read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Отчасти потому, что люди таковы, каковы они есть, Кэшел, - проговорила она. - Мы с вами иные. Я никогда не хотела обладать силой и властью, просто желала учиться.
Она широко улыбнулась, сразу сбросив не один десяток лет.
- Я избегала власти, это так, но, похоже, мне все равно не удастся закончить дни в тишине и постижении знаний, ибо сейчас мы стараемся удержать мир от катастрофы.
Она внезапно посерьезнела.
- Но есть и другая сторона: силы, достигшие пика тысячу лет назад, силы, которые разрушили Королевство - Старое королевство. Сторонние силы действуют исподволь, вызывая к жизни дисбаланс эмоций, чудовищный гнев, амбиции и ревность.
Теноктрис бросила взгляд в сторону реки. Кэшел предположил, что она видит вещи, куда более далекие, нежели баржи, ползущие по коричневатым водам Эрда, а также более крупные суда, движущиеся в сторону Внутреннего Моря.
- Сейчас волшебники, обладающие хотя бы какой-то силой, ощущают, что эта сила стала в несколько раз больше, - тихо произнесла старая женщина. - Они могут утопить острова, могут взрастить демонов, коим под силу смести с лица земли целые города. И, к сожалению, у этих волшебников нисколько не прибавилось разума.
Он взглянула на Гаррика, потом на Кэшела цепким орлиным взором.
- Да и прежде-то они тоже не блистали разумом и мало что соображали!
- Но ты-то соображаешь! - откликнулся Гаррик, кладя крупную загорелую руку на плечо волшебницы. - И мы попросту не позволим Малкару выиграть на сей раз. Злу не победить.
Кэшел поскреб за ухом, размышляя. Шарина покинула деревушку Барка и, похоже, навсегда. Она так и не узнала, какие чувства испытывал к ней Кэшел, ибо тот не решился открыться, просто смелости не хватило.
Поэтому Кэшел тоже покинул дом, не зная точно, куда отправится, лишь бы подальше от мест, вызывавших в нем столь мучительные воспоминания. В конце концов он снова обретет Шарину и спасет ее, когда никто больше не сумеет этого сделать. Никто, кроме Кэшела ор-Кенсета.
- Я думаю, все, в конце концов, наладится, - вслух произнес он. - Это всегда так бывает, когда не опускаешь рук.
Остальные взглянули на него с изумлением. Кэшел неловко улыбнулся. Гаррик и Теноктрис были людьми умными и прочли множество книг. Кэшел не прочел ни одной, но он учился у самой жизни. Пускай другие верят во что вздумается, но им не удастся изменить сокровенного знания в сердце простого парня.
Они двинулись дальше, проходя мимо людей, выгружавших специи из серианского корабля. Стройные загорелые матросы извлекали на свет божий сундуки, а местные грузчики укладывали их на тачки, готовясь везти на склад. Управляющий герцогов Сандраккана наблюдал за ними. Владелец судна, знатный серианец в шелковом халате, выглядевший гораздо выше и крупнее своих работников, неподвижно стоял в стороне, а его секретарь бойко считал на бамбуковых счетах.
- Если бы Острова на самом деле сейчас объединились, торговля развивалась бы куда лучше, - заметил Гаррик. - Может быть, это только мечты?
Теперь настал черед Кэшела с любопытством взглянуть на друга. Вряд ли о таком положено мечтать крестьянину из Хафта, пришло ему в голову.
- Силы, наступающие на Малкар, разобщены, - добавила Теноктрис. - Злые люди ненавидят друг друга так же сильно, как и тех, кого я обычно называю добрыми. И в этом - серьезное преимущество добра. - Она криво усмехнулась. - Правда, теперь уже сложно сказать, что является истинным злом и истинным добром. Все смешалось.
Они проходили мимо небольшого корабля, уже освобожденного от груза сухофруктов в запечатанных корзинах. Команда использовала мачту и рею в качестве импровизированного подъемника, чтобы укладывать корзины в запряженные мулами повозки.
