read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



общественности его именовали по-разному, не сознавая, что речь идет об
одном и том же козле отпущения.
Социалисты имели в виду прогнивший режим и немецкую династию в целом.
Мещанство ненавидело царицу и всяких там при ней Штрюмеров и
Ранненкампфов. Царицу даже никто не звал русским православным именем, на
которое она по крещению имела право, - Александрой Федоровной.
Ее именовали Алисой.
Знать и политики правого толка не смели поднять лапу на государыню,
как бы она ни была противна их духу. Зато утверждали, что Алиса, сама того
не ведая, попала в моральный плен к подлому развратнику Распутину, а
подлый развратник давно уже находится на содержании немецкой разведки. Сам
император - жертва этого гнусного заговора, и если бы удалось найти
способ, чтобы избавиться от самозванца, тогда все пойдет как надо -
заиграют трубы, пойдут в бой сытые полки, испуганно спрячется
социалистическая крамола, мы вступим в Берлин, захватим проливы, возьмем
Царьград и, может, даже прибьем к его воротам щиты, что делали наши предки
в тех случаях, когда их не хотели пустить в город, зная, что они нечисты
на руку.
Шли месяц за месяцем, год за годом, и сколько бы людей, близких и
далеких, ни открывали глаза императору и императрице на то, что они
находятся в плену у самозванца, те и в ус не дули. Нравился им Распутин,
верили они в его целительные силы и вовсе не верили родственникам и
политикам, даже маме князя Юсупова не поверили, пришлось Зинаиде
Николаевне возвращаться ни с чем.
Распутин, как и положено российскому временщику, беззастенчиво брал
взятки, пил по-черному, спал с цыганками и графинями, существовал в
окружении истеричных дам и продажных мужчин, умело влиял на назначения в
верхах России, но, разумеется, ничего изменить не мог - от того, занимал
ли пост Хвостов, Трепов или Штрюмер, сумма не менялась. С Распутиным или
без него империя катилась в пропасть, а имперская знать сидела по гостиным
и стенала - как избавиться от Распутина? как спасти Отечество?
Эти стенания продолжались бы до самой революции, которая была близка,
если бы не комплекс неполноценности князя Феликса Юсупова, который изменил
течение российской истории. Но, как оказалось, это изменение не сделало
князя Феликса российским Бонапартом.
Слово <убить> не произносилось в салонах, хотя витало в воздухе.
Некогда предки собиравшихся там князей резали друг друга и более удачливых
временщиков, не гнушались порой и императорами. Но к концу 1916 года они
выродились и уже не смели рискнуть - не смели поднять руку на особу хоть и
порочную и низкого происхождения, но приближенную к императору. Поднимешь,
а что потом? Что сделает с тобой государь?
Когда Юсупов понял, что именно он должен избавить Россию от
Распутина, он поделился этой, пока еще туманной мыслью с прекрасной
Ириной.
Ирина отнеслась к рассуждениям мужа трезво и даже деловито.
- Феликс, - сказала она. - Может быть, в этом и есть твой шанс. Если
ты спасешь Россию, спасешь империю раньше, чем это сделает Дмитрий
Павлович или кто-нибудь другой из великих князей, который наймет пару
убийц, тебе не будет равного в России.
- Ты предлагаешь нанять убийцу? - с деланным возмущением, а в самом
деле с некоторым облегчением спросил Феликс.
- Ни в коем случае, - ответила Ирина. - Подвиг такого рода нельзя
путать с уголовщиной. Если ты хочешь убить Распутина, то именно твой
кинжал должен вонзиться в грудь временщику.
Феликс замолчал.
Вся эта сцена его смутила. Он полагал, что Ирина бросится
отговаривать его, умолять... она же толкает его... может, к тюрьме? к
казни?
- Не бойся, - сказала Ирина, - никто не посмеет поднять руку на
героя. Вся Россия будет носить тебя на руках.
Феликс пожал плечами. Ему не было дела до того, как себя поведет
Россия, если его в то время зарубят шашками жандармы.
Разговор на том закончился и возобновился вновь, когда Ирина
собралась на юг, в имение своего папа, чтобы избавиться от петербургского
кашля.
Они обсуждали ее отъезд, и вдруг Феликс вспомнил один из ялтинских
вечеров трехлетней давности.
- Ты не помнишь такого... Сергея Серафимовича? - спросил он.
- Берестова? Мы были у них. Такой седой, благородный джентльмен. Его
потом загадочно убили, - ответила Ирина.
- Я помню, что в тот вечер был спиритический сеанс. И мы говорили о
Распутине. О том, что его надо убить, чтобы спасти страну. А может, это
мне только кажется?
- Тогда Распутин не был столь опасен, - сказала Ира.
