read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Парни дружно ломанулись с крыши. Я пристроился за парапетом и стал наблюдать за обстановкой. Негры пока не предпринимали активных действий, только изредка снизу доносились одиночные выстрелы. Наверное, действительно сообразили, что лобовой атакой ничего не добьются и стали рассредоточиваться. Я мельком глянул на часы, с начала нападения прошло всего пятнадцать минут. Судя по обмену сообщениями в эфире, из Нижнего города стали прорываться отдельные группы и целые подразделения наших солдат. От Шевчука по прежнему было ни слуху, ни духу. Опрос, наскоро проведенный Владом среди вышедших из окружения, показал, что казармы морпехов были пусты. Зато успели пробиться казаки-атаманцы. Потерь они не понесли, и хорунжий тут же повел их на усиление наиболее опасного участка. Пятеро казаков было отряжено для обеспечения взлета турболета. Поскольку мы не обладали современным тяжелым вооружением, было решено атаковать вражеский флот с воздуха. «Филин» нес пятьдесят четыре реактивных снаряда и две 30-мм электромагнитные пушки. И хотя большая часть боезапаса была израсходована на атаку Аль-Бакара, турболет вполне мог утопить несколько лоханок.
Прошло ещё минут десять. Наступила относительная тишина. Воспользовавшись оперативной паузой, на крышу поднялась Мария, узнавшая о моем ранении. Разрезав штанину и смыв запекшуюся кровь, жена внимательно осмотрела уже затянувшуюся рану.
-Никак не могу привыкнуть к нашим суперменским возможностям, - задумчиво сказала супруга, - слушай, если на нас всё заживает, потому что мы из другой реальности, то с этими неграми должно происходить то же самое!
-В принципе, да! – ответил я. - Но ты забываешь, зайчик, каким боеприпасом мы в них попадаем. То минигранатами, от которых мягкое человеческое тело превращается в кучку мяса. Или титановыми болванками, летящими со скоростью в несколько звуковых. Помнишь, как выглядят тела, у которых водосодержащие ткани разрушены на клеточном уровне? То-то!
Внезапно от порта вверх по аллее рвануло три десятка человек в набедренных повязках. Я дал длинную очередь, положил десяток, остальные повернули. И тут же вокруг меня стали посвистывать пули. «Началась разведка боем, - подумал я, - сейчас они проверят таким образом остальные участки, а потом опять ударят всей силой». И точно – повсей линии обороны стали вспыхивать перестрелки. Но тут над бухтой скользнула черная тень. В бой вступил турболет. Залп его ракет оставил на сетчатке глаз отпечаток, словно от вольтовой дуги. В порту моментально запылало несколько катеров. Потом наступила очередь десантных барж. Одна за другой они были пущены на дно.
На правом фланге, у самой кромки воды вдруг началась нешуточная пальба. Она стала быстро смещаться к центру, вдоль берега. Так ударить во фланг мог только Шевчук, сосвоими морпехами.
-Андрюха атакует вдоль бульвара! – заорал я в микрофон, - Влад, Мишка, Гарик, поддержите Шевчука!
Ребята уже сами сообразили, что делать. Сверху вниз словно покатилась волна. Вскоре в порту завязался рукопашный бой, в котором преимущество африканцев в автоматическом оружии было сведено к нулю. Я спустился с крыши, собрал всех уцелевших из дежурного взвода и двинулся вниз по аллее. Идти пришлось по щиколотку в практически жидком месиве, оставшимся от человеческих тел. Сопротивление негров уже было сломлено. Несколько катеров рванули к выходу из бухты, но наткнулись на заградительныйогонь наших кораблей.
-Отбой, отбой! – надрывались мои друзья, в попытке утихомирить разошедшихся солдат, - брать пленных, нам нужны «языки»!
Наконец резню удалось остановить. Уцелевших негров сгоняли в пустой склад. Из клубов дыма появился Андрюха Шевчук, таща за собой на веревке упирающегося рослого красавца, в какой-то невиданной нами ранее раскраске. Пленник дико вращал глазами и рычал сквозь стиснутые зубы.
-Андрюха! Ты где был? – увидев пропащего друга, заорал я.
-Нет, ну, ты прикинь, Серега! Решил устроить своим бойцам ночную учебную тревогу. Устроил, блин! – ответил запыхавшийся Андрей, - только вывел роту из города, приплывают эти уроды! – Шевчук злобно пнул пленного ногой. – Мне бы связаться с вами, скоординировать действия, а я рацию дома забыл! Пришлось импровизировать на ходу.
-Да, ладно, Андрюха, не переживай! Ведь справились! – сказал я, - а что это у тебя за экземпляр на веревочке?
-Похож на офицера, - ответил Шевчук, - командовал своими, да и размалёван как-то по-другому! А когда увидел, что окружен, попытался растаять в воздухе. В прямом смысле! Еле успели скрутить!
-Ни хрена себе! Видать важная птица нам в руки попала! – восхищенно присвистнул я. – Кто-то из потомков Великого Чаки. Живая машина времени! Отправь его под конвоем вАдмиралтейство, да скажи своим, чтобы веревку из рук не выпускали!
