read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Чарльз читал. Когда я вошел, он положил книгу обложкой вверх на коле-
ни и окинул меня ненавязчиво-изучающим взглядом. По глазам его, как всегда,
ничего нельзя было прочитать -- я часто довольно четко улавливал мысли дру-
гих людей, но с ним это не проходило.
-- Привет, -- сказал я.
Я услышал, как он вздохнул и выдохнул через нос. Секунд пять он раз-
глядывал меня, затем указал на строй бутылок и бокалов на столике под моей
фотографией.
-- Выпей. -- Прозвучало это не как предложение, а как приказ.
-- Еще только четыре часа.
-- Неважно. Что ты сегодня ел?
Я ничего не сказал, и это само по себе было для него ответом.
-- Я так и думал, -- кивнул он. -- Ты выглядишь исхудавшим. А все это
чертово дело. Я полагаю, что ты собирался сегодня быть в суде.
-- Слушание отложено до завтра.
-- Выпей.
Я покорно подошел к столу и оценивающе глянул на бутылки. Следуя сво-
ему старомодному стилю, Чарльз держал бренди и шерри в графинах. Виски --
"Фэймос Гроус", его любимое, -- было в бутылке. Хорошо бы выпить виски, по-
думал я и тут же усомнился, что смогу хотя бы налить себе.
Я посмотрел на фотографию. В те дни, шесть лет назад, у меня были це-
лы обе руки. Тогда я был жокеем, чемпионом Великобритании, лучшим в
стипль-чезе. Кошмарное падение окончилось под острыми копытами, которые
чуть не оторвали мне левую руку, что означало конец одной карьеры и начало
другой. Мало-помалу я стал детективом -- но еще два года оплакивал то, что
утратил, и дрейфовал по жизни, как обломок потерпевшего крушение корабля.
Мне стыдно за те два года. В конце их безжалостный негодяй окончательно ис-
калечил мою руку и сподвиг меня на то, чтобы сделать протез, который рабо-
тает от батареек в культей выглядит так натурально, что люди зачастую не
обращают на него внимания.
Сейчас проблема заключалась в том, что я не мог отвести на ней боль-
шой палец достаточно далеко от других, чтобы взять графин с бренди, а пра-
вая рука тоже не слишком меня слушалась. Я оставил эту затею, чтобы не за-
лить бренди персидский ковер Чарльза, и сел в золоченое мягкое кресло.
-- Что случилось? -- отрывисто спросил Чарльз. -- Зачем ты пришел?
Почему не пьешь?
Помолчав, я мрачно сказал, зная, что это причинит ему боль:
-- Джинни Квинт покончила с собой.
-- Что?
-- Сегодня утром. Она выбросилась с шестнадцатого этажа.
Его костлявое лицо застыло, он как бы мгновенно постарел лет на де-
сять. Глаза потемнели, словно запали в глазницах. Чарльз знал Джинни Квинт
чуть ли не больше тридцати лет, любил ее и часто гостил в ее доме.
В моей памяти тоже ожили воспоминания. Воспоминания о приветливой
приятной женщине, счастливой в своей роли хозяйки большого дома, безобидно
богатой, искренне и великодушно занимавшейся благотворительностью, нежив-
шейся в лучах славы своего знаменитого, красивого, добившегося успеха един-
ственного ребенка, всеобщего любимца.
Ее сына Эллиса я, Сид Холли, его друг, усадил на скамью подсудимых.
В последний раз, когда я видел Джинни, она смотрела на меня с неверо-
ятным презрением, желая знать, как это я оказался способен низвергнуть ве-
ликолепного Эллиса, который любил меня, который доверил бы мне свою жизнь.
Я встретил поток ее гнева, не защищаясь. Я в точности знал, что она чув-
ствует. Сомнение, негодование, обиду... Мысль о том, в чем я подозреваю Эл-
лиса, причиняла ей такую боль, что Джинни отвергала саму возможность его
вины, как почти все остальные, хотя для нее это было мучительнее.
Большинство людей верили, что я совершенно не прав и что я уничтожил
себя самого, а не Эллиса. Даже Чарльз в первый момент с сомнением спросил:
-- Сид, ты уверен?
Я сказал, что да, уверен. Я отчаянно надеялся, что это не так... на-
деялся на любой другой исход... потому что знал, что я взвалю на себя, если
пойду дальше. И в конце концов все вышло именно так, как я боялся, и даже
хуже. После того как разорвалась первая бомба -- в виде предположения, --
обвинение в преступлении, которое заставило половину страны жаждать крови
(но только не крови Эллиса, о нет, нет, это немыслимо), и состоялось первое
слушание в суде, заключение под стражу (скандал, его должны были, конечно
же, немедленно выпустить под залог), в прессе наступило мертвое молчание до
тех пор, пока не завершится процесс.
