read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


На самом деле звать ее, ни много ни мало, Офелия. Но меня тошнит от
"экзотических" имен.
- Портфелия, о нимфа, а кто же за эту кучу с мясом будет платить?
- А это - вторая половина моей ценной мысли.
- Бесценной, - поправил я.
- Верно, - благосклонно согласилась Портфелия. - Мужчина должен
зарабатывать уйму денег, а не просиживать штаны за сто двадцать рэ.
Язык чесался с ней поспорить и защитить свое мужское достоинство, но
против истины не попрешь. Кассирша, не глядя на поднос, отбила чек. Она
уже привыкла, что мой обед всегда стоит ровно рубль.
Портфелия вообще-то - довольно милая девушка. Стройная и
светловолосая. И, когда я вдруг замечаю это, я называю ее Лелей. Она сама,
когда появилась в редакции, так и представилась: "Офелия. Можно - Леля.
Ладно?" (Я, помнится, еще заржал тогда совершенно неприлично). Однако,
заведение общепита со слоем жира на столах и густым капустным "ароматом"
не самое подходящее местечко для флирта.
Вчера меня не было на работе - отпросился, чтобы съездить с Джоном на
кладбище, помочь, а сегодня до обеда не было Портфелии, поэтому,
похлебывая борщ, я спросил:
- Любезная содержательница деловых бумаг и гербовых печатей, -
(подразумевалось, что содержатель - Портфель), - поведай мне, как
продвинулось следствие по делу "Зеленая лампа"?
Нужно отдать должное ее сообразительности. "Зеленая лампа и грязный
стол" - строка из песни Гребенщикова о "стороже Сергееве", а к нам на днях
обратился с письменной жалобой сторож третьего корпуса Семенов.
- Я еще не ходила. Ой, слушай, а давай вместе сходим. Я одна боюсь,
это же вечером нужно.
Жалоба Семенова была странной. Странной как раз потому, что ни в
чем-то ином, а именно в "странности" обвинял он весь персонал клинического
корпуса, упоминая попутно, что он, дескать, ветеран войны и труда и
издеваться над собой не позволит; а сосед его - спекулянт кроликами - уже
не первый год по чуть-чуть захватывает землю его огорода, а комендантша -
женщина "заграничного морального облика" - чешскую стенку купила, а
откуда, спрашивается, деньги?..
Ясно, конечно, что жалоба эта - полный бред. Но оставлять ее без
проверки, ответа или "принятия мер" мы не имеем права, и разобраться в
этом деле Маргаритища (так мы за глаза зовем нашу редакторшу) поручила
Портфелии.
- А ты днем сходи, - нагло посоветовал я, чтобы отвертеться от роли
сопровождающего.
- Здравствуйте, а сейчас я откуда пришла? С вахтером-то я поговорила,
теперь снова идти нужно. Ну, давай вместе, а?
- Матушка, ты непоследовательна. Ты ведь только что констатировала,
что я не соответствую твоим представлениям о "настоящем мужчине" А
провожатым в ночном вояже "настоящей" девушки может быть мужчина только
соответственный.
- На безрыбье, знаешь... Уж какой есть. Хотя бы так, для устрашения.
Хочешь, я тебе популярно объясню, почему именно ты особенно хорошо
подходишь для устрашения? Хочешь?
- Нет-нет, не стоит. Согласен идти хоть в морг. Репортаж из морга...
Ну а что тебе твой сторож сказал?
- А, - пренебрежительно махнула она рукой, - ерунду несет какую-то.
Уверяет, что Заплатин по ночам делает какие-то "незаконные операции".
- Криминальные аборты, что ли?
- Как я поняла, его не столько операции эти возмущают, сколько что-то
другое, чего он и объяснить-то толком не может.
- А все-таки?
- Черт его разберет. "Издиются они надо мной", - говорит, а как"
издиются" не ясно.
- Может, ты зря с ним связалась? Может, он - ненормальный?
- Естественно, ненормальный. Но куда я денусь-то? Ну давай сходим, а,
- она состроила такую жалобную гримаску, что я не удержался от смеха.
- Да сходим, сходим, я же сказал уже. Только мне не понятно для чего.
- Для Маргаритищи.
- Ну разве что... Я вечером к другу собрался зайти - в "Лукоморье",
давай там и встретимся ближе к закрытию. Часов в девять.
Моментально носик ее поднялся вверх, и она сообщила:
- Сто лет не была в кабаке!
- Уж не возомнила ли ты, что я приглашаю тебя в ресторан? Просто мне
неохота менять по твоей милости свои планы на вечер.
Она насупилась:
- Ты истинный джентльмен.
Это я, вообще-то, зря. С ней и в кабаке не стыдно показаться. К тому
же, если Джон выполнил обещание, будет даже интересно сходить с ней. Так
сказать, первое испытание.
- Ну, извини, Леля. Это я неудачно пошутил.
Я принялся собирать со стола грязную посуду. "Да, - подумалось мне, -
Джона теперь почаще навещать надо". И я вспомнил тот мрачный день.

