read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Дали? Не может быть. Бретон? Абсурд. К тому же у него был свой экземпляр.
Вором оказался близкий Кревелю человек, хорошо знавший его библиотеку"
{Бунюэль о Бунюэле/Пер, с франц. М., 1989, С. 240}
"Эротизм выступает у Сада в качестве единственного надежного средства
общения", - считает С. де Бовуар, а Камю констатирует: "Сад знал только одну
логику - логику чувств" {Маркиз де Сад и XX век. С. 167; Камю А. Бунтующий
человек/Пер. c франц. М.; 1990. С. 145.}. Действительно, Сад во всех своих
творениях проповедует чувственную модель любви. В частности, Жюльетта
является олицетворением комплекса "Мессалины". Этот комплекс присущ женщине
страстной, чувственной, сексуально возбудимой, предъявляющей повышенные
эротические требования к партнеру, меняющей партнеров, оргаистической{Были
периоды, когда сексуальные качества женщины ценились высоко. Сегодня также
считается привлекательным образ женщины чувственной, ибо, по мнению многих,
это самое главное в браке, подробно см.: Лев-Старович 3. Секс в культурах
мира./Пер. с польск. М., 1991.}. Секс в современной культуре стал иным, он
на пороге новых изменений. Освобождение Эроса, по мнению Г. Маркузе, ведет к
освобождению человечества, а сексуальная близость облагораживается любовью.
Поэтому современная культура должна пройти через проблематику Сада,
вербализировать эротическую стихию, определить логику сексуальных фантазий.
Р.Рахманалиев


ГЛАВА ПЕРВАЯ
Вступление. - Жюстина брошена на произвол судьбы
Шедевром философии явилась бы книга, указующая средства, коими
пользуется фортуна для достижения целей, которые она предназначает человеку,
и сообразно этому предлагающая некоторые формы поведения, кои научат это
несчастное существо о двух ногах шагать по тернистому жизненному пути, дабы
избежать капризов этой самой фортуны, которую поочередно называли Судьбой,
Богом, Провидением, Роком, Случайностью, причем все эти имена, без
исключения, настолько же порочны, насколько лишены здравого смысла и не дают
уму ничего, кроме непонятных и сугубо объективных мыслей.
Если же несмотря на это случается, что, будучи исполнены пустого,
смешного и суеверного уважения к нашим абсурдным общепринятым условностям,
мы встречаемся лишь с терниями там, где злодеи срывают только розы, разве не
естественно, что люди, от рождения порочные по своему внутреннему
устройству, вкусу или темпераменту, приходят к убеждению, что разумнее
предаться пороку, нежели сопротивляться ему? Не имеют ли они достаточных,
хотя бы внешне, оснований заявить, что добродетель, как бы прекрасна она ни
была сама по себе, бывает тем не менее наихудшим выбором, какой только можно
сделать, когда она оказывается слишком немощной, чтобы бороться с пороком, и
что в совершенно развращенный век наподобие того, в котором мы живем, самое
надежное - поступать по примеру всех прочих? Уж если на то пошло, не имеют
ли люди, обладающие более философским складом ума, права сказать, вслед за
ангелом Иезрадом из "Задига"{"Задиг", повесть Вольтера}, что нет такого зла,
которое не порождало бы добро, и что, исходя из этого, они могут творить
зло, когда им заблагорассудится, поскольку оно в сущности не что иное, как
один из способов делать добро? И не будет ли у них повод присовокупить к
этому, что в общем смысле безразлично, добр или зол тот или иной человек,
что если несчастья преследуют добродетель, а процветание повсюду
сопровождает порок, поскольку все вещи равны в глазах природы, бесконечно
умнее занять место среди злодеев, которые процветают, нежели среди людей
добродетельных, которым уготовано поражение?
Не будем более скрывать, что именно для подтверждения этих максим мы
собираемся представить на суд публики историю жизни добродетельной Жюстины.
Необходимо, чтобы глупцы прекратили восхвалять этого смешного идола
добродетели, который до сих пор платил им черной неблагодарностью, и чтобы
люди умные, обыкновенно в силу своих принципов предающиеся восхитительным
безумствам порока и разгула, утвердились в своем выборе, видя
убедительнейшие свидетельства счастья и благополучия, почти неизменно
сопровождающие их на избранном ими неправедном пути. Разумеется, нам
неприятно описывать, с одной стороны, жуткие злоключения, обрушиваемые небом
на нежную и чувствительную девушку, которая превыше всего ценит добродетель;
с другой стороны, неловко изображать милости, сыплющиеся на тех, которые
мучают или жестоко истязают эту самую девушку. Однако литератор, обладающий
достаточно философским умом, чтобы говорить правду, обязан пренебречь этими
обстоятельствами и, будучи жестоким в силу необходимости, должен одной рукой
безжалостно сорвать покровы суеверия, которыми глупость человеческая
украшает добродетель, а другой бесстрашно показать невежественному, вечно
обманываемому человеку порок посреди роскоши и наслаждений, которые его
окружают и следуют за ним неотступно.
