read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



— Что с тобой? — осведомился судья.
— Мне показалось, я кого-то увидел…
— Разве ты сам нам не рассказывал, что монахи часто пользуются этим проходом?
— Да, ваше превосходительство. Но я говорю о воине.
— Воине?
Монашек утвердительно наклонил голову. Снова прислушиваясь, он произнес мертвым голосом:
— Сто лет назад в монастыре укрылись мятежники вместе со своими семьями. Армия захватила его и перебила всех: мужчин, женщин и детей.
Полными ужаса глазами он посмотрел на судью и добавил:
— Говорят, что когда ночью бушует буря, как сейчас, их тени возвращаются, чтобы снова пережить эти страшные минуты. Ваше превосходительство ничего не слышит?
Судья Ди напряг слух.
— Только дождь, — раздраженно заметил он. — Давайте спустимся, здесь слишком много сквозняков.
Глава 3.
Судья Ди задает настоятелю неудобные вопросы; священнослужитель восхваляет мистерию
Пройдя за послушником по лабиринту проходов и лестниц, судья Ди и его спутник оказались в галерее первого этажа. По обеим ее сторонам тянулись ярко-красные пилястры, которые умелый художник украсил деревянными позолоченными драконами, резвящимися среди облаков. Паркет, отполированный фетровыми туфлями многих поколений монахов, темно поблескивал. Проходя через зал празднеств, судья сказал Тао Гану:
— Пока я буду высказывать свое уважение отцу настоятелю, отправляйся к монастырскому эконому и скажи ему, что наша ось треснула. Надеюсь, он сможет добиться, чтобы ее починили еще сегодня.
И, понизив голос, добавил:
— Попытайся разыскать для меня план этого монастыря.
Приемная располагалась рядом с главным залом. Когда послушник привел его туда, судья удовлетворенно вздохнул, увидев жаровню с горящими углями и плотные занавеси, удерживавшие в комнате приятное тепло.
Высокий худой мужчина поднялся с ложа из золоченого дерева и направился к начальнику уезда. Его внушительную внешность подчеркивали свободное, в пышных складках, платье из желтой парчи и тиара, украшенная алыми шишечками. Пока он приветствовал судью, тот заметил, что глаза отца настоятеля были аспидного цвета и странно неподвижны на его суровом, длинном лице с тощей бороденкой.
Они уселись в креслах с высокой спинкой, и послушник приготовил для них чай на красном лакированном столике.
— Я смущен, что вынужден отвлекать вас во время юбилейных торжеств, — сказал начальник уезда, — Боюсь, что наше присутствие доставит вам дополнительные хлопоты.
Хотя невозмутимый взгляд священнослужителя был направлен прямо на него, у судьи возникло странное впечатление, что хозяин, погруженный в некое внутреннее самосозерцание, его не видит.
Подняв брови, отец настоятель, однако, ответил низким голосом:
— Посещение вашего превосходительства не доставляет нам никаких хлопот. В восточном крыле нашего монастыря имеется около сорока помещений, предназначенных для особ, которые соблаговолят почтить нас своим визитом. Но ни одно из них не достойно служить приютом для такого выдающегося гостя, как начальник нашего уезда.
— Мои покои прекрасны, — возразил судья, принимая чашку чая, которую подавал ему послушник. Из-за жестокой головной боли ему было трудно находить вежливые фразы, которых требовали обстоятельства, и он решил идти прямо к цели.
— Со времени моего приезда в Ханюань, — начал он, — я сгораю от желания посетить этот прославленный монастырь, но, увы, неотложные административные заботы постоянно удерживали меня в городе. Впрочем, желание получить ваши драгоценные наставления и насладиться красотой этих древних сооружений было не единственной причиной, побуждавшей меня предпринять эту поездку. Мне также хотелось задать вашему святейшеству ряд вопросов о некоторых делах.
— Мои скудные знания целиком в распоряжении вашего превосходительства. О чем же речь?
— Мне хотелось бы получить дополнительные сведения о трех кончинах, случившихся у вас в прошлом году. Только для того, чтобы навести порядок в бумагах.
