read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



прошлое - машины начали вытеснять лошадей, а синдикаты - поглощать мелкие
предприятия, созданные инициативой одиночек.
Я рос в стране, непохожей на вашу. Здесь листья деревьев обращены к
земле, чтобы укрыться от солнца, тогда как в вашей стране сочная листва
тянется навстречу солнцу. Мою землю населяли редкостные животные и птицы,
солнце жгло у нас немилосердно, засуха и лесные пожары несли разорение
фермерам.
Я родился в 1902 году, через сто четырнадцать лет после того, как в
Австралии появились первые поселения ссыльных каторжан. Отец мой, родившийся
в начале шестидесятых годов прошлого столетия, знавал этих поселенцев, на
спинах их еще сохранились следы каторжной' плети. Таким образом, можно
сказать, что в этой книге говорится о молодой стране, в то время как история
вашей страны простирается далеко в глубь веков.
И хотя обстановка, в которой развертывается действие этой книги, для
вас необычна, герои ее, я надеюсь,
будут вам близки. Уверен, что мой отец чувствовал бы себя в Советском
Союзе как дома. Я рос под влиянием отца, и когда впервые посетил Советский
Союз, мне показалось, будто я приехал на свою родину. Люди моего детства,
так же как и ваши люди до революции, мечтали о земле обетованной для
трудящихся, о стране, где у всех были бы равные права. Но осуществить,
развить эту мечту суждено было людям вашей страны.
В трех книгах, объединенных в этом томе, жизнь моя предстает передо
мной как шествие к своего рода победе. Путь мой часто пролегал и среди
пустых однообразных равнин, но я старался там не задерживаться. Много
препятствий одолевал я на своем пути, были в нем свои вершины, моменты
озарения, когда передо мной раскрывался вдруг весь предстоящий мне путь. Эти
моменты сами по себе могли быть вполне заурядными, но для меня они были
полны значения. Надеюсь, они окажутся значительными и для вас.
Я описал в этой книге все перевалы и вершины моей жизни. В том или ином
виде они, как мне кажется, встречаются на пути любого человека.
Один советский друг сказал мне как-то, что ему нравится повесть "Я умею
прыгать через лужи" (первая часть этой трилогии), в ней, по его словам, он
узнал и свое детство. Я был счастлив услышать это, ибо я хотел в повести о
себе рассказать о жизни всех детей.
В этой книге встречаются и дурные люди - ведь и в жизни они есть, - я
же пишу именно жизнь. Но, надеюсь, я ни на минуту не потерял из виду, что
всех нас, мужчин и женщин, лепит общество, в котором мы живем, и часто,
очень часто человеческие слабости - результат влияния определенных условий
общества, а не недостатков характера самих людей. Я убежден, что, человек от
природы добр. Если же он оказывается дурным, значит, его сделали таким
обстоятельства.
Книга моя утверждает именно эту истину. Я писал сваю повесть не для
одних только австралийцев, но также и для вас, дорогие советские читатели,
для всех людей, которые верят в величие Человека.
Алан Маршалл

Австралия, штат Виктория,
Октябрь 1966 г.

