read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


В полдень Фаддей Кириллович пошел в окружной исполком. Он попросил у
председателя свидания, причем переговорить желательно вдвоем.
Председатель его тотчас же принял. Это был молодой слесарь -
обыкновенное лицо, любознательные глаза, острая жажда организации всего
уездного человечества, за что ему слегка попадало от облисполкома. У
председателя были замечательные руки - маленькие, несмотря на его бывшую
профессию, с длинными умными пальцами, постоянно шевелящимися в
нетерпении, тревоге и нервном зуде. Лицом он был спокоен всегда, но руки
его отвечали на все внешние впечатления.
Узнав, что с ним желает говорить доктор физических наук, он удивился,
потом обрадовался и велел секретарю сейчас же открыть дверь, досрочно
выпроводив завземотделом, пришедшего с докладом о посеве какой-то
клещевины.
Фаддей Кириллович показал председателю бумаги научных институтов и
секций Госплана, рекомендующих его как научного работника, и приступил к
делу:
- Мое дело просто и не нуждается в доказательствах. Моя просьба
обоснована и убедительна и не может быть отвергнута. Пять лет назад в
вашем округе производились большие изыскания на магнитную железную руду.
Вам это известно. Она обнаружена на средней глубине двести метров. Руду с
такой глубины добывать пока экономически не выгодно. Она поэтому оставлена
в покое. Я приехал сюда произвести некоторые опыты. Мне не нужно ни
сотрудников, ни денег. Я только ставлю вас в известность и прошу отвести
мне двадцать десятин земли - можно и неудобной. Район я еще не выбрал - об
этом после, когда я вернусь из поездки по округу. Далее - чтобы вы знали,
что я приехал сюда не шутить, я скажу вам: работы мои имеют целью, так
сказать, подкормить руду - для того, чтобы она разжирела и сама выперла на
дневную поверхность земли, где мы ее можем схватить голыми руками. В
исходе опытов я уверен, но пока прошу молчать. Через три дня я выберу
район и вернусь к вам. Вы поняли меня и согласны мне помочь?
- Понял совершенно. Держите руку, работайте - мы вам помощники!
В тот же день Фаддей Кириллович на подводе выехал в поле - отыскать
условную высотную отметку экспедиции академика Лазарева, в районе которой
магнитный железняк высовывает язык и лежит на глубине ста семидесяти
метров. На вторые сутки Попов нашел на бровке глухого дикого оврага
чугунный столб с условной краткой надписью: "Э. М. А. 38, 24, 168, 46,
22".

* * *
Через неделю Фаддей Кириллович прибыл на это место с землемером,
который должен отмежевать участок в двадцать десятин, и Михаилом
Кирпичниковым.
Кирпичникова рекомендовал Фаддею Кирилловичу председатель
окрисполкома как совершенно идеологически выдержанного человека, а Попов
увидел, что без помощника ему не обойтись.
Через три дня Попов и Кирпичников привезли из деревни Тыновки, что в
десяти верстах, разобранную хатку и собрали ее на новом месте.
- Сколько мы здесь проживем, Фаддей Кириллович? - спросил Кирпичников
Попова.
- Не менее пяти лет, дорогой друг, а скорее - лет десять. Это тебя не
касается. Вообще не спрашивай меня, можешь каждое воскресенье уходить и
радоваться в своем клубе...
И пошли беспримерные дни. Кирпичников работал по двенадцати часов в
сутки: покончив дела со сборкой дома, он начал рыть шахту на дне балки.
Попов работал не меньше его и умело владел топором и лопатой, даром что
доктор физических наук. Так, в глубине равнинной глухой страны, где жили
пахари - потомки смелых бродяг земного шара, трудились два человека: один
для ясной и точной цели, другой в поисках пропитания, постепенно стараясь
узнать от ученого то, чего сам искал, - как случайную нечаянную жизнь
человека превратить в вечное господство над чудом вселенной.
Попов молчал постоянно. Иногда он уходил на целый день в грязные
ноябрьские поля. Раз Кирпичников слышал вдали его голос - живой, поющий и
полный веселой энергии. Но возвратился Попов мрачный.
В начале декабря Попов послал Кирпичникова в областной город - купить
по списку книг и всяких электрических принадлежностей, приборов и
инструментов.
Через неделю Кирпичников возвратился, и Фаддей Кириллович начал
делать какой-то небольшой сложный прибор.
Один только раз, поздно ночью, когда Кирпичников доливал керосин в
лампу, Попов обратился к нему:
- Слушай, мне скучно, Кирпичников! Скажи-ка мне, кто ты такой, есть у
тебя невеста, цель жизни, тоска, что-нибудь такое? Или ты только
антропоид?
Кирпичников сдержался:
- Нет, Фаддей Кириллович! Ничего у меня нет, а хочу понять дело,
которое делаете вы, но вы не говорите: это зря, я бы еще лучше работал. Я
пойму, Фаддей Кириллович, честное слово!
- Оставь, оставь, ничего ты не поймешь! Ну, довольно, наговорились,
ложись спать, а я посижу еще...

