вы поднялись до половины горы,
сверните направо и начните спускаться по маленькой, еле приметной
тропинке; извиваясь между деревьями, она неожиданно приведет вас к
крошечной, утопающей в зелени деревушке, которая покажется вам необычайно
трогательной посреди океана каменных громад. Носит она многообещающее
название: "Вэйл-оф-Хелс", что означает "Долина Здоровья". Прозвали ее так
не иначе как в шутку, потому что, по слухам, туманы обволакивают ее
постоянно; впрочем, когда я впервые попал сюда, стояла чудесная погода...
Мы открыли этот благословенный край с одной моей лондонской приятельницей.
И пришли в дикий восторг. Ведь перед нами была настоящая деревня, с
небольшими домами, улочками, центральной площадью и даже "пабом"
(кабачком) на берегу подернутого туманом пруда. Проходя по одной из этих
улочек, такой узкой, что по ней с трудом проезжал велосипедист, мы вдруг
заметили стоящий в глубине игрушечного садика небольшой двухэтажный дом,
увитый цветущими глициниями и диким виноградом. Широкое окно первого этажа
выходило в садик; прохожий, случайно попавший в этот почти
неправдоподобный уголок, мог разглядеть очень уютную комнату, обставленную
своеобразно, но не крикливо. В доме никого не было видно, и мы,
залюбовавшись, простояли перед ним несколько минут, не подозревая, что
этот домик в самом сердце деревушки, которая укрылась посреди парка,
расположенного в самом сердце Лондона, в один прекрасный день прославится
на весь мир.
Потому что именно в этом доме жила Френсис. Не знаю, достался ли он ей
по наследству, или ей просто посчастливилось снять его. Жила она в нем
одна и почти безвыездно; здесь она особенно легко писала свои сказки и
новеллы, которые, впрочем, журналы печатали без особого энтузиазма, а
издатели с еще меньшим восторгом выпускали отдельными сборниками. Правда,
у нее было несколько верных поклонников, искренняя преданность которых не
могла компенсировать их малочисленности.
А потому она часто страдала от неверия в собственные силы или просто
из-за отсутствия денег. Что ни говори, а совмещение этих двух
обстоятельств не облегчает жизни. Случалось, от этого страдали и
литературные занятия Френсис, что, конечно, также не облегчало дела. Но
порой трудности только придавали ей силы и обостряли восприятие мира; ее
далекие, незнакомые и не слишком многочисленные поклонники с особым
восторгом читали все, что ей удавалось написать в такие периоды, и мечтали
с ней познакомиться.
Дугласа тоже кормило его перо. Но в отличие от Френсис он отдавал
предпочтение очеркам. Он умел откопать каких-то странных типов и затем в
увлекательной форме описать их своеобразную жизнь. Так, в графстве
Девоншир, например, он отыскал человек тридцать отставных майоров,
убежденных холостяков, живущих семейной коммуной в старом, полуразрушенном
замке, полном привидений. Даже не лишенные снобизма читатели журнала
"Хорайзн" с добродушной улыбкой приняли этот очерк.
Я не стану описывать дом Дугласа так же подробно, как уголок, в котором
жила Френсис. Конечно, не потому, что ни разу не видел его собственными
глазами. Таких домов в Лондоне не одна сотня, но именно это-то и отбивает
у меня всякую охоту говорить о нем подробнее. Грустное зрелище
представляют эти бесконечные лондонские кварталы однообразных унылых
домов, одетых в копоть и траур. Правда, сам Дуглас утверждал, что он
выбрал мрачную Кэрибиен-стрит в Ист-Энде, у самых доков, привлеченный
своеобразием этих мест. На самом же деле ему на первых порах пришлось
испытать и холод и голод. Но возможно, что со временем он действительно



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.