read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Ну, тихо, тихо, Харитина. Свои ведь, чего шуметь? Не обижаешься,
Егор? Я ведь по совести.
-- Дык это... Стало быть, так, раз оно не этак.
-- Ну, и славно. Ладно уж, пользуйтесь сараюшкой. Дарю.
И пошел себе. Ладный мужик. И пиджак на нем бостоновый.
Помирились. В гости захаживали. Робел Егор в гостях-то в этих, хозяина
слушал.
-- Свет, Егор, на мужике стоит. Мужиком держится.
-- Верно, Федор Ипатыч. Правильно.
-- А разве есть в тебе мущинство настоящее? Ну, скажи, есть?
-- Дык ведь как... Вон баба моя...
-- Да не про то я, не про срам! Тьфу!..
Смеялись. И Егор со всеми вместе хихикал: чего ж над глупым-то не
посмеяться? Это над Федором Ипатовичем не посмеешься, а над ним-то -- да на
здоровье, граждане милые! С полным вашим удовольствием!..
А Тина только улыбалась. Изо всех сил улыбалась гостям дорогим, сестре
родимой да Федору Ипатовичу. Этому -- особо: хозяин.
-- Да, направлять тебя надо, Егор, направлять. Без указания ты ничего не
спроворишь. И жизнь самолично никогда не осмыслишь. А не поймешь жизни --
жить не научишься. Так-то, Егор Полушкин, бедоносец божий, так-то...
-- Да уж, стало быть, так, раз, оно не этак...

2
Но зато был Колька.
-- Чистоглазый мужичок растет, Тинушка. Ох, чистоглазик парень!
-- Ну, и глупо, что так,-- ворчала Харитина (она всегда на него ворчала.
Как председатель сельсовета поздравил с законным браком, так и заворчала).--
Во все времена чистоглазым одно занятие: на себе пахать заместо трактора.
-- Ну, что ты, что ты! Напрасно так-то, напрасно.
Колька веселым рос, добрым. К ребятам тянулся, к старшим. В глаза
заглядывал, улыбался -- и во все верил. Чего ни соврут, чего ни выдумают --
верил тотчас же. Хлопал глазами, удивлялся:
-- Ну-у?..
Простодушия в этом "Ну-у"? на пол-России хватило бы, коли б в нем нужда
оказалась. Но спроса на простодушие что-то пока не было, на иное спрос был:
-- Колька, ты чего тут сидишь? Тятьку твоего самосвалом переехало: кишки
изо рта торчат!
-- А-а!..
Бежал куда-то Колька, кричал, падал, снова бежал. А мужики хохотали:
-- Да куда ты, куда? Живой он, тятька твой. Шутим мы так, парень. Шутим,
понял?
От счастья, что вес хорошо закончилось, Колька забывал обижаться, а
только радовался. Очень радовался, что тятька его жив и здоров, что не было
никакого самосвала и что кишки у тятьки на месте: в животе, где положено. И
поэтому звонче всех смеялся, от всего сердца.
А вообще нормальный малец был. В речку с обрыва нырял и ласточкой и
топориком. В лесу не плутал и не боялся. Собак самых злющих в два слова
утихомиривал, гладил, за уши их дергал, как хотел. И цепной пес, пену с
клыков не сбросив, комнатной собачонкой у ног его ластился. Ребята очень
этому удивлялись, а взрослые объясняли:
-- Отец у него собачье слово знает.
Правда тут была: Егора собаки тоже не трогали.
И еще Колька терпеливым рос. Как-то с березы сорвался (скворечник
вешал, да ветка надломилась), до земли сквозь все сучья просквозил, и нога
на сторону. Ну, вправили, конечно, швы на бок наложили, йодом вымазали с
головы до ног -- только кряхтел. Даже докторша удивилась:
-- Ишь, мужичок с ноготок!
А потом, когда срослось все да зажило, Егор во дворе услышал: ревет
сынок в сараюшке (Колька спал там, когда сестренка народилась. Горластая
больно народилась-то- вся в маменьку). Заглянул: Колька лежал на животе,
только плечи тряслись.
-- Ты чего, сынок?
Колька поднял зареванное лицо: губы прыгали.
-- Ункас...
-- Чего?
-- Ункаса убили. В спину ножом. Разве ж можно -- в спину-то?
-- Какого Ун... Ункасу?
-- Последнего из могикан. Самого последнего, тятька!..
Следующей ночью отец и сын не спали. Колька ходил по сараюшке и сочинял
стихи:
-- Ункас преследовал врага, готовый с ним сразиться. Настиг и начал
биться...
Дальше стихи не получались, но Колька не сдавался. Он метался в тесном
проходе меж поленницей и топчаном, бормотал разные слова и размахивал
руками. За дощатой стеной заинтересованно хрюкал поросенок.