До самого рассвета разбежавшихся боевиков ловили среди многочисленных строений Нижнего города. С восходом солнца мы стали подсчитывать потери и очень скоро убедились, что наша победа оказалась Пирровой. Два корвета сгорели дотла, остальные корабли были серьезно повреждены. Практически можно считать наш флот выведенным из строя. Людские потери составили триста пятьдесят два человека убитыми и семьсот сорок шесть ранеными. И это при том, что треть пятитысячного гарнизона не принимала участие в бою, находясь на постах внешней линии обороны и береговых батареях. Африканцы потеряли около полутора тысяч убитыми, да двести двадцать человек попало в плен. Их раненые, получившие повреждения от мушкетных пуль или штыков, действительно быстро излечились. Пленниками оказались также четыре пенетратора[5],в звании от лейтенанта до капитана, остальные либо погибли, либо сумели соскользнуть из нашей реальности. Но самым интересным моментом стало обнаружение на одном из катеров ядерного взрывного устройства, кустарной сборки. Судя по всему, оно должно было послужить для окончательной зачистки местности после нашего уничтожения.
Допрос, проведенный с помощью нашего штатного знатока суахили Кати Тихомировой показал, что нападение было тщательно спланировано. Африканцы действовали не вслепую. Их действия предварялись тщательной агентурной разведкой. Лазутчики, имеющие европейскую внешность, неоднократно бывали в городе под видом купцов. А мы то дураки, черных высматривали! Почему они тайно не ввезли свой ядерный заряд, под видом мирного товара? Видимо мы настолько разозлили оппонентов, что они непременно хотели пустить нам кровь лично.
Тот рослый красавец, пойманный Шевчуком, оказался полковником Йенге, командиром гвардейской дивизии «Пурпурные львы», возглавлявшим нападение. Но он оказался крепким орешком, на вопросы не отвечал, только рычал, да пучил глаза.
-Стало понятно, что в покое они нас не оставят. И в следующий раз они не пойдут врукопашную, а сразу шарахнут своей бомбой! - сказал Андрюха на совещании, собранном на следующий день после сражения. – В связи с этим возникает вопрос – не пора ли нам переходить от обороны к нападению?
-Как ты себе это представляешь? – спросил я, - мало того, что они территориально находятся где-то в центре экваториальной Африки, так ведь ещё и неизвестно в какой реальности они сидят. Допустим, мы приезжаем в Африку, в какой-нибудь Конго или Заир, открываем «окно» в пятнадцатый или шестнадцатый век, а там мирно пасутся стада зулусов или масаев[6],которые знать не знают ни о каком государстве Великого Чаки.
-Насколько мне помнится, Великий Чака – реальный исторический персонаж! – ляпнул Гарик.
-Игорь! Реальный персонаж, зулусский правитель Чака, которого ты упомянул, действовал в конце восемнадцатого - начале девятнадцатого века, - внесла ясность Маша. – Атот с кем мы воюем, просто присвоил его имя.
-Вообще, по словам пленных, выходит интересная картинка – центр империи находится в реальности, где Европа полностью обезлюдела от чумы и последующего мусульманского нашествия. - Продолжил я. - Разве в истории нашего мира было что-либо подобное? Конечно, нет!
-Эта весёлая семейка напоминает мне героев романа Роджера Желязны[7], -заметил Мишка, - принцы Амбера тоже могли свободно перемещаться по другим реальностям.
-Насколько я понял, теоретически эти черные вполне могут попасть в мою родную реальность, - подал голос Косарев, - а с вашей техникой это невозможно.
-Слушай, точно! Ты с Антоном, а теперь и казаки во главе с хорунжим вполне могут попытаться вернуться домой, - воскликнул я. – У нас в плену несколько пенетраторов, хотя бы один должен поддаться на посулы или угрозы и послужить вам проводником!
При этих словах Зюлин заметно оживился, а Крюков и Косарев впали в задумчивость.
-Вернуться домой – это прекрасно, но я не могу вас оставить в трудную минуту! – сформулировал Влад свою мысль. Антон согласно кивнул, Зюлин слегка переменился в лице, но, посмотрев на Влада, кивнул тоже. Косарев заметил движения хорунжего и добавил, - до конца пойдут только добровольцы! Зюля, пойми это сам, а потом постарайся довести до своих казаков: вы здесь второй день, а мы с Антоном уже больше полугода. И эти ребята стали нам семьей! Но дело даже не в этом… Кто даст гарантии, что чертовы негры не попадут в нашу реальность сами и не притащат туда ядерный заряд. Поверь мне, Зюля, я внимательно изучил историю этого мира и понял - это страшное оружие. Не дай бог оно попадет в руки халифатцев!
-Хорошо, Владка, я понял, - ответил Зюлин, после секундного раздумья, - будем считать, что здесь мы охраняем дальние подступы к нашей Родине!
-А домой мы непременно вернемся, - продолжил Косарев, - вот только сначала раздавим это змеиное гнездо!
4ГЛАВА
Во дворце Великого Чаки царило смятение и страх. Вся обслуга ходила на цыпочках, стараясь не попадаться лишний раз на глаза императору. Узнав о разгроме лучшей воинской части и пленении полковника Йенге, отец нации впал в жуткую злобу. Он лично расстрелял несколько своих внуков, сумевших ускользнуть после разгрома десантногоотряда.
Лишь через несколько дней, отбушевавшись (за это время безвременная кончина постигла четверых слуг, попавших живому богу под горячую руку), император успокоился настолько, что уже мог связно мыслить. Срочно был собран совет шефов Корралей. Пожалуй, только Мартин спокойно пришел на совещание, не опасаясь последствий гнева отца. Остальные офицеры совершенно справедливо приготовились к смерти.
-Куда смотрела разведка?! – вперив пылающий взгляд в Оскара Розенблюма, вопросил Чака. – Кто мне докладывал, что противник вооружен кремнёвыми мушкетами? Кто мне говорил, что у них парусные корабли с допотопными пушками. Чем они стреляют, если от попадания в любую точку тела человек рассыпается как труха?