Она поежилась, глядя перед собой. Вспомнила:
- Какой был страшный человек тот медиум у Берестова. Помнишь?
- Общение с тайными силами не проходит даром, - попытался улыбнуться
Феликс.
Тот разговор с Ириной, которая вскоре уехала на юг, был еще одной
песчинкой на весах.
Феликс не относился к героям - в нем даже не было военной косточки,
как в его отце, чересчур бравом, но недалеком офицере. Он и на фронт не
спешил, хотя на него по этой причине поглядывали косо.
Впоследствии в исторических исследованиях, написанных в основном
после Октября, будут приняты фразы типа: <В конце 1916 года в среде крайне
правых политиков и в окружении императора преобладали намерения физически
устранить Распутина, которого все, даже члены императорской семьи, считали
виновником военных поражений.
Это было не совсем так.
За десять лет в России не нашлось ни одного смельчака, который бы
перешел от слов к делу. Все смельчаки состояли в партии эсеров и
уничтожали губернаторов и полицмейстеров. Распутин, как представитель
крестьянства, вызывал у них презрение, но не считался кандидатом в
мученики.
Должен был появиться человек, для которого смерть Распутина - не
только освобождение России от наваждения, но и источник корыстного
интереса, пересиливавшего любые опасности, проистекающие от поступка.
Ирина, которая и была мотором в том семействе, не переставала
подталкивать порой робевшего Феликса. Как-то, озлившись, он даже рявкнул:
<Ты-то найдешь себе другого мужа, а я новую голову не отыщу>. Ирина
взглянула на него, чуть склонив голову - она умела так смотреть, как на
насекомое, и вышла из комнаты. Он помаялся с полчаса, пошел просить
прощения. Ирина чуть усмехнулась и ответила, что не обижена.
В тот день, когда Феликс решился познакомиться с Распутиным, он
совершил шаг, не позволяющий думать об отступлении. Если ты, Феликс
Юсупов, близкий к престолу, богатый и красивый, пошел в товарищи к
конокраду, значит, тебе не место среди чистых. Особенно если ты пошел на
это именно для того, чтобы протиснуться в среду чистых.
Феликс с Ириной тщательно продумали дебют своей партии.
На Мойке, неподалеку от дворца Александра Михайловича, в котором в
1916 году, пока шел ремонт в юсуповском особняке, поселились молодые,
стоял дом Головиных, фактической главой которого за неимением в Петербурге
мужчин была Маша Головина, некогда приятельница Феликса. Уже не первый год
она себя открыто почитала в верных сторонницах Распутина, в свете над ней
посмеивались, впрочем, ей до мнения света и дела не было.
Феликс нанес Маше визит. Навел разговор на Распутина, что было
несложно, выслушал панегирик старцу. Феликс осмелился внести нотку
сомнения.
- Как же, - спросил он, - такой праведный, как ты говоришь, человек
может проводить жизнь в кутежах и разврате?
Маша покраснела и стала отмахиваться ручкой от Феликса, как от осы:
- Ты попал в сети клеветы! Так говорят враги старца! Ведь враги
нарочно подтасовывают факты, чтобы очернить его в глазах государыни.
- Но мне говорили, что в <Вилли Родэ>, где он чаще всего бывает, у
него есть собственный кабинет. Он там танцует с цыганками...
- Замолчи, если не хочешь, чтобы я навсегда с тобой поссорилась!
Добившись молчания, Маша вдруг сказала:
- Возможно, старец и делает это.
- Вот именно!
- Погоди! Если он так делает, то только для того, чтобы нравственно
закалить себя путем воздержания от окружающих соблазнов.
Фраза была так ловко построена, что Феликс понял: она заготовлена и
отрепетирована заранее.
- А министров твой старец назначает и снимает ради нравственного
совершенствования?
- Феликс, давай прекратим разговор об этом. Он ничего не даст. Ни
мне, ни тебе. Лишь останется осадок. Если ты хочешь, то я тебя представлю
Григорию Ефимовичу. Скажу, что ты хочешь его видеть. И тогда ты сам
сможешь убедиться, какой это святой человек!
Феликс сделал вид, что размышляет.
Обстоятельства складывались в его пользу. Ему даже не пришлось
просить о встрече. Он даже мог показать сомнение... что он и сделал.
Маша Головина позвонила Юсупову через неделю.
- Завтра у нас будет Григорий Ефимович, - сказала она. - Ты еще не
раздумал убедиться лично в том, какой это человек?
- Я готов, - ответил Феликс.
Все, Рубикон перейден.
- Тогда я жду тебя завтра, к чаю. К четырем часам. Григорию Ефимовичу
я уже сказала о твоем желании с ним познакомиться. Он отнесся к этому
тепло, даже радостно. Он любит новых людей... Он хочет, чтобы люди его



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.