На носу корабля блеснула медная табличка с изображением чайки и выгравированными буквами. Капитан, рыжебородый мужчина, казался столь же крепким, как и Кэшел, правда, меньше ростом. Он отгонял недовольных членов экипажа от палубы, в то время как ожидавший товара купец стоял у повозки.
Кэшел остановился, как вкопанный. Лицо его зарделось, словно он получил солнечный ожог - чего с ним, надо сказать, никогда не случалось. Он уставился на корабль.
- Это же "Птица Волн", - воскликнул Гаррик, подумав, что его друг пытается прочесть название судна.
- Тут что-то такое... - начал Кэшел. Его левая рука медленно обхватила посох.
Гаррик открыл было рот, но тут же снова закрыл его. Теноктрис наклонилась и подняла соломинку: в солому заворачивали корзины с товаром.
- Эй! - сердито крикнул извозчик. - А ну, прочь с дороги, задавлю!
Кэшел встал между Теноктрис и запряженными в повозку волами. Нацелив на извозчика посох, он в упор смотрел на него.
- Эй ты, валил бы ты, деревня! - снова заорал извозчик, оглядываясь на своих. Поигрывая кнутом, он обошел вокруг троицы, не выпуская из рук мешок с зерном.
Теноктрис начала бормотать заклинания, сопровождая каждое словно взмахом соломинки. Наконец она выпустила соломинку, и та полетела, будто подхваченная порывом ветра. И приземлилась на бочонок на передней повозке.
- Я думаю... - дрожащим голосом заговорила старая леди и едва не упала, не подхвати ее Гаррик: на сотворение заклинания ушло немало сил. - Думаю, нам нужно узнать, что там, в этой бочке.
- Правильно, - поддержал ее Кэшел. Он еще крепче перехватил посох. И они с Гарриком приблизились к купцу.

Шарина остановилась, глядя, как Илна ловко поворачивает уточную нить, пропускает ее сквозь нити основы и разглаживает - быстро-быстро, куда быстрее, чем сама Шарина или Лиэйн за третьим станком. - Тебе так здорово все удается, - вздохнула девушка.
Илна сосредоточенно улыбнулась. Пальцы ее так и сновали над тканью с обеих сторон.
- Это же просто, - отозвалась она. - У меня ж опыта больше, вот и все.
И это тоже было правдой. Любая деревенская девушка на Хафте училась прясть, как, впрочем, и стряпать, но за последние лет восемь Илну ос-Кенсет никто бы не назвал ученицей, напротив, остальным женщинам Барки было просто не угнаться за ней.
Ткань Илны была плотнее и раз в десять лучше, чем даже у лучшей деревенской ткачихи, Чантр ос-Чулек. Та тоже восхищалась работой девушки, заглядывая на огонек в таверну Рейзе.
Но дело было не только в опыте, ибо искусству Илны теперь не было равных в деревне и сейчас оно просто не шло ни в какое сравнение с ее прежними умениями. Похоже, что-то изменилось и в самой Илне.
Несколько месяцев Илна и Шарина шли каждая своим путем. Шарина лицом к лицу столкнулась со смертью и с демоном. Илне, похоже, довелось иметь дело с чем-то похуже, об этом говорили ее глаза, в то время как уста хранили молчание.
- Илна, - обратилась к ней Лиэйн, девушка, которую Шарина встретила в доме, где остановился Гаррик, в Эрдине, три дня назад. - Мой отец путешествовал по всему миру. Он привез нам с матерью подарки, когда вернулся. Я видела одежду со всех Островов и даже из дальних стран, но никогда не встречала тканей, подобных твоим.
Эта девушка называла себя Лиэйн ос-Бенло, но Гаррик как-то шепнул сестре, что Лиэйн родилась в знатном доме бос-Бенлиман. Отец ее, маг, скончался, а о причинах его смерти Гаррик предпочел умолчать.