А Егор сидел на кухне в кальсонах и бязевой рубахе и, шевеля губами,
читал книгу про индейцев. Над странными именами шумели знакомые сосны, под
таинственной пирогой металась та же рыба, а томагавком можно было запросто
наколоть к самовару лучины. И поэтому Егору уже казалось, что история эта
происходила не в далекой Америке, а здесь, где-то на Печоре или на Вычегде,
а хитрые имена придуманы просто так, чтобы было завлекательнее. Из сеней
тянуло ночным холодком, Егор сучил застывшими ногами и читал, старательно
водя пальцем по строчкам. А через несколько дней, осилив наконец-таки эту
самую толстую в своей жизни книгу, сказал Кольке:
-- Хорошая книжка.
Колька подозрительно всхлипнул, и Егор уточнил:
-- Про добрых мужиков.
Вообще Колькины слезы недалеко были спрятаны. Он плакал от чужого горя,
от бабьих песен, от книг и от жалости, но слез этих очень стеснялся и потому
старался реветь в одиночестве.
А вот Вовка -- погодок, двоюродный братишка -- только от обиды ревел. Не
от боли, не от жалости -- от обиды. Сильно ревел, до трясучки. И обижался
часто. Иной раз ни с того ни с сего обижался.
Вовка книг читать не любил: ему на кино деньги давали. Кино он очень
любил и смотрел все подряд, а если про шпионов, то и по три раза, И
рассказывал:
-- А он ему-хрясь, хрясь! Да в поддых, в поддых!..
-- Больно, поди! -- вздыхал Колька.
-- Дура! Это ж шпионы.
И еще у Вовки была мечта. У Кольки, к примеру, мечта каждый день была
иная, а у Вовки -- одна на все дни:
-- Вот бы гипноз такой открыть, чтоб все-все заснули. Ну, все! И тогда б
я у каждого по рублику взял.
-- Чего ж только по рублику?
-- А чтоб не заметил никто. У каждого по рублику- это ого! Знаешь,
сколько? Тыщи две, наверное.
Поскольку денег у Кольки сроду не водилось, он о них и не думал. И
мечты у него поэтому были безденежные: про путешествия, про зверей, про
космос. Легкие мечты были, невесомые.
-- Хорошо бы живого слона поглядеть. Говорят, в Москве слон каждое утро
по улице ходит. -- Бесплатно?
-- Так по улице же.
-- Врут. Бесплатно ничего не бывает.
Вовка увесисто говорил, как сам Федор Ипатович. И глядел так же: с
прищуром. Особый такой прищур, бурьяновский. Федору Ипатовичу это нравилось:
-- Ты, Вовка, скрозь гляди. Сверху все лжа.
Вовка и старался глядеть скрозь, но Колька все же с братиком водился.
Не спорил, не дрался, но, правда, и особо не слушался. Если уж очень Вовка
нажимал -- уходил. Одного не прощал только: когда тот над отцом его, над
Егором Полушкиным, подхихикивал. Здесь и до крайности порой доходило, но
мирились быстро, все-таки родная кровь.
А про слона, который каждое утро в Москве по улицам ходит, Кольке отец
рассказал. Уж где он про этого слона разузнал, неизвестно, потому что
телевизора у них не было, а газет Егор не читал, но говорил точно, и Колька
не сомневался. Раз тятька сказал -- значит, так оно и есть.
А вообще-то слонов они только на картинках видели и один раз -- в кино.
Там показывали цирк, и слон стоял на одной передней ноге, а после очень
смешно кланялся и хлопал ушами. Сутки целые они тогда про слонов говорили.
-- Умная животная.
-- Тять, а в Индии пашут на них?
-- Нет,--Егор не очень знал, что делают слоны в Индии, но прикидывал.--
Здоров он больно для пахоты-то. Плуг выдернет.
-- А чего ж они там делают?
-- Ну, как чего? Тяжелое всякое. На лесоповале, к примеру.
-- Вот бы нам сюда слона, а, тять? Он бы штабеля грузил, рудостойку,
пиловочник.
-- Да-а. Жрет много. Сенов не напасешься.
-- А в Индии как же?
-- Дык у них с кормами порядок. Лето сплошное: траву хоть двадцать раз
коси.
-- И валенки не нужны, да, тять? Вот красота-то, наверно!
-- Ну, не скажи. У нас получше будет. У нас -- Россия. Самая страна
замечательная.
-- Самая-самая?
-- Самая, сынок. Про нее песни поют по всей земле. И все иностранные
люди нам завидуют.
-- Значит, мы счастливые, тять?
-- Это не сомневайся. Это точно.
И Колька не сомневался: раз тятька сказал, стало быть, так оно и есть.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.