read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Х. И вывел Святой, благословен Он, десять устроений и назвал
их десять Сфирот, чтобы руководить при помощи их мирами сокрытыми,
которые не открываются, и чтобы ведать, как управляются вышние и
нижние. И укрылся от ангелов и от сынов человеческих, повелев Самаэлю
стеречь Рубежи, дабы не прошел чрез них никто без Его ведома.
XI. И воззвали высшие - обитатели рая к низшим - обитателям
огня:
"Мы нашли то, что обещал нам наш Г-дь, истиной, нашли ли вы
истиной то, что обещал вам Г-дь?" И возгласил глашатай среди них:
"Проклятие Г-да на неправедных, которые отвращают от пути Г-
да и стремятся обратить его в кривизну!"
XII. И между ними - завеса. А на преграде - люди.
XIII. И в час, когда Моше записывал Тору, записывал он дела
каждого дня творения. Дойдя до высказывания: "Сказал Святой,
благословен Он: "Сделаем человека в образе Нашем, по подобию Нашему",
- произнес Моше: "Владыка Мира! Удивляюсь я, зачем Ты даешь повод для
измышлений еретиков?" Сказал ему: "Записывай. А тот, кто хочет
ошибиться, пусть ошибается..."
И сказано обо всем этом словами этими в Книгах Священного
Писания:
Берейшит, иначе Бытие, Тегилим, иначе Псалтырь, в Книге Иова,
в книге Коран, в толкованиях мудрецов Мишны и в великой книге Зогар,
что значит "Сияние", а для сведущих - "Опасное Сияние". И разумеющие
их воссияют, как сияние небосвода, а приводящие к праведности многих -
как звезды в вечности века...
Мне хорошо, я - сирота!
Шолом-Алейхем
Книга написана на собственныя фантазiи авторовъ. Не содержать
богохульствiи. Одобрена цензурой.
Часть первая. ГЕРОЙ И ЧУМАК
ПРОЛОГ НА ЗЕМЛЕ
Магнолии горели неохотно.
Дом, в полотнищах черного дыма, не желал сдаваться. Все эти
старинные гобелены, посуда из серебра и фарфора, все эти ткани и
резное дерево, дубовые балки и расписная известь потолков - все это
сопротивлялось огню, как умело, и розовый мрамор садовых статуй
сделался черным от копоти.
Сотни витых свечей - белых на будни и ароматических
праздничных - горели одновременно, и в гостиной, и в столовой, и в
спальнях, и в кладовой, горели как ни в чем не бывало, как будто не
рушились потолки и не падали люстры, как будто не погибали в огне
кипарисы, как будто кому-то хотелось света, много света - и сразу...
На коробку с коллекцией шлифованных линз наступили сапогом.
Собаку убили. Кошки разбежались. Улетела ручная сова, а белые
мыши так и остались в доме.
Горит трава. В огне корчится неведомый и невидимый мир,
тысячами умирают жуки и личинки, рушатся подземные дворцы.
Розовый мрамор. Жирная копоть. На крыльце - беспорядочно
сваленные книги, ветер листает их, торопливо просматривает, прежде чем
передать огню.
Поперек усыпанной гравием дорожки лежит грузное тело тети. А
там - дальше - бабушка, а няню куда-то волокут, выкручивая тонкие, в
медных браслетах руки...
И за сотни верст вокруг нет ни одного мужчины.
Ни одного; только потные гиены в стальных рубахах, несколько
женщин, уже мертвых или все еще обреченных, горящие магнолии - и ОН,
задумавший обороняться шелковым сачком для ловли бабочек.
Он не боится ни боли, ни позора. За двенадцать прожитых лет
он так и не узнал ни того, ни другого. Всей его боли было - пчелиное
жало в ладони, всего позора - мокрая простыня в раннем детстве.
Но тетя лежит поперек дорожки, и бабушка не замечает искр,
падающих на обнаженное предплечье, и няня уже не кричит. И догорают
магнолии - неохотно, но догорают...
О нем вспомнили. Несколько рыл обернулось в его сторону, в
редких юродах блеснули белые зубы. Кто-то, временно оставив
награбленное, двинулся к нему - небрежно и привычно, как бы мимоходом,
потому что всего и дела-то - сгрести за шиворот обомлевшего от страха
мальчишку, щенка, не сумевшего спасти даже свою белую мышку.
А тетя лежит поперек дорожки и уже ничего не видит. И бабушке
все равно. А няня...