Настоятель дал знак монашку покинуть комнату. Когда дверь за тем захлопнулась, он улыбаясь сказал:
— В этих стенах проживает около ста монахов. И это не считая послушников, братьев-прислужников и посетители, которые иногда оказывают нам честь своими визитами. А поскольку длительность человеческой жизни ограничена, то люди заболевают и умирают здесь, как и повсюду. Кого из умерших конкретно ваше превосходительство имеет в виду?
— Просматривая архивы присутствия, я обнаружил среди присланных мне вашим монастырем свидетельств о смерти три бумаги относительно трех девушек, не принадлежащих к вашему дому. Предполагаю, что они прибыли сюда ради совершенствования своего духовного образования?
Видя, как поползли вверх брови отца настоятеля, судья поспешил улыбнуться и добавил:
— Я не помню имен. Я проверил бы их, если бы в мои намерения входило остановиться здесь, но…
Он не закончил фразы, вопросительно посмотрев на собеседника.
Настоятель медленно покачал головой.
— Догадываюсь, о чем думает ваше превосходительство, — сказал он. — В прошлом году, действительно, одна приезжая из столицы, барышня Лю, заболела у нас. Учитель Суень сам лечил ее…
Он вдруг замолчал, уставившись на дверь. Судья повернул голову, надеясь увидеть, кто пришел, но дверь уже захлопнулась.
— Эти скоморохи так обнаглели! — воскликнул отец настоятель. — Не давая себе труда постучать, они врываются повсюду! Заметив удивленный взгляд судьи, он пояснил:
— По нашему обыкновению, мы набрали небольшую труппу профессиональных актеров с тем, чтобы они помогали нам в постановке мистерий во время наших юбилейных торжеств. Эти же артисты развлекают публику, выступая в интермедиях жонглерами и акробатами. Они в общем-то полезны, но совершенно не представляют, как следует себя вести в монастыре. С гневом стукнув по полу посохом, он заключил:
— В будущем году мы обойдемся без их услуг!
— Действительно, я припоминаю, — продолжил судья, — что барышня Лю скончалась после длительной болезни. Могу ли я осведомиться — исключительно для отчетности — кто делал вскрытие?
— Наш эконом. Он изучал врачевание.
— Превосходно. А другая девушка покончила самоубийством?
— Это очень грустная история! — вздохнул священнослужитель, — Барышня Гао была умной, но слишком впечатлительной, страдала галлюцинациями. Мне не следовало допускать ее в число послушниц, но ей так сильно этого хотелось, да и ее родители решительно настаивали, так что я сдался. Увы, однажды вечером, будучи в более возбужденном состоянии, чем обычно, она отравилась. Тело было отправлено семье, и похороны состоялись в ее родном городе.
— А третья? Речь опять-таки о самоубийстве?
— Нет, это был несчастный случай. Барышня Хуан также была весьма не глупа. Ее увлекала история нашего монастыря. Она любила бывать в храме и соседних зданиях. Однажды, когда она находилась на верху Юго-восточной башни, подломилась балюстрада, на которую она облокотилась, и бедняжка сорвалась в овраг, который окружает монастырь с той стороны.
— В моих делах нет результатов вскрытия, — заметил судья Ди. Отец настоятель печально покачал головой.
— Ваше превосходительство, вскрытие не производилось. Останки несчастной не были найдены. В том месте оврага есть провал глубиной метров тридцать, и еще никому не удалось его исследовать.
Наступило недолгое молчание, затем судья Ди спросил:
— Не перед зданием ли, где меня разместили, возвышается башня, с которой сорвалась барышня Хуан?
— Действительно, это та самая.
Настоятель отхлебнул глоток чая, давая понять, что наступило время прекратить беседу, но судья словно бы этого не замечал. Поглаживая свои длинные бакенбарды, он задал еще один вопрос:
— Есть ли монахини, проживающие здесь постоянно?
— К счастью, нет. И без этого моя ответственность достаточно тяжела. Но поскольку этот монастырь пользуется репутацией святости совершенно незаслуженно, я смиренно это признаю! — то многие семьи, где есть девушки, мечтающие стать монашками, добиваются, чтобы они совершенствовали свое духовное образование у нас. Они проводят здесь несколько недель и, получив монашеское свидетельство, вступают в другую обитель провинции.