* * *
Фаддей Кириллович отправился в свою очередную прогулку - теперь уже
по замерзающим недышащим полям. Кирпичников тесал на дворе сруб для
укрепления шахты и вошел в хату за спичкой - закурить.
Подойдя к столу, он прочитал несколько слов из того, что писал Попов
ночью, и, не зажегши спички, потерял все окружающее и забыл свое имя и
существование.
"Коллега и учитель! К 8-й главе той рукописи, которую я Вам выслал
для просмотра, необходимо сделать добавление:
"Из всего сказанного о природе эфира следует сделать неизбежные
выводы. - Если электрон есть микроб, то есть биологический феномен, то
эфир (то, что я назвал выше "генеральным телом") есть кладбище электронов.
Эфир есть механическая масса умерщвленных или умерших электронов. Эфир -
это крошево трупов микробов - электронов. С другой стороны, эфир не только
кладбище электронов, но также матерь их жизни, так как мертвые электроны
служат единственной пищей электронам живым. Электроны едят трупы своих
предков.
Несовпадение длительности жизни электрона и человека делает
необычайно трудным наблюдение за жизнью этих, пользуясь Вашей
терминологией, альфа-существ. Именно, время жизни электронов должно
исчисляться цифрой пятьдесят - сто тысяч земных лет, то есть значительно
продолжительней жизни человека. Между тем число физиологических процессов
в теле электрона, как у более примитивного существа, значительно меньше,
чем у человека - высокоорганизованного тела. Следовательно, каждый
физиологический процесс в организме электрона протекает с такой ужасающей
медленностью, что устраняет возможность непосредственного наблюдения этого
процесса даже в самый чувствительный прибор. Это обстоятельство делает
природу в глазах человека мертвой. Это страшное разнообразие времен жизни
для различных категорий существ суть причина трагедии природы. Одно
существо век чувствует как целую эру, другое - как миг. Это "множество
времен" - самая толстая и несокрушимая стена меж живыми, которую с трудом
начинает разрушать тяжелая артиллерия человеческой науки. Наука объективно
играет роль морального фактора: трагедию жизни она превращает в лирику,
потому что сближает в братстве принципиального единства жизни такие
существа, как человек и электрон.
Но все же можно ускорить жизнь электрона, если смягчить те явления,
которые обусловили длительность его жизни. Необходимо предварительное
разъяснение. Эфир, как установлено наукой, необычайно инертная,
нереагирующая, лишенная основных свойств материи, сфера. Такая
неощутимость и экспериментальная непознаваемость эфира объясняется тем,
что "подобное познается подобным", а нет большего неподобия, чем человек и
залежи трупов электронов, то есть эфир. Может быть, именно поэтому эфир
"лишен" свойств материи, ибо между человеком и живым микробом - электроном
- с одной стороны, и эфиром - с другой, есть принципиальное различие.
Первые - живы, второй - мертв. Я хочу сказать, что "непознаваемость" эфира
скорее психологическая, чем физическая задача.
Эфир, на правах "кладбища", не обладает никакой внутренней
активностью. Поэтому те существа (микробы-электроны), которые им питаются,
обречены на вечный голод. Питание их обеспечивается подгонкой свежих
эфирных масс за счет посторонних случайных сил. В этом причина
замедленности жизни электронов. Интенсивная жизнь для них невозможна:
слишком замедлен приток питательных веществ. Это и вызвало замедление
физиологических процессов в телах электронов.
Очевидно, ускорение подачи питания должно увеличить темп жизни
электронов и вызвать их усиленное размножение. Существующая замедленность
физиологических актов легко превратится, при благоприятных условиях
питания, в бешеный темп, ибо электрон - существо примитивно организованное
и биологические реформы в нем чрезвычайно легки.
Следовательно, одно изменение условий питания должно вызвать такую
интенсивность всех жизненных отправлений электрона (в том числе и
размножение), что жизнь этих существ станет легко наблюдаемой. Конечно,
такая интенсивность жизни будет идти за счет сокращения продолжительности
жизни электрона.
Вся загадка в том, чтобы уменьшить разницу во времени жизни человека
и электрона. Тогда электрон начнет продуцировать с такой силой, что его
сможет эксплуатировать человек.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.