read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Никак не пойму, - наморщился полковник, - о чем речь-то?
- Вика повесилась, - ляпнула Маня, - вон висит!
- Где? - вытаращил глаза Александр Михайлович.
- На крюке, - прошептала Зайка, - вон ноги.
- Ноги?
- Да.
- Чьи?
- Викины, - рявкнула я, - в цветных колготках!
Внезапно полковник расхохотался, вошел в кладовку и дернул за одну ногу, покачивавшуюся в полумраке.
Я зажмурилась. Нет, не зря говорят, что профессия накладывает несмываемый отпечаток на человека. Многие дантисты становятся садистами, а менты - преступниками... Ну полковник! Как он может так себя вести!
- Мама! - взвизгнула Маня. - Лук!!!
Я открыла глаза и ахнула. Под потолком болтались пустые колготки, на полу высилась гора из головок репчатого лука.
- Вы чего тут стоите? - раздался за спиной голос Вики.
- Там, - забормотал Андрюшка, медленно розовея, - там твои чулки!
- Ну да, - спокойно подтвердила Вика и всплеснула руками. - Кто же из вас весь лук рассыпал? Отвечайте, ироды! Зачем связки дергали!
- Лучше ты нам сообщи, - умирающим голосом пробормотала Ольга, - за каким чертом набила свои колготки луковыми головками?
- В журнале прочитала, есть такое издание, называется "Ваш огород", - объяснила Вика, - там было написано: если хотите сохранить урожай лука, положите его в плотные колготки, подвесьте к потолку, и можете не сомневаться, весь год провисят. А у меня необыкновенный сорт, сеешь зимой, в мае уже головки, да такие сочные, сладкие, как яблоко. Вот я и решила последовать совету. Вчера весь день колготки набивала и подвешивала, а вы все разорвали, теперь собирайте, а я пойду принесу новые колготки. Вас тут много, вот и запихнете лук, да смотрите, аккуратно, по одной головке в ряд кладите, ясно?
С этими словами она ушла.
- Лук, - пробормотал Андрюшка, хватаясь за сердце, - хорошо, что на улице день и вы рядом. А пошел бы я вечером сюда один, точно бы умер.
- Кошмар, - подхватила Зайка.
- Я мигом понял, что-то не так, - заявил Кеша.
- И я, - влезла Маня, - слишком длинные ноги были.
Я хотела сказать, что сразу обратила внимание на непонятное отсутствие ступней, но тут Александр Михайлович противно захихикал:
- Ну вы даете! От Дарьи заразились? Ладно бы она завопила: висельник, висельник! Вполне в ее духе! Но ты, Кеша! Ей-богу, удивил!
Аркадий стал оправдываться:
- Тут полумрак, Зайка орет, мать рыдает, вот я и не разобрался сразу.
- И не думала рыдать! - возмутилась я. - Хотела как раз сказать, что висят ноги без ступней.
- Держите! - выкрикнула Вика, размахивая упаковкой шуршащей бумаги. - Да что у вас такой вид? Что случилось-то?
Андрюшка молча обнял жену.
- Я тебя люблю.
- Может, тебе температуру померить? - насторожилась Вика. - Похоже, заболевать начинаешь! Давайте не стойте, собирайте лук...
Мы сели на корточки и принялись за работу, слушая безостановочные указания Викули:
- Ровней, не так туго, не мните лук.
Потом Кеша подвесил связку, и все отправились в столовую пить кофе.
Торт, который подали к чаю, описать невозможно. Три этажа бисквита, прослоенного вареньем, взбитыми сливками и тертым орехом. Верх шедевра украшали фрукты, уложенные в затейливый орнамент.
- И в какой кондитерской берут такое чудо? - воскликнула я, проглотив огромный кусище.
- Обижаешь, начальник, - засмеялась Вика и положила мне на тарелку еще добрый ломоть, - такого не купить!
- Ты хочешь сказать, что сама испекла торт? - поразилась я, быстро расправляясь со второй порцией.
- Ничего хитрого, - пожала плечами искусная кулинарка, - сначала печешь коржи, каждый по отдельности, потом делаешь начинку. Хочешь, рецепт дам?
- Нет, - быстро ответила я, - спасибо, не надо, лучше уж у тебя полакомлюсь.
- Лентяйка, - хмыкнула Вика, - всего-то три часа уйдет на готовку.
Я молча потянулась еще за одним куском. Вот поэтому я и не люблю скакать вокруг плиты с кастрюлями. Топчешься весь божий день, а съедается приготовленное за десять минут, и никакого эффекта. Слопали вкусный обед, через пару часов снова голодные.
- Я вам сейчас чай налью в потрясающие чашки, - засуетилась Вика, - купила сегодня утром.
- Да? - удивился Андрюшка. - Ты мне ничего не говорила!
- Сюрприз, - протянула Вика, - тебе понравится, вот! - Жестом фокусника она открыла дверцы буфета.
Сервиз был сделан из серебра с позолотой. Изящные чашечки, масленка - все с орнаментом.
- Похоже, он не новый, - сказала Зайка.
- Антиквариат, - гордо заявила хозяйка, - восемнадцатый век, а может, еще раньше сделали.