И у Лиэйн, и у Илны волосы были черными, но кожа Лиэйн отличалась белизной, как и у всей саккандрской знати. Илна же была смугла, как орех. Обе девушки отличались свежестью и красотой, но Лиэйн, хорошенькая как куколка, была такой нежной, а Илна... Никто не назвал бы ее простушкой, и при взгляд на нее первым напрашивающимся словом было "суровая".
- Ну, наверное, - откликнулась Илна. - Пожалуй, это мне в утешение за то, что я не умею читать книжки, как ты и Гаррик, что скажешь?
Лиэйн залилась краской.
- Я научу тебя читать, - заявила Шарина. - Я ведь уже много раз предлагала тебе это. А ты всегда твердишь, что у тебя времени нет.
Она видела, что Гаррику нравится Илна и он на многое ради нее готов. Шарина очень хорошо знала подругу. Она не хотела, чтобы та подвергалась язвительным выпадам Лиэйн. Язычок у нее острый, словно нож, которым Илна пользуется в работе.
Мысли о ноже заставили Шарину вспомнить об оружии, на поясе ее верхней одежды, повешенной на крюк. Длинный, почти в локоть, клинок. Это был нож охотников на морского зверя с Острова Пьюл во внешнем море, к северу от главной цепи островов. Человека, которому он раньше принадлежал, звали Ноннус, тот приехал сюда и поселился отшельником в лесах вокруг Барка Хамлет еще до рождения Шарины.
Ноннус сажал растения и ухаживал за ними, мог вправить вывихнутую руку или ногу, помочь костям срастись и унять жар у тяжелобольных. Мог излечить от кашля, давая свои целебные микстуры, изготовленные из трав. Больше никаких дел он с общинниками не имел и жил особняком.
- Ой, вряд ли у меня есть талант к чтению, - протянула Илна, но особой печали в ее голосе что-то не чувствовалось. Пальцы продолжали сновать в такт произносимым фразам. - Да и к чему оно крестьянке. Правда, и искусное ткачество тоже.
Шарина привстала над станком. Пора было менять узор, но ей хотелось чуть размяться, мышцы затекли. Она воспитывалась как дочь хозяина постоялого двора, и дома ей чаще приходилось бегать, приносить и уносить, чем сидеть на одном месте, когда работают одни пальцы.
Девушки сидели в одном из помещений, входящих во владения мастера Латиаса. Большую комнату перегораживали бумажные, ярко раскрашенные пейзажами ширмы. В этой комнате было вольготнее и просторней, чем в иной крестьянской хижине.
Мастер Латиас дал девушкам пряжу и ткацкие станки. Он предлагал им ткать шелк, но Илна сказала, что шерсть подойдет лучше. Кэшел оказал когда-то услугу серианскому купцу, и теперь Латиас относился к ним, как к родным.
Шарина с Лиэйн согласились ткать вместе с Илной. Шарина не совсем понимала, зачем, но Илна так редко о чем-либо просила. А если и просила, то впоследствии отплачивала вдвойне.
- Чтение помогает познакомиться с людьми, которые живут далеко, а то и жили в далеком прошлом, - заявила Лиэйн. Она не пыталась затеять спор - просто у нее было собственное мнение на этот счет. - К тому же это немногое, что выжило после гибели Старого Королевства. Как сказал Селондр: "Нерукотворный памятник себе воздвиг я не из бронзы, но из слов". И он был прав.
- Не так уж много живет сейчас людей, с которыми я не встречалась, - парировала Илна. Она то ли фыркнула, то ли усмехнулась. - И с любым встреченным я могу видеться снова и снова. Вот разве с дядей Катчином...
Тут Илна посерьезнела, хотя и прежде почти не шутила.
- Пожалуй, и в отношении меня можно было бы сказать то же самое. Боюсь, все так и есть.
Шарина дотронулась до рукоятки пьюлского ножа в ножнах. Ничего такого, просто потянулась. Но боль отозвалась в сердце.

Люди на Пьюле как нельзя лучше подходят для серьезной и грубой физической работы. Генералы нанимали их в нерегулярные войска для поддержки кавалерии и тяжелой пехоты.