-А почему молчит глава провидцев?! – Чака перекинул своё внимание на другого. - Зури, внучок, кто мне сообщил, что линия, на которой сидят наши враги, полностью стабилизировалась? И что это говорит о прекращении на неё воздействия? Откуда тогда взялись у этих собак воздушные боевые машины? Или они были у русских уже в семнадцатом веке?!
-Мбуну!!! – Великий ткнул пальцем в начальника контрразведки, - это ведь ты, скотина, пел мне песни о том, что анклав противника полностью обособлен и не имеет поддержки местного населения?! Откуда тогда взялись тысячи воинов, буквально вырезавших наших лучших бойцов?!!
-Что вы все дрожите от страха, уроды?!! Ваши матери, безмозглые сучки, наверняка нагуляли вас на стороне! Будь вы рождены от моего семени, то сами бы попросили о ритуальном четвертовании, чтобы смыть позор! – Чака обессилено рухнул в кресло. Мартин молча встал, достал из заветного ящика бутылку виски и стал отпаивать отца.
-Даю вам последний шанс, - тихо сказал император минут через пять, - что хотите делайте, землю носом ройте, но эти люди должны умереть в самое ближайшее время. Оскар, разведку проведи лично! Я хочу иметь самые достоверные данные о составе противника и его вооружении. Зури, пусть твои провидцы не выходят из транса до тех пор, пока нескажут, каким образом враги сумели пустить по реальностям такую волну. Мбуну, собери свои лучшие кадры карателей и брось их на усиление армейцев. Дивизия «Пурпурные львы» должна быть возрождена. Если они не справляются одними винтовками, добавьте тяжелого оружия. Достаньте пушки, гаубицы, реактивные установки. Было бы неплохозаиметь танки и самолёты, но у нас нет для них экипажей. Черт бы побрал нашу патриархальность! Изначально следовало завести нормальную армию, а не кучу идиотов с китайскими автоматами. Всё, пошли все вон! Видеть не могу ваши рожи! Мартин, сынок, останься!
-Сынок, - ласково начал император, наедине с первенцем Чака говорил совсем другим тоном. – Прошу тебя, возьми всё под свой контроль. Судьба династии, всего нашего дела, на которое ушли столетия нашей жизни, сейчас под угрозой! Лично подбери вместо Йенге толкового командира дивизии. Найди человека с мозгами, а не такого дуболома, каким был покойный! Среди наших многочисленных потомков наверняка должны найтись подходящие кандидатуры. Кстати, сколько сейчас насчитывается ребят с даром?
-Три тысячи пятьсот сорок два человека! – немедленно ответил Мартин, - включая подростков и младенцев.
-А мы с тобой не очень то плодовиты, - невесело усмехнулся Чака. – За полтысячи лет вполне могли настругать отпрысков побольше.
-Дело не в этом, папа! – возразил Мартин. – Дар передается только по мужской линии. А у женщины может быть только один ребенок с даром, потом начинают рождаться только девочки. К тому же вероятность зачатия крайне мала, примерно один шанс на сотню. Чтобы увеличить численность династии, нам с тобой надо было покрывать всех самок, до которых мы только могли дотянутся. Но ты и я люди третьего тысячелетия, сильно испорченные цивилизацией и западаем только на красивых женщин, с признаками интеллекта.
-Да, ты прав! – задумчиво сказал Чака, - сколько раз я говорил себе: Томас, трахай всё что шевелиться, наращивай семью. Человеческому стаду, которым мы управляем нужномного пастухов! Но нет! Всегда побеждал дурацкий эстетический подход к подбору партнерши! И ничего тут не поделаешь, всё-таки я профессор университета, сын школьного учителя!
-А я профессорский сын! – кивнул Мартин. – И никуда нам от своего прошлого не уйти! Ладно, папа, не будем расслабляться! Будем злыми и жестокими, перегрызем глотки всем, кто стоит на нашем пути! Мы обязательно добьемся, что на Земле будут жить только люди с черным цветом кожи!
-Аминь, сынок! – торжественно подтвердил император.
5ГЛАВА
После отражения десанта мы резко ужесточили меры безопасности. Поголовно раздавать электромагнитное оружие не стали, но на постах в ключевых точках города теперьстояли морпехи с АК-104 из отдельного батальона, в который развернули первоначальную роту. Вход в бухту был прикрыт бонами заграждения и управляемыми донными минами. На шестой и девятой батареях установили радиолокационные посты. Косарев лично разработал планы мероприятий на случай разных неожиданностей. После нескольких тренировок стало ясно, что теперь войска гарнизона не будут бестолково метаться по улицам, а сразу займут предписанные диспозицией места.
На таможне оборудовали потайную комнату, соединенную с приемной замаскированным окном. В комнате постоянно сидел один из африканских офицеров и высматривал среди заезжих купцов агентов империи. На эту измену пленного подвигла угроза оскопления.
Эти методы очень скоро себя оправдали. Через неделю после генерального сражения катер с разведгруппой пытался прорваться ночью в бухту, но повис на бонах. Поскольку квадрат был отлично пристрелян береговыми батареями, то пары залпов хватило, чтобы пустить нарушителя на дно. А ещё через три дня на таможне был опознан и схваченсам глава глубинной разведки империи – Оскар Розенблюм. Старый друг и соратник Чаки. О таком «языке» можно было только мечтать!