...Дверь была незапертой. Значит нет дома Светланы. Когда ее нет,
Джон не запирает дверь ни днем не ночью, даже когда куда-нибудь уходит.
Воровать у них нечего. Хотя нет. Книги. Одна из четырех стен их "квартиры"
занята "дефицитом" от Пастернака до Маркеса. Посмотрев на Джона, а тем
паче послушав его, трудно поверить, что он не только читал все это, но и
очень любит. Тем не менее это так. А на столе - вечная пирамида грязной
посуды.
Джон, сложив ноги по-турецки, сидел на диване и смотрел на меня так,
словно уже не один час глядит так на дверь в ожидании чьего-либо
появления. Скорее всего, так оно и есть.
- Был дождь? - спросил он вместо приветствия.
- Нет границ твоей проницательности. - Я был мокр, как ондатра.
- Значит, я спал.
- Вот вам и дедукция, и индукция...
- Все-таки свинья же я, - сказал Джон, без всякой связи с моими
словами.
- Не смею спорить, - ответил я. - А Светка где?
- У матери. У моей. Помогает. Деда Слава умер.
Вот тебе и раз. Охоту острить разом отшибло. Я сел на диван. С Джоном
мы с самого детства знакомы. В одном дворе росли. Отца у него не было,
мать на работе круглые сутки пропадала - фактически одна в семье
кормилица, - а воспитывал его, в основном, дед. И меня отчасти.
Деда Слава тоже работал. Но работал он у нас в школе - учителем
зоологии и ботаники. Его комнатушка, примыкавшая к кабинету, была вопиюще
интересным местом, и мы пропадали там целыми днями. Там росли маленькие
пальмы и огромные, с руку величиной, огурцы. В клетках гуттаперчевыми
мячиками катались белые мышки, и убегали от собственных хвостов стройные
ящерки. В сетчатом террариуме, по-гафтовски поглядывая на нас, ползали
змеи...
Были там и вовсе удивительные экземпляры. Например, семейство
волосатых лягушек, которое жило в укрытой сеткой из камыша жестяной ванне,
или наша любимица - крыса с двумя хвостами (мы так и звали ее -
"двухвостка")...
- Главное, больше года его не видел. Собираюсь все, а не захожу. -
Джон принялся грызть ногти. - Работа, работа... Совсем озверел.
Я дотянулся до пачки "Родопи" и закурил. Сказать мне было нечего. О
его работе у меня особое мнение, но сейчас об этом не стоит.
Любите вы рассуждать. "Дети - наше продолжение..." - Под таким
пренебрежительным "вы" Джон, как правило, подразумевает всю пишущую
братию. - Чепуха. Нет продолжения. По идее, я - деда продолжение. А я не
чувствую. Нет его во мне. И тем жутче. Умер он. Совсем, понимаешь. Без
продолжения. А мне стыдно было. Даже не стыдно, а... - Он подыскивал
точное выражение. - Неприятно. Я ж - "несбывшаяся надежда". Он же во мне
Рихтера видел, как минимум...
Джон - музыкант. Клавишник в ресторане "Лукоморье".
- А я его месяца два назад встречал, - вспомнил я. - Он прекрасно
выглядел. Бодрый такой, веселый старикан.
- Точно. После операции я его не узнавал. Как будто родился заново.
Тогда я его и видел в последний раз.
Полтора года назад дед лежал в клинике мединститута. Моего института.
Что-то у него было с головой.
Затушив сигарету, Джон сказал:
- Знаешь что. В кресло сядь. Полежать хочу.
- Да я, наверное, пойду, - заторопился я. Джон промолчал и лег.
Значит я правильно понял: он хочет побыть один. Я натянул мокрую рубашку.
- Зачем заходил-то? - спросил он, не открывая глаз.
- Просто, хотел историю одну рассказать. На работе штука одна
приключилась. Потом расскажу. Привет.
- Привет, - буркнул он и повернулся на бок лицом к стене.

...Ну вот мы с Лелей и в ресторане.
Песня кончилась, и Джон (совсем другой, оживший Джон), выбравшись
из-за "Крумара", подсел за наш столик. Я всегда с удовольствием наблюдаю
за тем, как он смотрит на женщин. Если на пути его взгляда поставить
стоваттную лампочку, уверен, она вспыхнет, а возможно даже и перегорит. Но
сегодня он превзошел себя: когда он глянул на мою спутницу (надо отметить,
что перед "выходом в свет" Портфелия более чем тщательно поработала над
своей внешностью - макияж, прическа "Взрыв на макаронной фабрике", почти
полное отсутствие кожаной юбочки), у него даже челюсть отвалилась, а



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.