Ноннус тоже был наемником. И, видать, натворил таких дел, что впоследствии был вынужден сбежать в леса, где провел остаток жизни, умоляя Госпожу о прощении.
Ноннус охотнее общался с девочкой Шариной, чем со взрослыми жителями деревни Барка. Он же и покинул остров вместе с ней, когда ей потребовался компаньон, которому бы можно было полностью доверять. И погиб, спасая ее от врагов.
Он сделал это потому, что она была белокурой и прекрасной, а еще - во имя другой белокурой и прекрасной девочки, чье горло со смехом перерезал, когда король сражался за свою корону, ничем не брезгуя на пути к победе.
Шарина все бы отдала, чтобы вернуть Ноннуса, но знала также и другое: в глубине души отшельник всегда молил о смерти, о смерти как искуплении. И теперь ей оставалось уповать на милосердие Госпожи, как уповал на него сам Ноннус.
- Что ты ткешь сейчас, Шарина? - задала вопрос Лиэйн тоненьким фальшивым голоском. Шарина быстро опустила глаза и слегка улыбнулась.
- Воротник с красной каймой, - пальцы все еще лежали на рукоятке ножа. - Пустячок, зато мне по силам. За всю жизнь мне не научиться ткать, как Илна.
Шарина перевела взгляд на подругу.
- Илна, я не знаю, что ты сделала, и знать не хочу. Но ты должна запомнить одно: мне это и не важно, лишь бы ты не казнила себя.
Она сделала паузу, сглотнула и выпалила: - Ноннус делал куда худшие вещи, чем ты, но для меня в мире не было лучшего человека. Никогда не было!
И Шарина неожиданно даже для себя разрыдалась.
Лиэйн была девушкой чувствительной, выросшей в обстановке, где богатство и комфорт позволяли людям роскошь быть сентиментальными. Так что неудивительно, что она вскочила и сжала руку Шарины.
Удивительно было другое: строгая сдержанная Илна тоже схватила подругу за руку - за ту, в которой была стиснута рукоятка ножа.

Купец отвернулся от бочки, лежавшей на повозке, и заметил Гаррика и Кэшела, направлявшихся к нему. Его удивление быстро переросло в тревогу.
- Эй, что вы себе позволяете? - воскликнул он. - Кто вы такие?
Капитан корабля схватил со стойки у основания мачты деревянный молоток. К удивлению Гаррика, шесть матросов продолжали свою работу с невозмутимостью вьючных животных. Очевидно, они не станут реагировать на такую мелочь, как двое чужестранцев.
- Мы друзья, - просто ответил Гаррик купцу. - По крайней мере, ваши, господин. Не знаю, понравится ли судовладельцу то, что я хочу вам сказать.
- О чем это вы, а? - прорычал капитан. Он выскочил на причал. И это было ошибкой, ибо сразу стало понятно: с этими двумя парнями ему не справиться. Дубовый молоток в его руках вряд ли представлял собой серьезную угрозу. Не то что посох Кэшела.
- Я сын владельца постоялого двора, господин, - продолжал Гаррик. - Гаррик ор-Рейзе с Хафта. Вы как, заплатили за полные бочки?
- Разумеется, я плачу за полные бочки. Что это еще за вопросы?
Он выглядел усталым, но уже совершенно не напуганным; гневные нотки исчезли из его голоса.
Поджидавшие его шесть грузчиков переминались с ноги на ногу с хлыстами в руках, стараясь не участвовать в разговоре.
- Видите, как держится крышка на бочке? - спросил Гаррик. - Она пропускает воду, и вам это известно.
Бочку переставили на дно. Гаррик провел пальцем по мокрой крышке. Моряки безразлично глядели на него, будто ничего и не происходило.
Гаррик принюхался, ощущая сильный запах алкоголя, как и ожидал. Он протянул палец купцу, дабы тот удостоверился. Это был королевский сидр - оставшийся с зимы. Когда с него снимался лед, подо льдом оказывался напиток куда крепче обычного яблочного сидра. Такое пойло валило с ног, и сам Рейзе, например, редко держал его на своем постоялом дворе.
