read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



стыд, ведь она должна заниматься этим на виду у всех. Под ними раскинулся
огромный вестибюль, и все, кто там отдыхал, курил, входил и выходил, могли
видеть их обеих.
- Как тут красиво, правда? - шепнула Дженевьева и вздрогнула от звука
собственного голоса.
- Да, - тихо отозвалась мать; стоя на коленях, она неловкими руками
усердно выжимала тряпку.
- Наверное, чтобы жить здесь, нужно очень много денег!
- Да, - сказала мать. - Не забывай протирать вот тут, в уголках.
Смотри, сколько грязи ты оставила.
Дженни, огорченная этим замечанием, усердно взялась за работу и терла
изо всех сил, уже не смея больше смотреть по сторонам.
Старательно, не жалея рук, они работали до пяти часов; на улице уже
стемнело, и вестибюль был ярко освещен. Они кончали мыть лестницу,
оставалось всего несколько ступеней в самом низу.
В это время отворилась широкая двустворчатая дверь, которая то и дело
распахивалась, впуская с улицы струю холодного воздуха, и вошел высокий
немолодой человек в цилиндре и широком плаще военного покроя; он резко
выделялся на фоне праздной толпы - сразу видно было, что это важная особа.
Лицо у него было смуглое, со строгими чертами, но открытое и приятное; над
блестящими глазами нависали густые черные брови. Он на ходу взял с
конторки уже приготовленный для него ключ и стал подниматься по лестнице.
Он не только осторожно обошел пожилую женщину с тряпкой, но и
снисходительно махнул ей рукой, словно говоря: "Ничего, я пройду". В эту
минуту дочь выпрямилась и оказалась с ним лицом к лицу; по ее глазам было
видно, как она испугана тем, что очутилась у него на дороге.
Он приветливо улыбнулся и кивнул.
- Напрасно вы беспокоились, - сказал он.
Дженни только улыбнулась в ответ.
Поднявшись площадкой выше, он невольно обернулся и, взглянув на
девушку, убедился, что она, как и показалось ему сразу, необыкновенно
хороша собой. Он заметил высокий, чистый лоб, волосы, ровно разделенные
пробором и заплетенные в косы, голубые глаза и румянец. Он успел даже
полюбоваться красивым изгибом губ, почти детским овалом лица и стройной,
изящной фигуркой, воплощением юности, здоровья, надежд - всего, что так
высоко ценит человек уже немолодой. Затем он с достоинством пошел дальше,
ни разу больше не взглянув в ее сторону, но унося с собой ее прелестный
образ. Это был достопочтенный сенатор Джордж Сильвестр Брэндер.
- Какой он красивый, этот человек, который сейчас прошел наверх,
правда? - немного погодя сказала Дженни.
- Да, - подтвердила мать.
- И трость у него с золотым набалдашником.
- Не надо глазеть на людей, - наставительно сказала мать. - Нехорошо.
- Я на него не глазела, - простодушно возразила Дженни. - Он сам мне
поклонился.
- Незачем тебе смотреть на чужих, - сказала мать. - Может быть, им это
не нравится.
Дженни снова молча принялась за работу, но блеск этого удивительного
мира не мог не занимать ее. Помимо воли она прислушивалась к царившему
вокруг оживлению, к разговорам и смеху, которые сливались в сплошной
веселый гул. В одном конце первого этажа был ресторан; оттуда доносился
звон посуды, и не трудно было угадать, что там накрывают на стол к ужину.
В другом конце находилась гостиная, там кто-то заиграл на рояле. Во всем
чувствовалась веселая непринужденность, обычная перед вечерней трапезой. И
сердце бедной девушки забилось надеждой, ибо она была молода и нужда еще
не успела придавить ее душу всей своей тяжестью. Она продолжала прилежно
мыть и чистить и минутами забывала о своей усталой матери, работавшей
рядом, о матери, чьи добрые глаза окружены были сетью морщин, а губы
беззвучно повторяли нескончаемый перечень повседневных забот. Девушка
могла думать только о том, как заманчиво все вокруг, и ей хотелось, чтобы
и на ее долю выпало этого блеска и веселья.
В половине шестого старшая горничная, вспомнив о них, пришла их
отпустить. С лестницей было покончено; со вздохом облегчения они оставили
ее и, убрав на место ведра и тряпки, заторопились домой, причем мать была
очень довольна, что наконец-то нашла работу.
Они шли мимо больших красивых зданий, и снова Дженни ощутила смутное
волнение, которое пробудили в ней необычность и новизна всего виденного в
отеле.
- Хорошо быть богатыми, правда? - сказала она.
- Да, - отозвалась мать, думая о больной Веронике.
- Ты видела, какая у них там огромная столовая?
- Да.
Теперь они шли мимо жилых, неказистых домов, под ногами безжизненно
шуршали осенние листья.