- Где ты его только достала! - покачал головой Андрюшка. - Очень изящная работа, глаз радует, дай-ка!
И он принялся вертеть в руках молочник.
- Узор на всех чашках разный! - воскликнула Маня. - Смотрите, у меня охота, у Зайки рыбная ловля, а у тебя, мусик, что?
- У меня дамы с кавалерами пляшут, - сообщила я.
- Наверное, чашечки от разных сервизов, - не успокаивалась Маня.
- Нет, - улыбнулась Вика, - раньше так часто делали. Этот сервиз называется "Отдых в деревне". Видите, на сахарнице карета с лошадьми, а на масленке домик с садом? И орнамент по краям, везде, на всех предметах листочки.
- Дорогая вещичка, - с видом знатока заявил Кеша.
- Мне почти даром досталась, - радостно ответила Вика, - всего за триста долларов.
- Да не может быть! - подскочила Зайка. - Тут одного серебра килограмма два, а еще работа.
- Мне просто повезло, - пояснила Вика, - знаете, как я люблю посуду, в особенности старинную! Но ты, Зая, права, цены на аукционах просто ломовые, я пару раз ходила, только без толку, всегда находился кто-то побогаче. А в магазинах одна дрянь выставлена, антиквары - хитрецы, что получше - на торги отправляют или постоянным покупателям звонят... Так вот, поехала сегодня утром на наш рынок, тут недалеко, возле МКАД, мы там творог берем у крестьян, сметану, масло. Хожу по рядам, вижу - бабулька стоит, с чашкой.
Вика, в самом деле страстная любительница посуды, заинтересовалась, подошла поближе и ахнула. Бабулька держала в руках изящную вещичку из серебра, явно раритетную и очень дорогую.
- Сколько хотите за безделушку? - прикинувшись равнодушной, поинтересовалась Викуша.
- А сколько дашь! - прокашлял божий одуванчик. - Полтысячи не жалко?
Викуша чуть было не сказала, что пятьсот баксов все-таки дороговато за одну чашечку, отдайте, мол, за триста.
Но тут до нее дошло, что бабуля хочет пять сотен в рублях.
- Дорого тебе? - по-своему поняла молчание потенциальной покупательницы старушка. - Так и быть, за четыреста уступлю. Ты не сомневайся, видишь пробу? Хочешь, возьми блюдечко и сходи вон туда, в ювелирный магазин, они подтвердят: серебро это, без обману. Это наша семейная реликвия, да нищета заела, вот и продаю.
Викуша с радостью протянула бабульке деньги. Та, аккуратно спрятав ассигнации, спросила:
- А может, весь сервиз захочешь?
- Какой? - спросила Вика.
- Так чашка из набора, - пояснила старушка, - дома еще пять стоят.
Обрадованная неожиданной удачей, Вика сунула пенсионерку к себе в машину, отвезла ее по указанному адресу в деревню и увидела в буфете красоту писаную. Плохо понимавшая ценность сервиза старуха запросила за него триста баксов, и Вика с превеликой радостью их отдала.
- Ну что, попробуем чай из этих чашек? - потирала руки Вика. - В первый раз я такой сервиз видела недавно в антикварном, но он стоит десять тысяч баксов, вот и не купила. А тут такая феерическая удача. Эх, жаль, совочка для сахара нет, потерялся, похоже.
- И чего хорошего в старой посуде, - скривилась Маня, - не понимаю я этого! Лучше новую купить, зачем пить из плошек, которыми пользовались посторонние люди? Фу, по-моему, это негигиенично.
- Я их тщательно вымыла, - рассердилась Вика.
- Все равно, - уперлась Маня.
Чтобы загладить бестактность девочки, я быстро сказала:
- Викуля, налей мне чайку или кофейку.
- Кофе не в эти чашки, - бормотнула Вика.
- Почему? - удивилась Зая.
- А бабушка предупредила: они только под чай, от кофе портятся.
И она загремела в буфете посудой, на свет появились фарфоровые изящные чашечки.
- Кофе сюда налью, - сообщила Вика, - так, кому что?
- Мне, естественно, чай, - плотоядно потер руки Андрюшка, - терпеть не могу кофе.
- И мне чаю, - хором ответили мы с Зайкой.
- Хочу кофе, - быстро сказала Маня.
Я подавила улыбку. Маруська никогда не употребляет этот напиток, он ей активно не нравится, просто она не хочет прикасаться к антиквариату.
- Я тоже, пожалуй, кофейку, - протянул Кеша.
Мне стало совсем смешно. Брезгливый до болезненности, Аркашка избрал туже тактику, что и Манюня.
Дегтярев же отказался и от того, и от другого.
- Позже, - сказал полковник, - я так объелся, что в меня ничего не вольется.
Домой мы поехали около полуночи. Кавалькада машин вырулила на шоссе. Кеша, посадив около себя Маню, как всегда, нажал на газ и унесся далеко вперед. Александр Михайлович, обладатель черного "Запорожца", безнадежно отстал, он не слишком уверенно чувствует себя за баранкой. Зайка молча рулила по Ново-Рижской трассе.