- Кто-то сделал щель в бочке по всей длине доски, - сообщил Гаррик, рассеянно улыбаясь разъяренному капитану. - Потом мастерски замазал ее воском, но будь я на вашем месте, непременно бы проверил, сколько осталось сидра, прежде чем стал бы платить за груз.
- Да заберет тебя Сестра в геенну огненную, лжец! - взревел капитан. Борода его встопорщилась - Эти бочки в таком же состоянии, в каком были, когда я грузил их в Вэллисе!
Люди, вместе выполняющие тяжелую работу, должны хорошо понимать друг друга, иначе быть беде. Кэшел и Гаррик провели долгое время, таская тяжести. И понимали друг друга с полуслова.
Кэшел постучал по крышке наконечником посоха. Бочка отозвалась гулкой пустотой.
- Похоже, так и есть! - заметил купец. - Меня зовут Опсос, ребята. Давайте откупорим бочку.
- Клянусь Госпожой! - вмешался капитан. - Если вы хотите открыть бочку, сначала заплатите мне за нее. Вы же специально выльете половину за борт.
Несмотря на горячность, капитан, кажется, понял, чем может обернуться дело. И с ужасными ругательствами набросился на матросов, которых, видимо, и считал виновными. Они как раз опускали свою конструкцию, собираясь спустить новую бочку.
Кэшел, опираясь на посох, ступил на дно повозки. Ось жалобно заскрипела, принимая вторую бочку.
- Да заберет меня Сестра! - заорал капитан, в порыве отвращения швыряя оземь молоток. Он просто из себя выходил при мысли о том, сколько бочек повредили его работнички за время путешествия.
Кэшел поднял посох над головой, потом с силой опустил его на бочку. Затычка вылетела, но жидкость не выплеснулась, хотя должна была. Значит бочка-то полупустая!
С помощью извозчика Опсос забрался в повозку. Гаррик продолжал оставаться рядом с Теноктрис, чтобы защитить ее в случае внезапного нападения.
Кэшел окликнул друга и бросил ему посох, Когда руки у него освободились, Кэшел наклонил бочку одной рукой, а другой дотянулся до нижнего кольца, поднял ее над головой, и вылил остатки жидкости на причал. Никакому силачу было бы не справиться с такой задачей: будь бочка на самом деле полна, в ней помещалось бы около сотни галлонов королевского сидра.
Гаррик отпрыгнул назад.
Теперь на дне бочки оставалось совсем чуть-чуть жидкости. И там, внутри, плавал труп - для сохранности погруженный в сидр.
С первого взгляда стало ясно: это не был труп человека. У него были две руки и две ноги, но кожа оказалась серой и чешуйчатой. Абсолютно безволосая голова тоже была размером с человеческую, но клиновидная по форме и напоминала змеиную.
- Чешуйчатый человек! - сообщила Теноктрис. - Да уж, для всего мира было бы огромным риском, если бы Чешуйчатые люди снова объявились!

- Ну вот, теперь все в порядке, - произнесла Шарина. Она глубоко всхлипнула. Илна кивнула и отошла в сторонку. Лиэйн протянула подруге платок, который держала наготове.
Шарина не заметила обшитого кружевом кусочка шелка. Она вынула из рукава собственный платок из грубого полотна и вытерла глаза и нос.
Илна изумленно наблюдала, как Лиэйн старательно скрывает разочарование. Этой девушке из богатой семьи еще предстояло узнать, что бедные люди редко принимают снисходительную помощь.
- Я, пожалуй, начну стягивать завязки на воротнике, - проговорила Шарина, обращаясь к Илне. - Или мне следует сделать его пошире? - Делай как хочешь, это же твой узор, - отвечала та, рассматривая работу подруги.