Судья чихнул. Отерев усы шелковым платком, он сказал самым приветливым тоном:
— Благодарю ваше преосвященство за эти разъяснения. Дело сводилось к простой формальности. Само собой разумеется, я никогда не смел и подумать, что в этих стенах могут иметь место какие-либо нарушения.
Отец настоятель важно склонил голову. Судья допил чай и продолжил:
— Вы только что вспоминали об учителе Суене. Идет ли речь об известном писателе и ученом Суень Мине, который несколько лет назад исполнял обязанности императорского наставника?
— О нем самом. Присутствие учителя — большая честь для нашего скромного монастыря. Как вам известно, его карьера была блистательной. Являясь до смерти двух своих жен префектом столицы, он был затем назначен наставником его императорского величества. Когда пришло время покинуть дворец, трое его сыновей уже достигли зрелого возраста и занимали государственные должности. Поэтому он решил посвятить свои последние годы метафизическим изысканиям. Он избрал этот монастырь местом своего уединения и вот уже два года, как живет среди нас.
Отец настоятель с видимым удовлетворением продолжил:
— Учитель живо интересуется нашей общиной и постоянно присутствует на религиозных службах. Он в курсе всех наших маленьких проблем и никогда не отказывает нам в своих бесценных советах.
Судья тоскливо подумал, что придется нанести визит этому высокому лицу, и спросил:
— В какой части монастыря он обитает?
— Мы отдали в его распоряжение Западную башню. Ваше превосходительство встретится с учителем в зале торжеств, на представлении. Ваше превосходительство также встретит прибывшую из столицы несколько дней назад глубоко верующую вдову госпожу Пао с дочерью, Белой Розой, мечтающей о призвании монахини. Среди нас также находится известный поэт господин Цун Ли. Сейчас это наши единственные гости. Многие лица отказались приехать из-за ужасной погоды. Я не упоминаю о труппе Куан Лая, ибо простые актеры, конечно, не интересуют ваше превосходительство!
Судья находил глупым мнение тех, кто считал профессию комедианта позорной, а актеров — отверженными, и не думал, что от священнослужителя услышит столь безжалостные и несправедливые суждения.
— Актеры исполняют в обществе определенные обязанности, — возразил он. — За очень скромную плату они честно развлекают простой народ, нарушают однообразие его существования. К тому же исторические пьесы знакомят с нашим великим национальным прошлым… Этим преимуществом не обладают мистерии.
— Наши мистерии, — сухо ответил настоятель, — скорее аллегоричны, чем историчны. Их целью служит распространение Истины. Поэтому их просто нельзя сравнивать с вульгарными забавами.
Чтобы смягчить резкость своего замечания, он с улыбкой добавил:
— Осмелюсь, впрочем, надеяться, что ваше превосходительство найдет в них и определенный исторический интерес. Маски и костюмы актеров были изготовлены в нашем монастыре больше века назад. Это драгоценные реликвии прошлого! Теперь же дозвольте проводить ваше превосходительство в зал торжеств. Представление началось уже в полдень, и сейчас играются последние сцены. Затем в трапезной будет сервирован скромный ужин. Надеюсь, ваше превосходительство соблаговолит оказать нам честь и отужинает вместе с нами.
Перспектива оказаться на официальном банкете не слишком обрадовала судью, но в своем качестве начальника уезда он не мог отказаться.
— С самым большим удовольствием, — любезно ответил он. Оба встали. Когда они оказались в полутемном коридоре, отец настоятель быстро огляделся. Он явно испытал облегчение, что никого не увидел, и почтительно проводил своего гостя до массивных дверей.
Глава 4.
Судья Ди присутствует на театральном представлении, изобилующем драматическими событиями; молодой поэт говорит дерзости
Их встретил шум гонгов и металлических тарелок, смешанный с пронзительными звуками струнных инструментов. Виновным за весь этот оглушительный кавардак был устроившийся в огромном зале для торжеств монашеский оркестр. Около сотни монахов расположились между высоких столбов, поддерживавших потемневший от времени потолок, и свет дюжины крупных бумажных светильников падал на их желтые рясы.
При входе настоятеля они почтительно встали. Не останавливаясь, он провел судью с собой на возвышение рядом со сценой. Он указал уездному начальнику кресло справа от себя, кресло слева оставалось не занятым.