По британским законам ни одно свидетельское показание не может обсуж-
даться публично до суда. За сценой может идти дознание и подготовка к суду,
но ни потенциальным присяжным, ни Джону Доу [Джон Доу -- воображаемый истец
в судебном процессе, юридическое лицо имярек, простой гражданин.] на улицах
не позволено знать детали. Неинформированное общественное мнение в резуль-
тате застыло на стадии "Эллис невиновен", и уже третий месяц не смолкало
злословие в мой адрес.
Эллис, видите ли, был сущий Лохинвар Молодой [Лохинвар Молодой -- ге-
рой поэмы В. Скотта "Дева озера"] пиковой масти. Эллис Квинт, в прошлом
чемпион среди жокеев-любителей, кометой ворвался на телевизионные экраны.
Блистательный, смеющийся, талантливый, приманка для миллионов в спортивных
новостях, хозяин ток-шоу, образец подражания для детей, звезда, которая ре-
гулярно осчастливливает нацию. Ему было к лицу все: от тиары до поношенной
бейсболки.
Промышленники лезли из кожи вон, чтобы уговорить его упомянуть их
продукцию, а половина английских подростков гордо щеголяла в разрекламиро-
ванных им жокейских ботинках, заправляя в них джинсы. И вот этого человека,
этого кумира я пытался низвергнуть.
Никто, кажется, не упрекал бульварного журналиста, который написал:
"Некогда уважаемый Сид Холли, позеленев от зависти, надеется уничтожить та-
лант, с которым он не может сравниться даже в мечтах..." Там было еще много
чего насчет "злорадного человечка, который пытается компенсировать соб-
ственные недостатки". Ничего этого я не показывал Чарльзу, но другие пока-
зали.
Внезапно висящий на поясе телефон зажужжал, и я ответил на вызов:
-- Сид... Сид...
Женщина на другом конце плакала. Я уже не раз слышал, как она плачет.
-- Вы дома? -- спросил я. -- Нет... В больнице...
-- Скажите мне номер, и я тут же вам перезвоню.
Я услышал невнятное бормотание, затем другой голос, уверенный и твер-
дый, продиктовал и медленно повторил номер телефона. Я набрал цифры на сво-
ем сотовом телефоне, так что они высветились на маленьком экране "записной
книжки" и нажал кнопку "запомнить".
-- Хорошо, -- сказал я, повторив номер. -- Положите трубку.
Потом спросил Чарльза:
-- Могу я воспользоваться вашим телефоном?
Он махнул рукой в сторону письменного стола. Мне ответил тот самый
уверенный голос.
-- Миссис Фернс еще у вас? -- спросил я. -- Это Сид Холли.
-- Передаю трубку.
Линда Фернс пыталась сдержать слезы.
-- Сид... Рэчел стало хуже. Она спрашивает о вас. Вы можете приехать?
Пожалуйста.
-- Насколько ей плохо?
-- Температура все поднимается. -- Она всхлипнула. -- Поговорите с
сестрой Грант.
Я услышал уверенный голос сестры Грант.
-- Что с Рэчел? -- спросил я.
-- Она все время спрашивает о вас, -- ответила она. -- Когда вы смо-
жете приехать?
-- Завтра.
-- Вы можете приехать сегодня вечером?
-- Что, так плохо?
На том конце воцарилось молчание -- она не могла сказать то что дума-
ет, потому что рядом стояла Линда.
-- Приезжайте сегодня вечером, -- повторила она. Сегодня вечером? Бо-
же милосердный. Девятилетняя Рэчел Фернс лежала в больнице в Кенте, на рас-
стоянии полутора сотен миль отсюда. Похоже, что в этот раз она при смерти.
-- Пообещайте ей, что я приеду завтра, -- сказал я и объяснил, где я
нахожусь. -- Завтра утром я должен быть в Ридинге, в суде, но я приеду по-
видать Рэчел, как только освобожусь. Обещайте ей. Скажите, что я привезу
шесть разноцветных париков и золотую рыбку.
-- Я передам, -- пообещал уверенный голос и добавил: -- Это правда,
что мать Эллиса Квинта покончила с собой? Миссис Фернс говорит, кто-то ус-
лышал по радио в новостях и передал ей. Она хочет знать, правда ли это.
-- Это правда.
-- Приезжайте поскорее, -- сказала сиделка и положила трубку. Я тоже
положил трубку.
-- Что с ребенком? -- спросил Чарльз.
-- Похоже, она умирает.
-- Ты знал, что это неизбежно.
-- Родителям от этого не легче. -- Я медленно опустился в золоченое
кресло. -- Я поехал бы сегодня вечером, если бы это могло спасти ей жизнь,
но я...
Я умолк, не зная, что сказать.
-- Ты только что приехал, -- коротко сказал Чарльз.
-- Да.
-- И о чем еще ты мне не поведал?
Я посмотрел на него.
-- Я слишком хорошо знаю тебя, Сид, -- сказал Чарльз. -- Ты здесь не
только из-за Джинни. О ней ты мог бы сказать мне по телефону. -- Он помол-
чал. -- Судя по виду, ты приехал по одной очень старой причине. -- Он снова



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.