Я умею прыгать через лужи

Моим дочерям Гепсибе и Дженнифер,
которые
тоже умеют прыгать через лужи

ГЛАВА 1
Лежа в маленькой комнате "парадной" половины нашего деревянного домика
в ожидании повитухи, которая должна была помочь моему появлению на свет, моя
мать могла видеть из окна огромные эвкалипты, покачивающиеся на ветру,
зеленый холм и тени облаков, проносившихся над пастбищами.
- У нас будет сын, - сказала она отцу. - Сегодня мужской день.
Отец наклонился и посмотрел в окно, туда, где за расчищенными выгонами
высилась темно-зеленая стена зарослей.
- Я сделаю из него бегуна и наездника, - с решимостью произнес отец, -
Клянусь богом, сделаю!
Когда приехала повитуха, отец улыбнулся ей и сказал:
- Право, миссис Торенс, я думал, пока вы приедете, малыш уже будет
бегать по комнате.
- Да, мне надо бы приехать еще с полчаса назад, - резким тоном ответила
миссис Торенс. Это была грузная женщина, с пухлым смуглым лицом и
решительными манерами. - Но когда нужно было запрягать, Тед все еще смазывал
бричку... Ну, а как вы себя чувствуете, дорогая? - обратилась она к моей
матери. - Уже начались схватки?
- И пока она говорила со мной, - рассказывала мне мать, - я вдыхала
запах сделанной из акации ручки хлыста, висевшего на спинке кровати, - он
принадлежал твоему отцу, - и видела, как ты мчишься галопом на лошади и
размахиваешь этим хлыстом, высоко подняв его над головой, точно так же, как
делал твой отец.
Когда я появился на свет, отец сидел на кухне с моими сестрами. Мэри и
Джейн хотели, чтобы у них был братец, которого они могли бы водить с собой в
школу, и отец обещал им, что у них будет брат, по имени Алан.
Миссис Торенс принесла меня, чтобы показать им; я был завернут в
пеленки из красной фланели. Она положила меня на руки отцу.
- Как-то странно было смотреть на тебя, - говорил он мне потом. - У
меня сын!.. Я хотел, чтобы ты все умел делать: и верхом ездить, и справиться
с любой лошадью - вот о чем я думал тогда... И, конечно, чтобы ты хорошо
бегал... Все говорили, что у тебя сильные ножки. Я держал тебя на руках, и
это было как-то странно. Я все думал, будешь ли ты похож на меня или нет.
Вскоре после того как я начал ходить в школу, я заболел детским
параличом. Эпидемия вспыхнула в Виктории в начале девятисотых годов, а потом
из густонаселенных районов перекинулась в сельские местности, поражая детей
на уединенных фермах и в лесных поселках. В Туралле я был единственной
жертвой эпидемии, и на много миль вокруг люди говорили о моей болезни с
ужасом. Слово "паралич" они связывали с идиотизмом, и не одна двуколка
останавливалась на дороге, а ее хозяин, перегнувшись через колесо, чтобы
посудачить с повстречавшимся приятелем, задавал неизменный вопрос: "А ты не
слышал - дурачком-то он не стал?"
На протяжении нескольких недель соседи старались побыстрей проехать
мимо нашего дома и в то же время настороженно, с каким-то особым интересом
поглядывали на старую ограду, на необъезженных двухлеток в загоне и на; май
трехколесный велосипед, валявшийся возле сарая. Они звали своих детей домой
пораньше, кутали их потеплей и с тревогой всматривались в их лица, стоило им
кашлянуть или чихнуть.
- Болезнь поражает человека, как божья кара, - говорил мистер Картер,
булочник, который твердо верил в это. Он был директором воскресной школы и
однажды среди других объявлений, обводя учеников мрачным взглядом,
торжественно возгласил:
- В следующее воскресенье на утреннем богослужении преподобный Уолтер
Робертсон, бакалавр искусств, будет молиться о скорейшем исцелении этого
стойкого мальчика, пораженного страшной болезнью. Просьба ко всем -
присутствовать.
Отец узнал об этом и, встретив на улице мистера Картера, стал ему
объяснять, нервным движением руки покручивая свои рыжеватые усы, как я
умудрился подцепить болезнь:
- Говорят, что микроб попадает внутрь при вдохе: он носится по воздуху
всюду, И нельзя узнать заранее, где он появится. Он, наверно, как раз
пролетал мимо носа моего сынишки; тот вдохнул воздух - а тут все было
кончено. Он упал как подкошенный. Если бы в ту минуту, когда пролетал
микроб, он сделал бы не вдох, а выдох, ничего бы не случилось. - Он помолчал
и грустно добавил: - А теперь вы молитесь за него.
- Спина создана для ноши, - с набожным видом пробормотал булочник.
Он был членом церковного совета и в каждой беде видел руну божью. С
другой стороны, по его мнению, за всем, что приносило людям радость,
скрывался дьявол.
- На все божья воля, - произнес он с довольным видом, убежденный в том,
что слова эти понравятся всевышнему. Он не упускал ни одного случая снискать
расположение господа.
Отец презрительно фыркнул, выражая этим свое отношение к подобного рода
философии, и ответил довольно резко:
- Спина моего сына вовсе не была создана для ноши, и позвольте сказать
вам: никакой ноши и не будет. Уж если говорить о ноше, то вот кому она
досталась. - И он притронулся пальцем к сваей голове.
Немного спустя он стоял у моей кровати и с тревогой спрашивал:
- Алан, у тебя болят ноги?
- Нет, - ответил я ему. - Они совеем как мертвые.
- Черт! - воскликнул он, и его лицо мучительно исказилось.
Мой отец был худощав, бедра у него были узкие, а ноги кривые, -
следствие многих лет, проведенных в седле: он был объездчиком лошадей и
приехал в Викторию из глуши Квинсленда.
- Я это сделал из-за детей, - объяснял он, - ведь там, в глуши, школ
нет и в помине. Если бы не они, никогда бы я оттуда не уехал!
У него было лицо настоящего жителя австралийских зарослей - загорелое и
обветренное; проницательные голубые глаза прятались в морщинах, порожденных
ослепительным солнцем солончаковых равнин.
Один из приятелей отца, гуртовщик, как-то приехавший навестить нас,
увидев отца, который вышел к нему навстречу, воскликнул:



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.