Полоска красной ткани должна украсить тунику, которую жена фермера наденет для церемонии жертвы Десятой Ночи. Перед домашним алтарем с изображением Госпожи и ее супруга, Пастыря, будет разливаться пиво и раскладываться нехитрая домашняя снедь. Для более важных случаев, например, на свадьбу или для ежегодной Процессии Десятины, когда в повозках, украшенных огромными изображениями божеств, прибывают жрецы из Каркозы, женщины надевают ленты и костюмы побогаче, купленные у бродячих торговцев.
- Прекрасная работа, - похвалила Илна. Шарина кивнула с благодарностью.
Каждому в селении было известно: Илна никогда не солжет, когда дело касается рукоделия. Разве что промолчит. Но даже в этом случае любой, кто стал бы добиваться ответа, услышал бы только правду, возможно, не самую приятную.
Илна медленно провела пальцами по завязке воротника. Ткань говорила с ней, рассказывала такое, о чем порой и не догадываются ее создатели. У нее всегда был этот дар, и она могла чувствовать и различать язык вещей, неслышимый для прочих.
Она никому не рассказывала о своем таланте, ни брату, Кэшелу, ни Гаррику, которого любила всю свою сознательную жизнь, ни разу не выказав эту свою любовь. Особенно Гаррику. Если люди и думали что-либо об Илне ос-Кенсет, так это то, что она отличная ткачиха и пряха и оценивает людей милосердно, но весьма сдержанно.
Изделие Шарины подарило Илне ощущение Барка Хамлет, простых домиков, теплого воздуха; все события там были исполнены особого смысла. И это не удивило Илну, как не удивили скрытая сила и нежность, наполнявшие работу Шарины, ее подруги с детских лет.
Новой показалась лишь глубокая грусть, но Илна видела, как плакала подруга, вспомнив о гибели своего защитника. Чувства Шарины к Кэшелу тоже не были для его сестры новостью. Илна отняла руки от ткани, как будто обжегшись. Правда порой обжигает.
- Ну вот, - произнесла Лиэйн, заканчивая свое изделие. Встала отодвинула табурет, чтобы Илна могла подойти поближе.
После того, как Илна покинула селение, ее смелость и решительность привели ее в место, которое она считала Серым Лимбо, но, как позднее догадалась девушка, оказалось Адом. Илна вернулась назад прислужницей адских сил и теперь знала и умела такое, что обычным людям и не снилось.
И навыки эти у нее остались. Она сумела освободиться от Темной Сущности, владевшей ею, но ничто не могло освободить Илну от зла, которое она совершила, когда была под властью этой Сущности.
Лиэйн стояла как вкопанная, ожидая, пока Илна осмотрит ее работу и произнесет свой приговор. Она встретила взгляд девушки и не отвела своего. Она знала, что Илна не станет щадить ее, но гордость не позволяла сдаваться.
Илна улыбнулась. Она понимала, что такое гордость, не хуже Лиэйн.
Она склонилась над работой, не касаясь ее. Вместо того чтобы соткать узкую полоску по всей высоте рамки, как сделала Шарина, Лиэйн выткала небольшой, с ладошку, квадрат. Он был украшен затейливыми зигзагообразными узорами красного и желтого цвета. Старательно выполненная, безупречная работа.
Торговцы одеждой, забиравшие изделия Илны на продажу и доставлявшие их богатым людям на всех Островах, были уверены, что она знает толк в модах Эрдина и Вэллиса, но такого она еще не видела. Она посмотрела на Лиэйн и спросила:
- Это сандракканский узор? Или ты видела подобный, когда ездила в Вэллис?
- Ни то, ни другое, - отвечала Лиэйн. - Такая вещь висела у меня над колыбелью, когда я была маленькой. Ее откуда-то привез мой отец. Я же говорю, он повсюду путешествовал.
Губы Илны раздвинулись в улыбке.
- А сама работа? Тебя учили ткать в школе для девочек?
- Нет, - сухо отозвалась Лиэйн. - Конечно, госпожа Гудеа учила нас ткать в академии, наряду с другими занятиями, необходимым молодой леди, но моя мать еще раньше обучила меня ткачеству. Она замечательно ткала, хотя, конечно, до тебя ей далеко.