- Вот бы мы были богатые... - почти про себя пробормотала Дженни.
- Не знаю, что и делать, - с тяжелым вздохом призналась мать. - Дома,
наверное, совсем есть нечего.
- Давай зайдем еще раз к мистеру Баумену! - с живым сочувствием
откликнулась Дженни, тронутая ноткой безнадежности, прозвучавшей в голосе
матери.
- Ты думаешь, он еще поверит нам?
- Мы ему скажем, что нашли работу. - Я сама скажу.
- Хорошо, - устало согласилась мать.
Не доходя двух кварталов до дому, они несмело вошли в маленькую, тускло
освещенную бакалейную лавку. Миссис Герхардт хотела заговорить, но Дженни
опередила ее.
- Вы не дадите нам сегодня в долг хлеба и немного сала? Мы получили
работу в "Колумбус-Хаусе", в субботу мы непременно вам заплатим.
- Да, прибавила миссис Герхардт, - теперь у меня есть работа.
Они были постоянными покупательницами Баумена еще до того, как начались
все несчастья и болезни, и он знал, что они говорят правду.
- А давно вы там работаете? - спросил он.
- Нынче первый день.
- Вы меня знаете, миссис Герхардт, - сказал он. - Мне не хотелось бы
вам отказать. Мистер Герхардт человек надежный, но ведь я тоже не богат.
Время сейчас тяжелое, - прибавил он, - а у меня семья.
- Да, я понимаю, - тихо сказала миссис Герхардт. Спрятав под старой
шалью огрубевшие, красные от работы руки, она беспокойно сжимала их.
Дженни стояла рядом в напряженном молчании.
- Ладно, - сказал наконец Баумен. - На это-раз, так и быть, еще дам в
долг. В субботу заплатите сколько сможете.
Он завернул им хлеб и сало и, протягивая Дженни сверток, сказал с
усмешкой:
- Когда у вас снова появятся деньги, вы, наверно, станете покупать
где-нибудь в другом месте.
- Неправда, - возразила миссис Герхардт, - вы же знаете, что нет.
Но она была слишком измучена, чтобы вступать с ним в долгие объяснения.
Они повернули за угол и пошли по мрачной улице, застроенной убогими
домишками.
- Хотела бы я знать, достали ли дети угля? - устало сказала мать, когда
они были в нескольких шагах от дома.
- Не волнуйся, - сказала Дженни. - Если не достали, я пойду и принесу.
- Какой-то дядька нас прогнал, - не успев даже поздороваться, выпалил
Джордж, когда мать спросила про уголь. - Но я все-таки принес немножко, -
добавил он. - С платформы сбросил.
Миссис Герхардт улыбнулась, а Дженни громко рассмеялась.
- А как Вероника? - спросила она.
- Спит как будто, - сказал отец. - Я ей в пять часов еще раз дал
лекарство.
Мать приготовила скудный ужин и села у постели больной девочки,
собираясь, как всегда, бодрствовать подле нее всю долгую ночь.
За ужином Себастьян внес деловое предложение, к которому все отнеслись
с должным вниманием, так как он был человек практический, более других
опытный во всех житейских делах. Себастьян работал всего лишь подручным в
вагоностроительных мастерских и не получил никакого образования - его
учили только догматам лютеранской веры, которые были ему очень и очень не
по вкусу, - зато он был исполнен чисто американской энергии и задора.
Рослый, атлетически сложенный и очень крепкий для своих лет, он был
типичным городским парнем. У него уже выработалась своя жизненная
философия: если хочешь добиться успеха - не зевай, а для этого надо
сблизиться или по крайней мере делать вид, будто близок с теми, кто в этом
мире, где внешнее и показное превыше всего, занимает первые места.
Вот почему Басс любил слоняться у "Колумбус-Хауса". Ему казалось, что
этот отель - средоточие всех сильных мира сего. Когда ему удалось скопить
денег на приличный костюм, он стал по вечерам ходить в центр города и
часами простаивал с приятелями у входа в отель; он щелкал каблуками, дымил
сигарами по пять центов пара и, рисуясь, с независимым видом поглядывал на
девушек. Тут бывали и другие молодые люди - городские франты и
бездельники, заходившие в отель побриться или выпить стаканчик виски. Басс
восхищался ими и стремился им подражать. О человеке тут судили прежде
всего по платью. Раз люди хорошо одеты, носят кольца и булавки в
галстуках, - что бы они ни делали, все хорошо. Басс хотел походить на них,
поступать как они, и его опыт по части пустого и бессмысленного
препровождения времени быстро расширялся.
- Почему бы тебе не брать у постояльцев отеля белье в стирку? - сказал
он Дженни, выслушав ее рассказ о событиях дня. - Это куда лучше, чем мыть
лестницы.
- А как это сделать? - спросила она.
- Да просто обратись к портье.
Этот совет показался Дженни очень разумным.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.