Раскололся шеф Третьего Корраля моментально. Не пришлось даже пугать пытками. Из его рассказов мы почерпнули немало интересного о зарождении и становлении Великой Африканской империи. Подтвердилось наше предположение о том, что наш враг пришел из будущего. А в шок нас повергла следующая новость – Чака оказался бывшим профессором Колумбийского университета, бывшим кандидатом в конгрессмены и звали его Томас Робертсон.
Теперь мы знали о нашем противнике практически всё, включая ближайшие планы. По самым скромным прикидкам выходило, что следующий массированный удар африканцы нанесут месяца через два-три. Раньше им просто не сформировать боеспособную дивизию. Но вот нашествие диверсионных групп полковника Мбуну нужно было ждать уже в ближайшее время.
Стало окончательно ясно – в обороне нам не усидеть. Атаки будут продолжаться до бесконечности, пока у императора не кончатся воины или оружие. Или пока не кончимсямы… Людей в Африке много, закупленных в середине двадцать первого века китайских автоматов тоже. Вывод? Мы закончимся раньше! Следовательно нам пора нанести упреждающий удар!
Как-то вечером мы сидели с Горынычем в холле моего терема и попивали свежайшее местное пиво холодной фильтрации. Делали сей продукт на крохотном заводике в Нижнем городе под нашим чутким наблюдением (вот уж действительно вода, солод, хмель и совесть пивовара). Суточная производительность не превышала двухсот литров, и это количество выпивалось в считанные часы. В настоящий момент мы с Гариком упокоили в желудках по паре кружек под розоватые ломтики местной же воблы.
В связи с этим думы наши, занятые в последнее время хозяйственно-техническими проблемами приняли вдруг некий философский оттенок. Разговор у нас пошел легкий, соскальзывающий местами на воспоминания, чему совершенно не мешала сидящая с нами за столом Мария. Она тихонько пощелкивала клавишами неизменного ноутбука, изредка отхлебывая из стакана джин-тоник. Кот Мотька крутился под ногами, выпрашивая угощение.
-Погрузились мы в рутину, Гарик, - говорил я, отрывая сочные полоски рыбьего мяса с хребта. – Забыли о перспективе, живем сегодняшним днем. Ввязались в спор с мирозданием, вот оно и бьет нас по голове. То этими пробоями реальности, то нашествием черных расистов.
-И то верно, - соглашался Игорь, делая добрый глоток. – Вместо того, чтобы вплотную заняться изучением удивительного изобретения и данных им возможностей, мы наскоро приспособили его для своих нужд и эксплуатируем!
-По-хорошему на полномасштабное изучение темпор-машины нужен целый институт, - сказал я. – Правы были авторы старых фантастических романов, ведь почти в каждом произведении проблемами времени занимаются специальные научные коллективы. Ну, может кроме «Машины времени» Уэллса.
-Это совсем другой жанр, - поправила меня Маша. – Это антиутопия и собственно машина времени нужна для того, чтобы обозначить перед читателем способ, которым герой попадает в нужные условия.
-Ага, - кивнул я, переваривая комментарий. – Ты меня с мысли сбила. А я хотел сказать, что нам просто необходимо продолжить исследования. Конечно обстановка у нас сейчас складывается не совсем подходящая для научных изысканий, но всё же… Вот например, перемещаются же негры не только по времени, но и по реальностям. Значит такое физическое явление возможно, а если оно возможно, то мы вполне можем его повторить!
-Из допросов пленных офицеров выходит, что они сначала перемещаются именно во времени, а уж потом как бы начинают пролистывать реальности, - задумчиво сказал Горыныч, делая новый глоток. – Сдается мне, что их организм работает по принципу квантового компьютера. Так что действовать нужно именно в этом направлении – сначала время, потом реальность!
-Интересно было бы разрезать какого-нибудь из потомков Робертсона и посмотреть, что за мутация привела к таким способностям, - кровожадно сказал я, отрывая голову очередной вобле. – Гарик, а почему мы никогда не пробовали открыть «окно» внутри «окна». Вот сидим мы сейчас в прошлом, в чужой реальности, почему бы ни попробовать собрать здесь установку?
-Мне такое и в голову не приходило, - признался Горыныч. - Действительно, почему раньше не пробовали? Просто не было нужды! А ставить эксперименты без причины… Мы пошли по другому пути.
-Да, - согласился я, - по прикладному. Сначала улучшали своё благосостояние. Ну, понять нас можно – мы тогда «голодные» были! Не все же обладают пятикомнатными хоромами на Кутузовском проспекте и подаренным папой автомобилем иностранного производства. – Маша насмешливо фыркнула, а я продолжил, - а потом нам приключений захотелось, вот мы и нашли их на свою жопу!
-Всё-таки интересно попробовать, что получится, - сказал Горыныч, наполняя опустевшие кружки из березовой кадушки, - может, завтра и попробуем?
-А чего тянуть до завтра? – я решил взять быка за рога. – Давай прямо сейчас! У меня наверху есть комплект темпор-машинки.
-Тащи! – немедленно загорелся Гарик.
Я поднялся на второй этаж, в свой кабинет и достал из шкафа складную рамку «окна» и совмещенный с компьютером «модулятор сигнала». Этот мобильный набор совсем не напоминал первый образец машины времени. Вместо неошкуренных брусков – алюминиевый профиль, вместо телефонного провода – световоды, а «модулятор» и «трансформатор» стали, стараниями Гарика настолько миниатюрными, что встраивались в обычный ноутбук. На сборку рамки, подключение проводников и настройку программы ушло три минуты. Темпор-машина готова к работе!