Илна фыркнула.
- И тебе тоже, Лиэйн. Но ты ткешь лучше, чем кто-либо, кого я знаю. Тебя могла бы ждать отличная карьера.
И, пока девушки гадали над смыслом ее слов, Илна в первый раз коснулась кусочка ткани.
Она позволила сознанию погрузиться глубже в ткань, окунаясь в слои все дальше...
Козы срывали листья с кустов, что росли на скалистых склонах. Вдалеке лежали руины циклопических построек. Илна видела источник, откуда пришел этот узор, будучи не больше, чем козы, в состоянии догадаться, что это за место.
Девушки тихо шептались. Илна продолжала гладить ткань. Она по-прежнему осознавала мир вокруг себя, но в этот момент сама не являлась его частью. Тут у дверей возникло оживление. Это Теноктрис и мужчины вернулись с прогулки, возбужденно переговариваясь.
Душа Лиэйн озаряла ткань, словно солнце - морскую гладь. Она была спокойной, умелой и доброй, дух ее никому не сломать. Какой Лиэйн ос-Бенилман казалась, такой она и была на самом деле.
Илна отступила от станка и вздрогнула.
- Мы обнаружили такую тварь в бочке в доках! - с горящими глазами начал рассказ Гаррик. - Ее везли из Вэллиса, но...
Она замер, не сводя глаз с Илны.
- Может, тебе лучше сесть, Илна? - спросила Теноктрис. Кэшел, спокойный и сосредоточенный, уже придвинул поближе стул, усаживая на него сестру.
- Да со мной все в порядке, - отозвалась Илна, правда, позволив Кэшелу усадить себя. Бесполезно сопротивляться, когда брат что-то решает за тебя.
Она улыбнулась Гаррику, потом - Лиэйн.
- У меня все хорошо, - повторила она. - Так что вы нашли в доках?
Но это вряд ли ее интересовало. Наверное, провались все Острова вместе с их обитателями под воду прямо сейчас, Илна бы и бровью не повела.
Гаррик далеко пойдет. У него есть сила, живой ум и - благодаря отцу - образование, какое получил не каждый знатный человек в Вэллисе. Помимо всего прочего, Теноктрис говорила, что Гаррик - не Шарина - является настоящим потомком древних Королей Островов.
Ткань не солгала Илне, а Илна не лгала самой себе. Она не могла не понимать, что богатая, образованная Лиэйн бос-Бенлиман гораздо более под стать Гаррику.
Больше, чем невежественная крестьянка Илна ос-Кенсет.

Гаррик оглядел товарищей, понимая, что здесь незримо присутствует сейчас еще один человек: король Карус внимательно смотрел на мир из места между реальностью и сном. Карус усмехнулся, как обычно, держа руку на рукояти меча.
- Чешуйчатые люди населяют особый слой космоса, - тихо заговорила Теноктрис. - Он настолько далек от нашего, что между ними и людьми лишь однажды произошел контакт. Да и это скорее миф, чем история.
Она улыбнулась. - Это и был миф. Я старалась как можно больше узнать об этом, как и обо всех других мифах, например, о Добре и Зле.
- Они демоны? - задал вопрос Кэшел, наклоняясь вперед. - Эти Чешуйчатые - демоны?
Спросил, и замер в ожидании ответа, сжав кулаки. Он сражался с демонами голыми руками, утверждала Шарина. Кэшел не рассказывал Гаррику об этом, как и ни о чем другом, что считал хвастовством.
Комната была обставлена в серианском стиле - табуреты на изогнутых ножках чуть выше уровня земли, вокруг низенького же стола. Лиэйн и Теноктрис сидели на табуретах, а четверка из Барки уселись прямо на пол.
Они привыкли так сидеть. В гостинице Рейзе и на старой мельнице, где выросли Илна и Кэшел, были стулья, но во многих крестьянских хижинах были одни лишь каменные скамьи вдоль стен.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.