read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



или же обвинительной речью против вас. В моей натуре преобладает свойство,
поражающее всякую женщину (за исключением тебя, разумеется), а именно
беспощадная ясность мысли.
Никогда у меня не было той утешительной способности к изворотливому
самообольщению, которая облегчает жизнь большинству людей. Если мне
случалось совершить что-либо гадкое, низкое, то я первый отдавал себе в
этом отчет...

Пришлось отложить перо - дождаться, когда принесут лампу. Пока ее не
зажгли и не заперли ставни, я смотрел в окно, любовался красивыми тонами
черепиц на крышах сараев и винного подвала, - одни яркие, как цветы, а
другие переливчатые, словно грудка у голубя. Слушал, как дрозды поют в
густой листве плюща, обвившего и ствол и ветви пирамидального тополя, как
стучит бочка, которую катят по двору. Мне все-таки повезло: я дожидаюсь
смерти в милом сердцу уголке, где все осталось таким же, каким было в моем
детстве. Только вот гудит и стучит движок, поднимая воду из реки, а прежде
скрипело колесо водочерпалки, которое вертела старая ослица... (Да еще
рокочет этот противный почтовый самолет, который ежедневно в час вечернего
чая уродует небесную лазурь.) А ведь немногим удается видеть в живой
действительности, совсем близко, рядом с собою, мир своего прошлого,
который большинство людей воскрешает лишь перед своим мысленным взором,
когда у них хватает мужества и терпения погрузиться в воспоминания.
Прикладываю руку к груди, прислушиваюсь к частому и слабому биению сердца,
смотрюсь в зеркало, вделанное в дверцу шкафа, в котором хранятся шприц,
ампулы с атропином, камфорой и вообще все, что необходимо в случае
приступа удушья. А услышат меня, когда я позову на помощь? Они уверяют,
что у меня "ложная грудная жаба", но говорят так не столько для моего,
сколько для собственного утешения, чтобы им спокойнее спалось. Осторожно
делаю вдох. Ощущение неприятное - как будто кто-то положил мне руку на
левое плечо и нажимает на него, не дает ему свободно подняться, словно
хочет напомнить: "Я тут, не забывай". Да, надо отдать справедливость
смерти, - ко мне она не подкрадывается по-воровски. Она уже несколько лет
открыто бродит вокруг меня, я слышу ее шаги, чувствую ее дыхание; она со
мной терпелива, не зря же я подчиняюсь строгой дисциплине, к которой
обязывает ее приближение. Вот и доживаю свой век в халате, создав вокруг
обстановку, приличествующую больному старику; сижу в том самом глубоком
кресле с подушечками, в котором и моя мать ждала смертного часа; и так же,
как у нее, возле меня стоят на тумбочке всякие пузырьки и коробки с
лекарствами; я плохо выбрит, от меня плохо пахнет, я стал рабом
отвратительных мелочных причуд. Но не доверяйте этому: когда приступов
нет, я оживаю и еще могу постоять за себя. Я вновь появляюсь в конторе
моего поверенного Буррю, который уже считал, что я отправился на тот свет;
у меня хватает сил целыми часами просиживать в подвалах банка и стричь
купоны.
Надо мне еще пожить немножко, чтоб дописать свою исповедь. Должна же ты
выслушать меня, наконец, а то ведь в те долгие годы, когда я разделял с
тобой ложе, ты всегда твердила вечером, стоило мне приблизиться к тебе:
"Ах, я падаю от усталости, смертельно хочу спать, я уже сплю, сплю!.."
Ты старалась избежать не столько моих ласк, сколько моих слов.
И правда, ведь наше несчастье и породили разговоры, - те бесконечные
беседы, которые мы так любили, когда только что поженились. Мы были очень
молоды: мне исполнилось двадцать три года, а тебе - восемнадцать, и,
пожалуй, любовные утехи доставляли нам меньше радости, чем откровенные,
доверчивые излияния. Как в детской дружбе, мы поклялись ничего не таить
друг от друга. Мне в сущности не в чем было исповедоваться, даже
приходилось приукрашать свои жалкие похождения, и я не сомневался, что и у
тебя такое же скудное прошлое: я просто не мог себе представить, чтобы ты
до встречи со мною произносила имя какого-нибудь другого юноши; я был
уверен в этом до того вечера, когда...
Было это в той самой спальне, где я сейчас пишу. Обои на стенах с тех
пор переменили, но мебель красного дерева все та же и так же расставлена,
и по-прежнему стоит на столике кувшин из переливчатого опалового стекла и
чайный сервиз, выигранный в лотерею. По ковру тянулась тогда полоса
лунного света. Теплый южный ветер, пролетавший над ландами, доносил до
нашей постели запах гари.
Ты не раз говорила мне о каком-то Рудольфе, своем друге, и всегда это
бывало ночью, в спальне, - как будто его призраку полагалось появляться
меж нами в часы самой глубокой нашей близости; ты и в тот вечер опять
произнесла его имя, - помнишь? Но этого тебе показалось мало. "Мне бы
следовало, милый, кое о чем сказать тебе перед нашей помолвкой. Право,
меня совесть мучит, что я тебе не призналась... О, ничего особенного,
успокойся!"
Я нисколько не встревожился и не намеревался ничего выпытывать. Но ты
была так любезна, что сама принялась развлекать меня признаниями и
преподносила их с такой готовностью, что я сначала смутился. И пустилась
ты в откровенности вовсе не потому, что тебя мучила совесть или заговорило
в тебе чувство деликатности, в чем ты меня убеждала, да и сама была
убеждена. Нет, ты просто наслаждалась сладостными воспоминаниями, ты
больше не могла молчать. Может быть, ты и чувствовала опасность, грозящую
гибелью нашему счастью, но, как говорится, это было сильнее тебя. Тень
Рудольфа против твоей воли витала вокруг нашей постели.
Не думай, пожалуйста, что источником нашего несчастья была ревность.
Позднее я действительно бешено ревновал тебя, но в ту летнюю ночь 1885
года, о которой идет речь, я не испытывал ничего похожего на это жестокое
чувство, когда ты призналась мне, что прошлым летом в Эксе, куда вы ездили
всем семейством, этот незнакомый мне юноша был твоим женихом.
Подумать только! Лишь через сорок лет я получил возможность объясниться
по этому поводу. Но прочтешь ли ты мое письмо? Ведь все это тебя совсем не
занимает. Все, что меня касается, для тебя скучно. Когда-то тебя поглощали
дети - дети мешали тебе видеть и слышать меня, а теперь у тебя растут
внуки... Что ж, тем хуже. Надо все-таки попробовать, в последний раз
попытать счастья. Быть может, мертвый, я буду для тебя интереснее, чем
живой - хотя бы в первые дни, и ты из чувства долга прочтешь эти страницы
до конца. Мне так хочется верить в это. И я верю.