-Куда отправимся? – спросил я, ставя курсор в окошке «год».
-Давай для начала на пару столетий, - сказал Гарик, я быстро набрал цифры «1410» и нажал «Ввод». В «окне» появилась «картинка» – голый склон холма, пустая бухта, нет даже рыбацкой деревушки на берегу.
– Попадание точное, но ничего интересного здесь нет, - констатировал я, - Слушай, а давай попробуем сунуться в будущее, относительно нашего теперешнего местоположения!? – и, не дожидаясь одобрения, набираю новую дату: год две тысячи пятый. Сначала ничего не происходило, только по рамке «окна» забегали маленькие синие молнии. Потом внутри «окна» появились белые зигзаги, словно на экране ненастроенного телевизора. И вдруг мгновенно появилось изображение! И какое!!!
Перед нами находился большой город. Белоснежные дома непривычной архитектуры с зеркальными панорамными окнами. В бухте стояли корабли. Тоже белоснежные и тоже непривычных очертаний. Почти все двухкорпусные, с пирамидальными надстройками. Чтобы рассмотреть их повнимательнее я достал из ящика комода бинокль. Гарик извлек оттуда же видеокамеру.
Тридцатикратная оптика позволила разглядеть флаги на гафелях и прочитать надписи на бортах. Флаги оказались Российскими триколорами, а надписи были на русском языке. Названия кораблей ничего нам не сказали: «Максим Печников», «Сергей Ляхов», «Александр Фомичев», «Василий Соловьев». Порт приписки – Севастополь. В глубине акватории стояли корабли серо-стального цвета с Андреевскими флагами, наверное, военные. Их обводы были совсем странны – полностью обтекаемые, как самолеты, без каких бы то ни было выступов и надстроек.
-На современный нам Севастополь не похоже, - резюмировала наблюдения Маша, - выходить наружу будем? Или опять пустим вперед кота?
Немного помешкав, мы крадучись пересекли границу реальностей. Вышли мы на красивой просторной улице. Вдоль проезжей части тянулись широкие газоны, росли пирамидальные тополя. Через каждые десять метров из травы били небольшие фонтанчики. Я огляделся по сторонам – по тротуарам неспешным прогулочным шагом двигались многочисленные пары и целые компании. Откуда-то звучала негромкая музыка, мелодия напоминала старинный романс. Слышался смех, голоса, но всё как-то приглушенно. В нашем мире такое же количество людей издавало бы гораздо больше шума.
Я машинально свернул «окно». Буквально в метре от нас прошли, взявшись за руки, парень и девушка. Они окинули нашу троицу любопытным, но не удивленным взглядом и спокойно, не оглядываясь, пошли дальше.
-Давай к стене отойдем, - шепнул Горыныч, - а то торчим тут, как три тополя на Плющихе.
Мы отошли в сторонку. Я ковырнул ногтем материал стены – напоминает твердый пластик, но структура зернистая как пенопласт. Примерно такой же состав под ногами. На углу дома затейливая по форме табличка с надписью: «Проспект адмирала Шарыгина» и номером дома - девятнадцать. Люди здесь были одеты нарядно, но не ярко – цвета пастельные. Мужчины в обычных длинных брюках и рубашках с коротким рукавом. Девушки в легких открытых платьях, длина подола – ниже колен. Поняв, что наша одежда не будет бросаться в глаза – на нас с Гариком были форменные зеленовато-песочные брюки и рубашки, а на Маше льняной сарафан, мы таким же прогулочным шагом, как у большинства окружающих, побрели вниз, в направлении моря. По проезжей части изредка бесшумно проносились самобеглые экипажи. Примерно такие же можно видеть и у нас, на автосалонах, в разделе концепт-каров. Начинало темнеть, и в кронах деревьев зажглись невидимые светильники. Улицу залил непривычный нашему глазу, но очень красивый, зеленовато-белый свет.
Метров через двести мы вышли на большую площадь с фонтаном. Здесь гуляющей публики было ещё больше. В нескольких открытых кафе играла музыка. Мы подошли к одному изтаких заведений. Три десятка симпатичных столиков, изящные стульчики. Несмотря на обилие праздношатающихся людей, половина столов пустует. В центре большая площадка, на которой вальсирует несколько пар.
-Передохнем, осмотримся? – спросил Игорь. Я согласно кивнул, и мы сели за свободный столик. Он оказался деревянным, накрытым чистейшей скатертью. Стулья, хотя и раскладные, но тоже деревянные. На сиденьях – мягкие подушки. На наши предприятия быстрого питания, с заляпанными кетчупом пластмассовыми столами и шаткими стульями это не походило решительно.
Как чертик из табакерки появился официант. Он молча поставил в центр стола вазочку с букетом фиалок, небольшой светильник и только после этих манипуляций раздал нам толстые книжки меню, в жестком переплёте.
-Руки бы помыть, - буркнул Гарик, - а то выскочили впопыхах, руки воблой провоняли.
Официант бесшумно исчез и через минуту вернулся, неся на подносе небольшой тазик и кувшин с водой. Слегка обалдевшие от такого сервиса мы вымыли руки, (официант поливал из кувшина) и принялись за изучение меню.
Только раздел «Безалкогольные напитки» занимал несколько страниц. Несколько десятков различных соков и морсов, два десятка видов чая, десяток видов кофе. Цены не превышают двадцати копеек. «Блин, а деньги! – вспомнил я». Сунув руку в карман штанов, я с облегчением нащупал несколько монеток. А поскольку ничего, кроме золотых рублей с профилем Дмитрия Первого там находится не могло, я успокоился окончательно. Золото – оно и в Африке золото! Как-нибудь рассчитаемся!
