read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Так торгую я - настоящий коробейник. Но в понедельник утром на той же
базарной площади вылезает на помост - он у него вместо фургона -
коробейник-политик, и что же говорит он?
- А ну, свободные и независимые избиратели! Такого случая вам с
рождения не подвертывалось, - начинает он точь-в-точь, как я. - Вы можете
избрать в парламент меня. Послушайте, что я собираюсь вам предложить. Вот
интересы этого великолепного города под столь надежной защитой, какой еще не
видывал цивилизованный мир, да и нецивилизованный тоже. Вот ваша железная
дорога утверждена, а ваши соседи остались без дороги. Вот все ваши сыновья
зачислены в почтмейстеры. Вот Британия ласково вам улыбается. Вот глаза всей
Европы с восторгом устремлены на вас. Вот вам всеобщее процветание, изобилие
мясной пищи, золотые нивы, счастливые очаги и ваши собственные сердечные
рукоплескания - и все это в одном товаре, во мне. Берете вы меня таким,
каков я есть? Ах нет? Ну так вот что я вам еще предложу. Не скупитесь! Дам я
вам в придачу все, что захотите. Вот, пожалуйста! Церковные налоги, отмену
церковных налогов, повышение налога на солод *, отмену налога на солод,
наилучшее всеобщее образование или наихудшее всеобщее невежество, полное
уничтожение телесных наказаний в армии или обязательная ежемесячная дюжина
горячих для всех рядовых. Бесправие мужчин или равноправие женщин - только
скажите, что вам по вкусу, огромный выбор, и я всецело разделяю ваше мнение,
забирайте весь товар на ваших собственных условиях. Согласны? Все-таки не
берете? Ну, так я вам вот что еще предложу. Не скупитесь! Вы же такие
свободные и независимые избиратели, я же так горжусь вами, вы же такое
благородное и просвещенное собрание, я же так жажду неслыханной чести стать
вашим представителем - ведь она далеко превосходит самые высокие устремления
человеческого духа, - и я хочу предложить вам вот что. Я дам вам в придачу
бесплатно все питейные заведения вашего великолепного города. Ну как,
довольны? Нет? Все еще не хотите взять товар? Ну ладно, прежде чем запрячь
лошадь и предложить все это следующему великолепному городу, который
окажется на моем пути, я вам вот что еще скажу.
- Берите товар, а я разбросаю по улицам вашего великолепного города две
тысячи фунтов - пусть подбирают, кому не лень. Мало? Ну, послушайте, вот мое
последнее слово. Две тысячи пятьсот! И все-таки вы не согласны? Эй, хозяйка!
Запрягай лошадь... нет, постой. Не хочу я с вами из-за такого пустяка
ссориться и даю две тысячи семьсот пятьдесят фунтов. Да ну же! Берите товар
на ваших собственных условиях, а я отсчитаю две тысячи семьсот пятьдесят
фунтов и положу их на подножку фургона, чтобы потом разбросать по улицам
вашего великолепного города для тех, кому не лень подбирать. Ну, что
скажете? Не скупитесь! Таких выгодных условий вам никто не предложит,
смотрите, как бы не прогадать! Берете? Ура! Снова продан, и место за мной!
Эти коробейники-политики до того льстят публике, что слушать противно;
а мы, настоящие коробейники, так никогда не делаем. Мы говорим людям правду
в глаза и не снисходим до того, чтобы их улещивать. А уж в уменье пустить
получше пыль в глаза нам с коробейниками-политиками не тягаться. У нас,
простых коробейников, считается, что при распродаже больше всего можно
наговорить про охотничье ружье с патронами - кроме, конечно, пары очков. Я
иной раз четверть часа разглагольствовал про патроны, и еще много чего
оставалось несказанным. Но когда я объясняю, как хороши мои патроны да какую
крупную дичь с ними можно бить, далеко мне до хвалебных речей, что
произносят коробейники-политики в честь своих патронов - тех, которые их
сюда послали. Я-то веду свое дело сам и на базарную площадь отправляюсь без
всякого приказа, не то что они. Да к тому же мои-то патроны не знают, как я
их расхваливаю, а их патроны знают, и всей этой компании следовало бы
постыдиться такого своего поведения. Вот почему я говорю, что сословие
коробейников в Великобритании презирают, и вот почему я горячусь, когда
вспоминаю, какими путями эти другие коробейники забираются повыше, чтобы
глядеть на нас сверху вниз.
Я и предложение моей жене сделал с подножки фургона - да, да, так оно и
было! Девушкой жила она в Суффолке *, и случилось это на рыночной площади в
Ипсвиче *, как раз напротив фуражного склада. А я еще раньше заприметил ее у
окошка - в предыдущую субботу это было, и она мне все улыбалась. Очень она
мне понравилась, и я сказал себе: "Если этот товарец еще не продан, я его
заберу". И вот, как настала следующая суббота, поставил я фургон на том же
самом месте и уж просто соловьем разливался - все кругом так и покатывались
со смеху, и торговля шла бойко. Под конец вынул я из жилетного кармана
маленькую штучку, завернутую в тонкую бумагу, поднял ее повыше и повел такую
речь (а сам все на ее окошко поглядываю):
- Ну-ка, послушайте меня, красавицы, вот последний товар на сегодняшней
распродаже, и предложу я его только вам, распрекрасные суффолкские пышечки,
на чью красоту и налюбоваться нельзя; а мужчине я его не отдам даже за
тысячу фунтов. Так что же это такое? А вот я вам расскажу, что это такое.