Тотчас же подбежал коротышка-эконом и принялся объяснять, что учитель Суень вышел, но вскоре вернется. Отец настоятель кивнул и послал его за фруктами и освежающими напитками.
Судья с большим любопытством наблюдал зрелище, развертывающееся на освещенных рядом красных фонарей подмостках. В центре сцены царила прекрасная женщина в расшитом золотом платье. Она держала скипетр, а ее высокую прическу украшали бумажные цветы. Сомнений не оставалось: героиней спектакля была царица Западного рая, волшебница Си-ван-му.
Одетые в длинные шелковые одежды семеро мужчин и одна женщина медленно танцевали перед ней под звуки торжественной музыки. Они изображали Восьмерых Бессмертных даосского пантеона, поклоняющихся своей государыне.
— Состоят ли обе эти женщины при монастыре? — спросил судья.
— Нет. Роль царицы исполняет актриса из труппы Куана. Кажется, ее зовут барышня Тин. Во время антракта она жонглировала чашками и блюдцами и исполнила акробатический танец. Жена Куана выступает в роли Феи Цветов.
Но очень быстро спектакль показался судье Ди скучным. Может быть, дело в моем состоянии, — подумал он. Голова все еще мучила его, руки и ноги заледенели. Он посмотрел на вторую ложу, находившуюся прямо напротив. С трех сторон ее окружала деревянная решетка, мешая публике видеть сидевших там двух женщин. Одна была внушительная, слишком сильно намазанная матрона в платье из черного Дамаска. Вторая-девушка, тоже в черном, но ее лицо только природе было обязано своими красками, с прекрасными правильными чертами лица, хотя ее брови были, пожалуй, слишком густы для женщины. Обе они с глубоким вниманием наблюдали за спектаклем. Отец настоятель заметил, куда смотрит судья.
— Эти две особы — госпожа Пао и ее дочь Белая Роза, — поспешил он объяснить.
Судья с облегчением увидел, что «восемь бессмертных» покидают сцену, а вслед за ними уходит и сопровождаемая двумя переодетыми в пажей послушниками «царица». На оглушительном ударе гонга замерла музыка, и по залу пронесся одобрительный шепоток. У судьи снова начался приступ чихания. Опять сквозняк, — подумал он. Но вслух произнес:
— Какой великолепный спектакль!
В эту минуту у него за спиной возник Тао Ган и прошептал:
— Эконом был занят, ваше превосходительство, и я переговорил с казначеем. Если ему верить, плана монастыря вообще не существует.
Судья ничего не ответил. С появлением довольно полного человека, подвижное лицо которого изобличало профессионального актера, снова установилась тишина. Очевидно, это был руководитель труппы. Низко поклонившись в сторону настоятеля, он звучным голосом объявил:
— С позволения вашего преосвященства мы завершим представление, как обычно, короткой аллегорией. В ней описаны испытания души человеческой, ищущей спасения. Барышня Нгеуян выступит в роли грешной души, которую мучит невежество в виде медведя. Я благодарю ваше преосвященство за благосклонное внимание.
Под звуки грустной мелодии, прерываемой душераздирающей жалобой длинных медных труб, на подмостках появилась гибкая девушка в белом. Она медленно кружилась, так что разлетались пышные рукава и концы вишневого пояса. Вглядевшись в ее раскрашенное лицо, удивленный судья Ди хотел было сравнить его с лицом барышни Пао, но в этот момент ее внушительная мамаша наклонилась вперед, и он не увидел будущей послушницы.
— По-моему, на сцене не актриса, а девушка, сидевшая в этой ложе, — шепнул он Тао Гану.
Тот приподнялся и посмотрел в ложу.
— Девушка по-прежнему на своем месте, ваше превосходительство.
Вытянув шею, судья присмотрелся.
— Да, ты прав. Но она выглядит такой напуганной, словно увидела призрак. Не понимаю, почему актриса загримировалась под барышню Пао…
Внезапно на подмостках появился воин. Он был страшен. Тесное черное платье подчеркивало его могучую мускулатуру, а лицо в красном гриме пересекали вертикальные белые полосы. Горящие светильники отбрасывали багровые отблески на его маленький круглый шлем и на саблю, которой он размахивал.