Я сидела около нее, зевая и борясь со сном.
Вдруг Зая притормозила.
- Ты чего? - очнулась я.
- Меня тошнит, - пробормотала она и рванулась из машины.
В ту же секунду я почувствовала резь в желудке, потом к горлу подступило что-то мутное, тяжелое. Пришлось бежать за Зайкой.
Минут через десять мы кое-как пришли в себя, умылись, поливая друг другу на руки воду из бутылки, утерлись бумажными носовыми платками и вернулись в машину.
- Интересное дело, - пробормотала Ольга, - с чего это нас прихватило?
- Не знаю, - прошептала я, чувствуя, как к горлу снова подкатывает что-то отвратительное.
Зайка глянула на меня, я на нее, и в ту же секунду мы снова понеслись к канаве. Если честно, давно мне не было столь плохо. Голова кружилась, ноги дрожали, по спине тек холодный пот, в желудке ворочался раскаленный еж с торчащими в разные стороны иглами.
- Боже, - простонала Зайка, рухнув на сиденье, - умираю!
У меня было то же ощущение. В сумочке ожил мобильный.
- Мусик, - заорала Маня, - вы где?
- Еще на Новой Риге, - прошептала я, - на тридцать пятом километре.
- Что случилось, вы сломались?
- Да, - еле слышно ответила я и навалилась на Зайку.
Она откинулась в кресле и попыталась натянуть на себя плед, которым мы укрываем в машине Банди.
- Холодно мне, холодно, - лепетала она, - прямо трясет всю.
Меня тоже начал колотить озноб, и я решила включить печку, но вместо рычажка обогревателя ткнула пальцем в радио. "Это любовь, - понеслось из динамика, - что без денег делает тебя богатым, это любовь, о которой в книжках ты читал когда-то".
- Выключи, - прохрипела Зайка, - умоляю.
Но я не смогла пошевелить рукой, пальцы весили по сто кило каждый.
- Дай пакет, - еле слышно попросила Зайка, - из бардачка вынь.
- Не могу.
- Меня тошнит, скорей, дай.
- Не могу.
- Сейчас салон испачкаю.
- Ерунда.
Зайка попыталась наклониться и не сумела. Я в полном отчаянии поняла, что не могу ей помочь, меня словно парализовало. Перед глазами затряслась мелкая черная сетка, в ушах тоненько-тоненько запели комары. Последнее, что я увидела, перед тем как потерять сознание, было лицо Александра Михайловича с широко раскрытым ртом.
Полковник рванул дверцы машины, Зая стала падать к его ногам, и тут свет померк.

Глава 3

Очнулась я в больнице, в Институте Склифосовского, в двухместной палате. На второй койке лежала синяя Зайка, рядом с ней стояла капельница. Впрочем, от моей руки тоже тянулась резиновая трубка к штативу с бутылкой.
- Эй, - достаточно бодро сказала Ольга, - ты как?
- Пока не пойму, - ответила я, - голова кружится.
- А у меня уже нет, - сообщила она.
- Что с нами приключилось?
- Мы отравились, - ответила она, - скорей всего, тортом. Наверное, взбитые сливки были несвежими.
- Господи, - простонала я, - мне дико плохо! Разве так бывает при отравлении?
- Еще скажи спасибо, что Александр Михайлович мигом вызвал "Скорую", - вздохнула Ольга, - пролежи мы там часок-другой, могли бы и умереть!
Я испугалась:
- Да ну!
- Запросто, - "успокоила" меня Зайка, - нам просто повезло, что Дегтярев ездит со скоростью сорок километров в час, он увидел нашу машину и мигом сориентировался.
- Муся, - завопила Маня, врываясь в палату, - ты такая страшная!
Зайка фыркнула и отвернулась к стенке.
- Как ты себя чувствуешь? - спросила я.
Маруська радостно ответила:
- Нормально!
- Но ты же тоже ела торт!
- И ничего, - бодро констатировала Манюня, - ни я, ни Кеша, ни Дегтярев не заболели.
Ну в отношении мужчин ничего удивительного, ни тот, ни другой не любят сладкое и едва прикоснулись к кремово-бисквитному безумию. Но Машка! Она на моих глазах без всяких угрызений совести и стонов по поводу калорийности продукта схавала треть тортика.
- Зараза к заразе не пристает, - ожила Зайка, - тебя, Маня, ничто не берет!
- Так бывает, - принялась отбиваться девочка, - нам тут доктор объяснил, случается порой: оба ели творог, так один умер, а второй даже не чихнул, просто краешек испорченный был. Мне достался кусок со свежими сливками, а вам с тухлыми. Скажите спасибо, что живы остались, вот...
И она осеклась.
- Что "вот"? - насторожилась я, чувствуя, как к спине снова подкрадывается озноб. - Ты о чем?
- Ерунда, - слишком быстро и весело затарахтела Манюня, - просто я имела в виду, хорошо, что вы не умерли...
- Маня, - велела Зайка, - а ну говори, что стряслось.
- Ничего!
- Не ври.
- Ей-богу.
- Лжешь!
Маруська покраснела.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.