Сделано из чистого золота, и совсем целое, хоть посередине дырка; крепче оно
самой крепкой цепи, хоть и меньше любого моего пальца из всех десяти. Почему
десяти? Да потому, что, когда получил я наследство от родителей, было там,
чтобы не соврать, двенадцать простынь, двенадцать полотенец, двенадцать
скатертей, двенадцать ножей, двенадцать вилок, двенадцать столовых ложек и
двенадцать чайных ложечек, а вот пальцев мне до дюжины двух не хватило, и до
сих пор подходящих подобрать не удалось. Ну, а все-таки, что это такое? Вот
я вам сейчас скажу. Это обруч из литого золота, завернутый в серебряную
бумагу для завивки, которую я сам снял с глянцевитых кудрей вечно прекрасной
старой леди на Трэднидл-стрит в лондонском Сити. Я бы вам этого не сказал,
если бы не мог предъявить бумагу - без нее вы даже мне не поверили бы. Ну, а
все-таки, что это такое? Капкан для мужчин и приходские колодки, наручники и
кандалы с ядром, все из золота и все в одном. Ну, а все-таки, что это такое?
Это обручальное кольцо. А теперь я вам скажу, что я собираюсь с ним сделать.
Денег я за него не возьму, а просто подарю той из вас, красотки, кто
засмеется первой, а завтра приду к ней в гости ровнехонько в половине
десятого, чуть пробьют церковные часы, и пойдем мы с ней погулять, чтобы
условиться об оглашении.
Тут она засмеялась и получила кольцо. А когда я пришел к ней утром, она
как вскрикнет:
- Да это и взаправду вы! Неужто вы это взаправду?
- Это взаправду я, - отвечаю, - и я взаправду ваш, и все это я
взаправду.
Ну, мы и поженились после троекратного оглашения - вот так и мы,
коробейники, свой товар трижды выкликаем, что доказывает, насколько наши
обычаи приняты в светском обществе.
Женой она была неплохой, да только оказалась женщиной с норовом.
Согласись она расстаться с этим товаром хоть в убыток, я бы не обменял ее ни
на одну красавицу во всей стране. Правда, я ее и так не обменял, и жили мы
вместе до самой ее смерти - а всего тринадцать лет. Так вот, благородные
дамы и господа, открою я вам одну тайну, хоть вы все равно не поверите.
Тринадцать лет норова во дворце доведут до белого каления худшего из вас, но
тринадцать лет норова в фургоне доведут до белого каления даже лучшего из
вас. Ведь в фургоне никуда от этого норова не денешься. Тысячи супружеских
пар в больших особняках живут душа в душу, а в фургоне они отправились бы
прямехонько в бракоразводный суд. Может, тут тряска повинна - не берусь
решать; но только в фургоне все это как-то особенно заметно. Скандал в
фургоне - всем скандалам скандал, а свара в фургоне - всем сварам свара.
А до чего приятно могли бы мы жить! Просторный фургон - все громоздкие
товары висят снаружи, а кровать в дороге прицепляется снизу, - чугунный
котел, чайник, печка для холодной погоды, труба для дыма, полка для
кастрюль, буфет, собака и лошадь. Ну, чего еще можно пожелать? Съедешь
где-нибудь с дороги на травку, стреножишь старого конягу и пустишь его
пастись, разведешь костер на золе, оставшейся от других путников,
состряпаешь жаркое - и сам французский император тебе не брат. Ну, а как
заведется в фургоне норов, да польется брань, да полетят в вас самые
увесистые товары - каково вам тогда будет? Ну-ка, скажите - каково?
Мой пес не хуже меня чувствовал, когда на нее находило. Не успеет она
еще рта раскрыть, он тут же взвизгнет и пустится наутек. Как он догадывался,
ума не приложу, но только даже среди самого крепкого сна он без ошибки
просыпался, взвизгивал и пускался наутек. И до чего я жалел, что не могу
поменяться с ним местами!
А хуже всего то, что у нас родилась дочка, а я без памяти люблю детей.
Чуть она начинала беситься, как принималась избивать девочку. Когда той
исполнилось четыре годика, до того это стало страшно, что я, бывало, иду с
кнутом на плече рядом со старым конягой, а сам-то слезами заливаюсь и рыдаю
сильней даже крошки Софи. Ведь помешать-то этому я не могу! Как помешаешь,
когда дело касается такого норова - в фургоне ведь драки не избежать. Таковы
уж размеры и форма фургона - без драки не обойтись. А тогда моя бедняжечка
пугалась пуще прежнего, да и доставалось ей еще больше, а потом ее мать
бросалась с жалобами к первому встречному, и по всей округе говорили, что
"негодяй коробейник бьет свою жену".
А крошка Софи была такой терпеливой! Она очень любила своего беднягу
отца, хотя он и не мог ей ничем помочь. Волосы у нее были густые и черные и
вились от природы. Одного я не понимаю - почему я не сошел с ума, когда
смотрел, бывало, как она бежит перед фургоном, увертываясь от своей матери,
а мать хватает ее за кудри, валит на землю и начинает колотить.
Я сказал, что она была терпеливой. И сколько ей приходилось терпеть!
- В следующий раз ты не обращай внимания, папочка, - шептала она мне, а
ее личико еще пылало, и в ясных глазках блестели слезы. - Если я не кричу,
значит, мне не очень больно. А даже если и закричу, то просто чтобы мать
меня скорее отпустила.
Сколько эта девчушка терпела... ради меня... и не кричала.
Но в остальном мать очень о ней заботилась. Платьица ее всегда были
чистенькими и аккуратными, и мать без устали стирала их и чинила. Вот какая
несуразица бывает в жизни! Ездили мы в дождливую погоду по болотистому краю:
потому-то, думается мне, и захворала Софи лихорадкой; но отчего бы это ни
случилось, едва она заболела, как навсегда отвернулась от матери и ни за что
не позволяла той даже прикоснуться к себе. Когда мать протягивала к ней



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.