-Простите, любезный, а нет ли у вас сбитня? – светским тоном обратилась к официанту Маша.
-Конечно есть, сударыня! – ответил официант, - что закажут господа?
-Мне клюквенный морс, - сказал я.
-А мне березовый сок, - решил выпендриться Горыныч, - хоть раз в жизни попробовать!
Официант подождал ровно три секунды и, поняв, что больше заказов не будет, бесшумно удалился. Уже через минуту перед Машей стояла фарфоровая чашка со сбитнем, передо мной тонкий хрустальный (!!!) бокал с морсом, а перед Горынычем такой же бокал с прозрачным соком. Пить после пива с воблой морс – явный перебор, но я не удержался и попробовал. Заводскую отечественную «Чудо-Ягоду» этот напиток напоминал так же мало, как французский коньяк «Отард» - молдавский «Белый Аист». Маша и Горыныч тоже остались довольны качеством своих напитков.
Некоторое время мы смаковали чудесный вкус, потом стали обмениваться первыми впечатлениями об увиденном.
-Вот сервис! – восхищался Гарик, щелкая ногтем по бокалу, - какая-то забегаловка на площади и, пожалуйста, хрусталь! У нас не во всех ресторанах такую посуду подают! А уж про мытьё рук я вообще молчу!
-А я обратила внимание, что здесь никто не носит шорты, а ведь город явно курортный. - Также я не заметила ни на ком джинсов. А среди девушек нет ни одной в брюках, только юбки. – Поделилась чисто женским наблюдением Маша.
-Я заметил, что здесь никто не курит, - высказался я. – Ни на улице, ни за столиками кафе! Нигде! Посмотрите вокруг! Люди просто гуляют, дышат воздухом! Почти никто не ест, только пьют освежающие напитки. Пьяных нет! Вообще не видно употребляющих спиртное! Поправка, вон за тем столиком явно дегустируют вино, но вот водки я нигде не вижу! Возможно ли такое вечером на курорте у нас?
Наконец решив, что для первого раза впечатлений достаточно, мы стали собираться домой. Слегка подняв руку, я привлек внимание официанта.
-Счет, пожалуйста! – попросил я, внутренне уже настраиваясь на уговоры взять в качестве оплаты неизвестные золотые монеты. Официант достал из нагрудного кармана небольшой плоский приборчик, очень напоминающий миникомпьютер «Палм» и, нажав на несколько кнопок, протянул мне небольшую, размером со спичечный коробок, тонкую пластиковую карточку, выпрыгнувшую из верхней щели устройства. Я взял карточку и внимательно рассмотрел её. По сути это был чек, там было напечатано название заведения: кафе «Фиалка», потом в столбик шел перечень напитков, с указанием цены и в конце подводился итог – тридцать четыре копейки. Ниже шла тонкая полоска магнитной ленты.
-Извините, уважаемый, - начал я, - видите ли, мы вышли из дома не захватив деньги, и если вы примете в залог одну из этих золотых монеток…
-Вы видимо недавно приехали? – вежливо прервал меня официант. – Этот счет вы можете оплатить в любое время, в любом банке города. Желаю приятного вечера, заходите к нам ещё!
Когда официант удалился, мы, окончательно обалдевшие от здешних нравов, побрели к месту высадки.
-Гарик, я надеюсь, ты всё снял? – спросил я друга, когда мы вернулись домой.
-Так точно, камера работала не выключаясь, - ответил Игорь. – За красоту планов поручиться не могу, но все важные моменты остались на пленке.
-Давай, подключай аппарат к телевизору, - скомандовал я. – Посмотрим хронику нашего путешествия ещё раз!
-А может, позовем остальных? – подала голос Маша. – Такое важное событие нуждается во всестороннем обсуждении!
-Ночь на дворе! – машинально сказал я.
-Ну, и когда это вас, архаровцев, останавливало? – съязвила супруга.
Пока Горыныч возился с аппаратурой, я обзвонил всех друзей и кратко описав наши приключения, пригласил на брифинг в свой терем. Такая новость быстро сбила сон и вскоре в моем холле, перед огромным экраном проекционного телевизора собрались Влад, Антон, Андрей, Мишка и Катя. Мотька, обрадованный приходом гостей, метался под ногами, мешая рассаживаться. За пару минут объяснив товарищам суть и метод проведенного эксперимента, я включил запись.
Как только на экране пошли первые кадры с панорамой города и бухты, Косарев воскликнул:
-Это же наш Севастополь! – Крюков согласно кивнул, впившись глазами в изображение.
-А что это за катамараны? – не преминул поинтересоваться Горыныч.
-Плавучие отели, - ответил Антон, - я сам пару недель провел на «Василии Соловьеве». Отдыхал во время отпуска, пять лет назад.
В кадр вплыла табличка с надписью «Проспект адмирала Шарыгина». Тут уже не удержался я:
-Что-то я такого флотоводца не припомню! Чем он прославился?
-Адмирал Шарыгин командовал авиацией Черноморского флота во время Второго Джихада. Мой бывший начальник, - ответил Крюков, - погиб в бою над Суэцем. Я тогда командовал эскадрильей с авианосца «Князь Потемкин-Таврический». Мы прикрывали высадку десанта на Порт-Саид.
-Точно, - подтвердил Косарев, - как раз я со своими казаками и высаживался. Жаркое было дело. Треть сотни в песках полегла, но город мы взяли.