— Этого-то человека я и видел в окне! Это он душил женщину с обрубленной рукой, — прошептал судья Тао Гану. — Немедленно приведи ко мне руководителя труппы.
Воин владел саблей с удивительной ловкостью. Приплясывая вокруг девушки, он снова и снова делал выпады, от которых она с изяществом ускользала. Подчиняя свои жесты ритму барабана, он приблизился, и вдруг длинный клинок взлетел вверх и опустился с ужасающей быстротой, лишь на волосок не задев плеча его партнерши. Из второй ложи донесся громкий вскрик. Ухватившись за балюстраду, Белая Роза с ужасом смотрела на актеров. Ее мамаша что-то сказала ей на ухо, но она словно не слышала.
Внимание судьи снова перенеслось на сцену.
— Одно неосторожное движение, и нам пришлось бы оплакивать несчастный случай, — заметил он, — Кто он, этот парень?
— Актер по имени Мо Моте, — ответил настоятель. — Я целиком согласен с вами, он действовал неосторожно. Но теперь он более осторожен.
Действительно, воин отошел от девушки, выполняя ряд очень сложных выпадов; при свете красных фонарей его грим мрачно поблескивал.
Вместе с главой труппы появился Тао Ган.
— Вот господин Куан Лай, — объявил он.
— Почему вы не предупредили публику, что в аллегории примет участие Мо Моте? — сухо осведомился начальник уезда. Г-н Куан улыбнулся.
— Нам часто приходится импровизировать, господин судья. Мо Моте любит прихвастнуть своим умением обращаться с саблей, поэтому он сейчас исполняет роль Сомнения, грызущего грешную душу.
— На мой взгляд, это слишком напоминает настоящую пытку. Посмотрите, он снова начинает…
Барышне Нгеуян все с большим и большим трудом удавалось ускользать от бешеных взмахов сабли. Из-под грима проступали капельки пота, а ее грудь вздымалась все чаще. Казалось, что ей очень мешает левая рука. Из-за широкого летящего рукава судье не удавалось хорошо рассмотреть эту руку, но он видел, что девушке трудно ею пользоваться, и она прижимает ее к себе. Начальник уезда с гневом говорил себе, что если ему начнут повсюду мерещиться однорукие, то лучше заняться собственным здоровьем. В это мгновение сабля опустилась и отсекла клочок ткани от левого рукава танцовщицы. Барышня Пао громко вскрикнула.
Судья вскочил, чтобы приказать актеру прекратить его глупую игру, но прежде чем он открыл рот, девушка свистнула, и на сцене показался огромный бурый медведь. Зверь повернул голову в сторону воина, и тот поспешил отступить.
Начальник снова сел.
Медведь раздраженно пофыркивал, а потом медленно направился к танцовщице. Она прикрыла лицо правым рукавом, изображая крайний испуг. Чудовищный зверь надвигался на нее. Музыка прекратилась, в зале установилась мертвая тишина.
— Это чудовище ее убьет, — воскликнул судья.
— Медведь принадлежит барышне Нгеуян, — успокоил его Куан Лай, — Он привязан цепью к одной из колонн.
Судья не ответил. Происходившее на подмостках решительно ему не нравилось. Казалось, представление перестало интересовать и барышню Пао, но ее лицо еще сохраняло свою бледность.
Воин сделал еще одно вращательное движение своей саблей и исчез. Медведь медленно кружился вокруг актрисы, которая снова танцевала, стремительно кружась на пуантах.
— Куда делся Мо Моте? — спросил судья.
— Наверное, прошел в уборную для артистов, ваше превосходительство, — объяснил глава труппы. — Ему наверняка не терпится освободиться от грима.
— Был ли он на сцене с час назад?
— Он не покидал подмостков после антракта. С тяжелой маской на лице он представлял Дух Смерти. Любой другой актер умер бы от усталости, но он наделен невероятной силой и не смог устоять от соблазна вернуться, чтобы показать нам свое мастерство во владении саблей.
Судья не слышал последних слов Куана. Он неотрывно следил за стоящим на задних лапах медведем, который пытался обнять танцовщицу. Отступая, та поскользнулась, и огромный зверь бросился к ней, широко разинув пасть с желтыми клыками.