2
Нет, я не испытывал ревности во время твоей исповеди. Но поймешь ли ты,
что она разрушила во мне? Как тебе это объяснить? Я был у матери
единственным ребенком. Она рано овдовела и одна растила меня. Ты знала ее,
вернее сказать, - долгие годы жила рядом с ней, не зная ее. Даже если б
тебя это интересовало, тебе было бы трудно понять душевную близость,
соединявшую два одинокие существа - мать и сына; ведь у вас была совсем
другая семья - богатая и влиятельная, многочисленная буржуазная семья, с
твердо установленной домашней иерархией, со сложными правилами и
распорядком. Нет, тебе не понять, какими страстными, нежными заботами
может окружить сына, единственное свое сокровище на земле, вдова мелкого
чиновника, начальника одного из отделов префектуры. Мои школьные успехи
переполняли ее гордостью. У меня же, кроме них, и не было других радостей.
В те времена я был твердо уверен, что мы очень бедны. На мой взгляд, об
этом свидетельствовала наша скромная жизнь и строжайшая экономия, которую
мама сделала для себя законом. Я, конечно, ни в чем не знал недостатка.
Теперь-то я вижу, как меня холила и баловала мать. В Остейне у нее была
ферма, оттуда нам по дешевой цене доставляли провизию, и в детстве я был
бы очень удивлен, если б мне сказали, что в нашем доме изысканный стол:
откормленные пулярки, зайцы, паштеты из дичи, - все это нисколько не
казалось мне роскошью. Я всегда слышал разговоры о том, что наша ферма
ничего не стоит. И правда, когда она досталась матери в наследство, то
земля вокруг нее была бесплодной пустошью, - там мой дед в детстве сам пас
коров. Но мне было неизвестно, что мои родители прежде всего позаботились
о том, чтоб ее распахали, засеяли семенами сосны, и, когда мне исполнился
двадцать один год, я оказался владельцем двух тысяч гектар молодого
сосняка, где уже вели вырубку, поставляя крепежный лес в шахты. Мать
делала также сбережения из своих скромных доходов. Еще при жизни отца,
"вытянув из себя все жилы", купили усадьбу Калез (за сорок тысяч франков,
а я теперь эти виноградники и за миллион не отдам). Мы жили на улице
Сент-Катрин в собственном доме на четвертом этаже (дом этот и несколько
незастроенных участков отец получил от родителей перед женитьбой). Из
деревни два раза в неделю присылали корзину с провизией: мама старалась
как можно реже "ходить к мяснику". Я был одержим неотвязной мыслью попасть
в Эколь Нормаль. По воскресеньям и четвергам приходилось меня чуть не
силой прогонять из дому "подышать воздухом". Я нисколько не походил на тех
хвастунишек, которые делают вид, что они без всякого труда стали первыми
учениками. Я был "зубрила" и гордился этим: да, мол, я зубрила, вот и все!
Помню, что в лицее мне не доставляло никакого удовольствия изучать
Виргилия или Расина. Раз задано "по курсу" - значит, зубри, и только. Из
всех творений человеческого гения я выделял те, которые "входили в
программу", лишь они имели значение в моих глазах, и по поводу их я писал
в своих сочинениях то, что полагается писать в угоду экзаменаторам, - то
есть то, что говорилось и писалось многими поколениями юношей, поступающих
в Эколь Нормаль. Вот каким я был идиотом, возможно, таким и остался бы,
если б за два месяца до конкурсных экзаменов не началось у меня
кровохарканье, которое привело мою мать в такой ужас, что мне пришлось все
бросить.

Так я поплатился за то, что слишком много зубрил в детстве и в юности;



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.