-Ну, вы, блин, даете! – восхищенно отреагировал Мишка. – Это ж надо – русские высаживаются под Порт-Саидом! А чего так далеко? Почему не начали со Стамбула, или со Святой земли?
Косарев и Крюков переглянулись.
-Вообще-то Стамбул был захвачен в одна тысяча девятьсот шестнадцатом году, ещё во время первого Джихада. – Сказал Влад. - Там теперь стоит совершенно русский город – Царьград. Проливы Босфор и Дарданеллы уже давно под нашим контролем. А Палестину и половину Синайского полуострова мы захватили в сорок девятом. И несмотря на неоднократные попытки халифатцев отбить, мы до сих пор удерживаем эти территории.
Ошеломленные такой информацией (ведь знаем Влада и Антона уже больше полугода, и вдруг узнаем от них такие чудеса!), мы несколько минут молча смотрели запись. Досмотрев до конца, Косарев нетерпеливо вскочил.
-Сергей, ты «окно» закрыл или свернул?
-Свернул естественно! – ответил я.
-Антошка! Ты хоть понимаешь, что это значит!? – воскликнул Влад. Я никогда ещё не видел есаула в таком возбуждении.
-Чего непонятного! Мы можем вернуться домой! – ответил Крюков. – Причем в любой момент!
-Не будем откладывать на завтра то, что можно сделать послезавтра, - одарил я друзей перлом псевдонародной мудрости. – Вызывайте Зюлина, да сходите на разведку сами.А казакам пока ничего не говорите! Есть небольшая вероятность того, что эта реальность просто очень похожа на вашу. А то получится ошибка, как в седьмой серии «Скользящих».
-Где? – удивился Влад.
-Есть такой телевизионный сериал «Скользящие», - пояснила умница Маша. – Там группа людей мотается по параллельным мирам. И вдруг находят мир в точности похожий на их собственный. Но затем начинают замечать небольшие отличия. Одно из них такое – в городе Сан-Франциско мост называется не «Золотые Ворота», как у них, а «Голубые Ворота».
-Так что, проверьте там всё досконально, - продолжил я. – И только когда окончательно удостоверитесь в подлинности реальности, оповещайте казаков!
Очень быстро появился вызванный по телефону Зюлин. Ему в двух словах изложили суть дела, глаза хорунжего загорелись. Мы развернули «окно» и офицеры робко (!!!) ступили на белый пенобетон тротуара.
-Ну, как? – не преминул поинтересоваться Горыныч.
-Очень похоже! – втянув ноздрями воздух, словно проверяя мир на запах, ответил Косарев. – С чего начнем проверку, друзья?
-Пошли в штаб флота! – немедленно отреагировал Зюлин, - мою полусотню наверняка разыскивают!
-Ладно, пошли! - согласился Косарев. - Катюша, ты с нами? – Катя кивнула и присоединилась к офицерам. А Косарев продолжил, обращаясь к нам, оставшимся, - если этот мир ненаш, то сразу всё и выяснится! Я сворачиваю «окно», до встречи, ребята!
Изображение внутри рамки исчезло и через мгновение появилось вновь. У меня натурально отпала челюсть. Видимо офицеры провели в своей реальности не один день – всеони были в новенькой, с иголочки форме. Зюлин и Косарев в ярко-синих, чесучовых кителях, каракулевых кубанках с синим шлыком, синих бриджах с черными лампасами и блестящих хромовых сапогах, а Крюков в черном флотском кителе, с кортиком у бедра. На груди у всех троих сверкали впечатляющие иконостасы, белые и красные крестики орденов Святого Георгия и Святого Владимира. Умом то я всегда понимал, что они боевые офицеры, а вот подсознательно реагировал на них, как на обычных парней, рассказывающих про свой мир занимательные сказки. И вот теперь сказка становится явью!
-Ну, как вы тут? Не успели соскучиться? – выглядел Косарев донельзя довольным. – Мы наконец-то обрели дом! Это абсолютно точно наш мир! Проходите сюда. Мы долго были вашими гостями и вот теперь ваша очередь.
Испытывая непонятное смущение, мы неловко протиснулись в «окно». В нескольких шагах, как раз под табличкой с номером дома стояли ещё два офицера, один флотский, второй казак-атаманец. Увидев нас, они синхронно, отточенным движением отдали честь.
-Начальник разведки Черноморского флота вице-адмирал Борисов, командир лейб-гвардии Атаманского полка генерал-лейтенант Абрамов, - представил своих спутников Влад, потом начал представлять нас, - старший воевода Иванова, главные воеводы Иванов, Тюрин, Суворов, старший тысяцкий Шевчук.
-Я представлял вас более старшими по возрасту. – Вежливо сказал адмирал. - Насколько я помню из рассказа уважаемого есаула, звание воеводы приравнено к генеральскому. Удивительно, вы такие молодые и уже в таких чинах.
-Они в одиночку провели несколько блестящих операций, некоторые из которых можно приравнять к фронтовым, - пояснил Косарев. – У нас будет длинный разговор! Вы не против? Нет, тогда прошу вас, садитесь в авто, друзья!
Мы с комфортом разместились всей компанией в приземисто-обтекаемом как спорткар автомобиле, внутри просторном как минивэн. Через несколько минут езды, или по ощущениям полета, по городу машина остановилась перед большим красивым зданием, по архитектуре напоминающим отель «Рэдиссон-Лазурный».
-Штаб флота, - сказал Борисов. – Если вы не возражаете, проведем беседу в моем кабинете.