Судья чуть было не вскрикнул, но барышня Нгеуян уже вскочила на ноги. Изящным движением она погладила голову зверя, а затем, просунув руку за ошейник, низко поклонилась публике и под гром аплодисментов вышла.
Судья Ди стер со лба капельки пота. В последние минуты он совсем забыл о своей простуде, но теперь головная боль снова разрывала ему виски. Он хотел было встать, но настоятель положил ему руку на ладонь, говоря:
— Поэт Цун Ли сейчас прочтет эпилог. Безбородый юноша с одухотворенным лицом поднялся на сцену. Поклонившись зрителям, он начал:
Добрые люди из монастыря, Смотрящие драму грешной души, Истерзанной Горем и Сомнением. Верьте, вы будете спасены. Великий Дао даст вам прозрение Истинного пути.
Но будут наказаны хитрецы, Жадные и рвачи, Прибегающие к нему Ради женщин прекрасных и благ земных. И каждого ждет справедливая судьба, Как солнце рассеивает утренние облака.
Прочтя эти строки, поэт снова почтительно поклонился и вышел под звуки оркестра.
Судья вопросительно посмотрел на отца настоятеля. Последний стих, произнесенный в монастыре под названием «Утреннее облако», был неудачен, если не сказать хуже.
Священнослужитель задыхался от ярости.
— Немедленно позовите сюда этого юнца! — крикнул он руководителю труппы. Повернувшись к судье, он спросил:
— Вы слышали этого наглого мошенника?
Когда юноша предстал перед ним, настоятель не терпящим возражений голосом задал вопрос:
— По какой причине, господин Цун, вы от себя добавили последний стих? Он совершенно разрушил ту счастливую атмосферу, которую мы стремились создать в эти праздничные дни.
Цун Ли выглядел совершенно спокойным. Он насмешливо возразил:
— Последний стих, ваше преосвященство? Я думал, что вам скорее не понравится третий с конца. Но вы же знаете, когда импровизируешь, не всегда получается так, как хотелось бы.
Монах стал пунцовым от гнева. Поэт, по-прежнему невозмутимый, продолжал:
— Проще сочинять короткие стишки. Вроде этого, например:
Два настоятеля:
Один на земле, Другой под землей.
Два настоятеля:
Один среди монахов, Другой среди червей!
Настоятель в бешенстве ударил посохом об пол. Его черты были искажены гневом, казалось, он сейчас взорвется, но, сдержавшись, он сказал ледяным тоном:
— Господин Цун, вы можете удалиться.
После того, как дверь за поэтом закрылась, судья попрощался с настоятелем, у которого еще дрожали руки. Сделав несколько шагов, он обратился к Тао Гану:
— А теперь я хочу побеседовать с актерами. Знаешь, где находится их уборная?
— Да, ваше превосходительство. На том же этаже, что и моя комната, в поперечном коридоре.
— Никогда не видел подобного лабиринта! И ты мне еще говоришь, что его плана не существует? Но ведь закон требует, чтобы план был!
— Казначей мне объяснил, что часть зданий, расположенная вне храма, закрыта для публики. Туда могут входить только отец настоятель и давшие обет монахи. Вроде бы эти помещения нельзя ни описывать, ни изображать на бумаге. Казначей сам признал, что отсутствие плана неудобно, ведь монастырь так велик — иной раз сами монахи рискуют заблудиться.
— Какое нелепое положение! — сердито произнес судья. — С той поры, как императорский дворец соблаговолил проявить интерес к даосскому учению, эти люди возомнили себя выше законов! Мне довелось слышать, что при дворе начинает чувствоваться и буддийское влияние. Не знаю, какая из двух клик хуже!
Они пересекли галерею и вошли в небольшую комнату. У сидевшего там монаха судья попросил, чтобы кто-нибудь из послушников проводил его к учителю Суеню. Тао Ган позаимствовал у монаха фонарь, и они переждали, пока мимо не пройдет выходящая из зала для торжеств толпа монахов.
— Полюбуйся на эти откормленные лица! — сказал судья раздраженно, — Этим людям лучше бы выполнять свои обязанности перед обществом, жениться и завести детей.
Он чихнул.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.