Вот какие чувства движут нами в нашей работе, и руководствуясь
вышеизложенными мотивами и употребляя самый циничный язык в сочетании с
самыми грубыми и смелыми мыслями, мы собираемся смело изобразить порок
таким, какой он есть на самом деле, то есть всегда торжествующим и
окруженным почетом, всегда довольным и удачливым, а добродетель тоже такой,
какой она является - постоянно уязвляемой и грустной, всегда скучной и
несчастной.
Жюльетта и Жюстина, дочери очень богатого парижского банкира,
четырнадцати и пятнадцати лет соответственно, воспитывались в одном из
знаменитейших монастырей Парижа. Там у них не было недостатка ни в советах,
ни в книгах, ни в воспитателях, и казалось, их юные души сформировались в
самой строгой морали и религии.
И вот в пору, роковую для добропорядочности обеих девочек, они лишились
всего и в один день: ужасное банкротство швырнуло их отца в такую глубокую
пропасть, что он вскоре скончался от горя; спустя месяц за ним последовала
его жена. Участь сироток решили двое дальних и равнодушных родственников. Их
доля в наследстве, ушедшем на погашение долгов, составила по сто экю на
каждую; никто о них не позаботился, перед ними открылись двери монастыря, им
вручили жалкое приданое и предоставили свободу, с которой они могли делать
все, что угодно.
Жюльетта, живая, легкомысленная, в высшей степени прелестная, злая,
коварная и младшая из сестер, испытала лишь радость оттого, что покидает
темницу, и не думала о жестокой изнанке судьбы, разбившей ее оковы. Жюстина,
более наивная, более очаровательная, достигшая, как мы отметили, возраста
пятнадцати лет, одаренная характером замкнутым и романтичным, сильнее
почувствовала весь ужас своего нового положения; обладая удивительной
нежностью и столь же удивительной чувствительностью в отличие от сестры,
тяготевшей к искусствам и к утонченности, она вместе с тем отличалась
простодушием и добросердечием, которые должны были завести ее во множество
ловушек.
Эта юная девушка, обладательница стольких высоких качеств, обладала и
красотой известных всем прекрасных девственниц Рафаэля. Большие карие глаза,
наполненные сиянием чистой души и живым участием, нежная гладкая кожа,
стройная гибкая фигурка, округлые формы, очерченные рукой самого Амура,
чарующий голос, восхитительный рот и прекраснейшие в мире глаза - вот беглый
портрет нашей младшей прелестницы, чьи необыкновенные прелести и нежные
черты недоступны для нашей кисти; если даже наши читатели представят себе
все, что может создать самого соблазнительного их воображение, все равно
действительность окажется выше.
Обеим девочкам дали двадцать четыре часа, чтобы покинуть монастырь.
Жюльетта хотела осушить слезы Жюстины. Видя, что ничего у нее не получается,
она, вместо того, чтобы утешать, принялась ее ругать. Она упрекала ее в
чрезмерной чувствительности; она ей сказала с философской рассудительностью,
несвойственной ее возрасту, которая доказывала в ней опасное брожение самых
причудливых сил природы, что не стоит ни о чем печалиться в этом мире; что в
самой себе можно найти физические ощущения достаточно острые и
сладострастные, способные заглушить голос моральных угрызений, которые могут
привести к болезненным последствиям; что этот метод тем более заслуживает
внимания, что истинная мудрость скорее заключается в том, чтобы удвоить свои
удовольствия, нежели в том, чтобы увеличивать свои горести; что не
существует ничего на свете запретного, если это поможет заставить замолчать
свою коварную чувствительность, которой преспокойно пользуются другие, между
тем как нам самим она доставляет одни лишь печали.
- Смотри, - сказала она, бросаясь на кровать перед сестрой и заголяясь
до пупка, - вот как я делаю, Жюльетта, когда меня одолевают печальные мысли:
я ласкаю сама себя... я кончаю... и это меня утешает.
Тихая и добродетельная Жюстина пришла в ужас от такого зрелища; она
отвернула взор, а Жюльетта, продолжая массировать свой маленький
восхитительный бугорок, говорила сестре:
- Ты - дурочка, Жюстина; ты красивее меня, но никогда ты не будешь так
счастлива, как я.
Скоро, не прекращая своего занятия, юная распутница испустила вздох, и
ее горячее семя, выброшенное перед опущенными глазами добродетели, мгновенно
осушило источник слез, которые, без этого поступка, она возможно пролила бы
по примеру своей сестры.
- Глупо беспокоиться о будущем, - продолжала между тем сладострастная
дева, садясь подле Жюстины. - С нашими фигурами и в нашем возрасте мы ни за
что не умрем с голоду.
По этому случаю она напомнила сестре о дочери их прежних соседей,
которая, рано сбежав из родительского дома, превратилась в богатую
содержанку и, уж конечно, теперь живет много счастливее, чем если бы
осталась в семейном лоне.
- Следует остерегаться мысли о том, - прибавила она, - что девушку
делает счастливой брак. Попав в лапы Гименею, она, будучи расположенной
страдать, может рассчитывать на очень малую дозу наслаждения, зато,
окунувшись в либертинаж, она всегда в состоянии уберечь себя от коварства



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.