Мы прошли внутрь через огромные двери, часовые на входе вытянулись в струнку при виде нашей процессии. Миновав огромный холл, заходим в лифт и поднимаемся на десятый этаж. Кабинет начальника разведки оказался по здешним меркам небольшим, площадью метров тридцать. Зато стены отделаны панелями из карельской березы. Мебель из того же дерева. Скромная, неброская роскошь. Здесь нас пригласили рассаживаться за длинный стол. Стройный, молодцеватый адъютант тут же принес кофе в крохотных чашечках.
-Ничего, если я закурю? – развязным тоном поинтересовался Горыныч. Это у него сработала защитная реакция на помпезность. Адмирал удивленно покосился на Игоря, но молча кивнул. Адъютант моментально поставил перед Гариком массивную пепельницу, тихо постоял несколько секунд в ожидании дальнейших распоряжений, прямо как давешний официант, и, не дождавшись, чинно удалился.
-Прежде всего, господа я должен сердечно поблагодарить вас за участие в судьбе наших офицеров и казаков, волей провидения заброшенных в чужой для них мир. – Начал адмирал. - Если бы не ваша бескорыстная помощь, то, вероятно, их ждала бы грустная участь. Если честно, по есаулу Косареву и кавторангу Крюкову, пропавших без вести в прошлом году при выполнении специальных миссий, мы с прискорбием уже отслужили панихиды. А вот полусотню хорунжего Зюлина мы искали до последнего времени, продолжая надеяться на чудо.
-Ну, если вы их похоронили, то ребята будут долго жить, - улыбнувшись, ответил я. – В принципе, наш поступок не стоит благодарности, мы просто выполняли свой человеческий долг.
-Не скромничайте, воевода, - продолжил адмирал. – Вы поступили как благородные люди. Я думаю закончить с представительской частью и перейти непосредственно к делу. А суть дела такова – по данным агентурной разведки некоторое время назад в армию и спецподразделения Халифата стали поступать автоматические штурмовые винтовки. Они напоминали автоматы Калашникова, снятые с вооружения Русской армии пятнадцать лет назад, и поэтому мы сначала заподозрили утечку технологий. Маршруты поставокоружия начинались на североамериканском континенте. Чтобы выяснить источник поступлений в Нью-Арк был послан есаул Косарев. Для его внедрения тогда была разработана целая операция прикрытия. Разыграли скандал из-за женщины и дуэль с членом императорской фамилии. Но за два года, проведенных в САСШ есаулу не удалось выйти на след торговцев оружием. Потом с ним случился известный вам казус. И только увидев в руках ваших чернокожих оппонентов точно такие же образцы и узнав про способности, с помощью которых эти люди могут совершенно свободно перемещаться по мирам, Косарев понял, кто был тем таинственным поставщиком оружия в Халифатскую армию. О чем есаул и доложил после возвращения.
-Понятно, - сказал я, - ребята Робертсона уже и в вашей реальности успели отметиться! Шустрые!
-Да, - кивнул адмирал, - а сообщение есаула об имеющихся в вашей реальности боеприпасах страшной поражающей силы и о нахождении такого же устройства у негров, признаться, повергло нас в некоторый шок. Скажу сразу, мы не гуманисты и возможность производства подобных боеприпасов в России обсуждалась на самом высоком уровне. Ведь Косарев в любой момент может по памяти воспроизвести все необходимые технологии. Но после всесторонних обсуждений командование пришло к выводу, что ядерный боеприпас нам не нужен. Ведь по рассказам есаула в вашей реальности ядерные заряды в боевых действиях не применяются, а служат средством сдерживания в противостоянии держав. Нам, к счастью, такое не требуется. Российская империя и так доминирует во всем мире. А в войне с халифатцами нам вполне хватает обычного оружия.
-Отрадно слышать про вашу силу, - сказал я, - жаль, что в моем мире Россия не достигла таких успехов. А насчет боевого применения ядерного оружия есаул сказал вам чистую правду – это не оружие войны, а оружие самоубийства, причем мирового масштаба.
-Между тем, в государстве так называемого Чаки, оно есть, - продолжил адмирал, - и это не может не беспокоить нас. Ведь если они снабжают халифатцев автоматами, то вполне могут вручить им ядерный фугас. Конечно, со средствами доставки у халифатцев слабовато и до коренной России им не добраться. Но вот на Средиземноморском ТВД[8],или в Закавказье они вполне могут просто на руках притащить взрывное устройство в нужное место. О последствиях взрыва вы наверняка знаете гораздо лучше нас, ведь вы живете с этим оружием уже полвека.
Борисов сделал паузу, отхлебнул остывшего кофе.
-В связи с этой угрозой командование поручило мне сделать вам предложение, – продолжил адмирал. – Вы обладаете технологиями, сути которых не поняли даже наши лучшие специалисты. При помощи вашей установки возможно провести ударный отряд в самое сердце этой африканской империи зла.
-Вы вполне можете забрать себе пленных офицеров-пенетраторов, - сказал я, - они приведут вас к Великому Чаке гораздо быстрее.
-Возможно, это действительно так, - согласился Борисов, - но основная проблема заключается в том, что в нашей реальности экваториальная Африка принадлежит Халифату. И десантирование туда достаточно крупного отряда неминуемо приведёт к полномасштабной войне. Мы и так недавно нанесли халифатцам сильное оскорбление, уничтожив генерала Аль-Бакара. По последним данным разведки в Халифате начался призыв в армию первой очереди резервистов.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.