Белый платан за его спиной устал бороться и вспыхнул снизу
доверху, будто облитый маслом. Вместе с дуплом, вместе с гнездом
болотницы, вместе муравейником.
Он знал, что не может отменить случившееся - и оставить все
как есть тоже не сумеет. Зачем он здесь, кто он такой, если не сумел
защитить свой дом: бабушку, няню, тетю?
Он отступил на шаг. Еще на шаг. Шелковый сачок в руках
дрожал. Гиены ухмылялись, но он боялся не их.
Он ненавидел себя. Он стыдился себя, слабого; он пожелал, сам
до конца не осознавая своего желания. Изо всех сил пожелал...
И шагнул в костер.
Обнял пылающий платан, и оттуда, из оранжевого ада,
обернулся.
Лица гиен менялись и плыли, полустертые горячим воздухом, но
ему было все равно, потому что как раз в этот момент на голове его
сухо пыхнули волосы.
В доме обвалилась крыша - со взрывом, с облаком искр,
взметнувшимся под низкие облака.
"Не в добрый час твое желание услышано, мальчик. Не в добрый
час".
Рио, странствующий герой
Если совсем уж честно, мы немножечко забыли, что прямая
дорога - не всегда самая короткая. И потому поперлись через Пустошь -
хотя могли бы, в общем-то, и объехать.
И нам еще повезло, потому что по пути через лес случились
всего две засады. Да и то - первая оказалась совсем глупой и
неопасной.
Нападали лесные карликовые крунги - а они отвратительно
стреляют из луков и на редкость бестолковы в ближнем бою. Огромное
число нападающих уравновешивается их врожденной трусостью; остается
лишь удивляться, почему в каждом поселении крунгов торчат на почетном
месте колья со свежеотрубленными головами путников - десяток, а то и
два.
Крунги навалились внезапно и со всех сторон. Пущенные ими
стрелы обильно вонзались в древесные стволы - это было эффектно, но не
эффективно. Как при такой меткости они не перестреляли друг друга -
ума не приложу...
- От меча! - рявкнул я, обнажая свое оружие, и Хостик с
к'Рамолем послушно соскользнули с седел, залегли, давая мне
возможность проявить себя.
Рутина.
Я молотил по летящим стрелам, и, перерубленные пополам, они
усеивали дорогу трогательными черными перышками. Поток стрел скоро
иссяк, зато в подлеске со всех сторон замелькали маленькие, мне по
грудь, тощие согнутые тени. Лесные крунги традиционно наводят страх на
купцов и путешественников - глаза у них горят, как зеленые свечи...
Жуткие исчадия, если порассуждать, но на рассуждения у меня не было
времени.
"Жизнь наемного героя сделала его бесстрастным, как черствый
хлеб, решительным, как занесенный топор..." Тьфу ты, пошлость.
Вместо благородных мечей - какое уж у крунгов благородство! -
в руках задавших вертелись шипастые шары на веревках. Железных ежей в
лесу видимо-невидимо, а выпотрошив такого ежа и натянув его шкуру на
камень, брезгливый крунг получает страшное оружие с иголками в палец
длиной. Говорят, со всего размаха иглы железного ежа протыкают любую
кольчугу.
Не больно-то охота проверять.
Сперва сразу четыре шипастых ежа воткнулись иглами в дорогу,
туда, где спрямлялись примятые мною травинки. Пятый еж вяло мазнул по
кольчужному боку - что неприятно, - зато две иглы на железном шарике с
хрустом ломились. Потом засвистел меч, истошно вякнул крунг - и сразу
стало ко, только пофыркивали испуганные лошади да негромко ругался
к'Тамоль.
Я перевел дух.
На поле боя остались два или три шипастых шара и бездыханное
тело удачливого агрессора. Вот она, главная опасность в любой
переделке. Нормальный человек от такого удара не помер бы - а кто ее
знает, физиологию карликовых крунгов?!
Ага, вот почему у них так сверкают глаза. На внешней стороне
век клеено по пластинке блестящей слюды...
- Ребята, за дело.
Хостик поднялся первым. Подошел, склонился над телом.
Хмыкнул, повернулся к к'Тамолю, тот поморщился:
- Стоит ли? Руки пачкать... Перевязку расходовать...
Так, вечная история. Я взял лошадь под уздцы и, не
оборачиваясь, кинулся вперед. В ближайшей округе наверняка не осталось
ни одного унга. А слушать разборки подельщиков нет никакой силы. Уж
лучше еще пару нападений отбить...
Зря я так подумал.
Драки на дорогах и лесные засады - неизбежное зло. Когда мы



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.