read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Я заставил себя не думать.
Хватит!
Атриду, законному владыке микенскому, не легче. И Менелаю. И Нестору. У
каждого - охрана. У каждого - смерть за спиной. Да и раньше надо было думать, раньше! Еще в Калидоне, когда Амфилох привез алебастровую табличку с шестью печатями, а я все еще мог выбирать. Если бы я остался в Этолии. Если бы согласился править в Калидоне Козьем...
Хотя кто знает? Может, случись такое, я тоже собирал бы сейчас войско. Превеликое воинство лохматых козо-пасов на дюжине кораблей о шести веслах каждый. Как Любимчик. И был бы не вторым воеводой, а третьим гек-ветом' запасной обозной стражи...
...И все равно плохо спал бы по ночам! И все равно охотились бы за мной, точили хеттийские кинжалы. Каменный трон Аргоса, нетесаная скамья, покрытая бараньей шкурой, в калидонском дворце...
Власть!
Все равно найдется тот, кто захочет сесть повыше, как раз на баранью шкуру,
на золоченый трон...
Ну так как, ванакт, будем это... воспеваться? Пьяная рожа пододвинулась, дохнула перегаром. Я задержал дыхание.
Отодвинулась. Хвала богам! Стражу кликнуть? Чтоб искупали обормота да у костра
Г е к в е т - командир.
высушили? Так этакого в море окунать - Амфитрида обидится.
Воспевай! - вздохнул я. - Как бишь там? "Славу, богиня, воспой Диомеда
Тидеева сына, мужа, воительст-вом славного, первого средь браноносцев..."
Внезапно он хихикнул. Понравилось?
И ты, ванакт, хотел бы, чтобы о тебе такое пели? Так ведь не будут петь.
Скучно!
Странно, его голос внезапно показался куда более трезвым, чем вид!
Я встал, вновь подошел к самому берегу, подождал, пока вода чуть коснется сандалий, оглянулся. Огонек! Маленький, еле заметный, словно кто-то зажег светильник на самом гребне волны. Еще один, еще!
...Как тогда, когда мы пошли охотиться за гидрой...
Ты плавал по морю, Эриний? Говорят, ночью весла светятся...
Иногда, ванакт. А если буря, то светятся даже мачты. Я невольно вздрогнул. Великие боги! Ночью плавать еще не доводилось. Только на рассвете, когда мы с дядей Эгиалеем переправлялись через Калидонский залив. Тогда стоял туман... Нет, я, конечно, не боялся. Ну а ежели и побаивался, то не очень.
(Или это мне сейчас так кажется?)
Говорят, люди делятся на тех, кто жив. кто мертв, и тех, кто плывет по морю?
А тех, кто плывет, отделяет от Аида только толщина доски, - охотно отозвался он.
Странно, псообразный винопийца явно трезвел. Ага, вот и за кифару взялся.
Ну, сейчас воспоет!
Кифара долго не хотела вылезать из сумки. Наконец звякнула струна, затем другая.
Твое войско впервые выходит в море, ванакт? Теперь ясно, о чем придется петь. Слыхал такую?
Струны вновь звякнули. Нет, уже не звякнули - запели, чисто, красиво.
ВотДий Подземный! Ведь может, пьяница!
Пойми, кто может, буйную дурь ветров! Валы катятся - этот отсюда, тот
Оттуда... В их мятежной свалке Носимся мы с кораблем смоленым.
Зачем страшиться моря? Как морок злой, Пройдет морозный холод предутренний, Нам бы на борт взойти скорее - В руки кормило, подпоры вырвать.
И от причала прочь повернуть корабль Навстречу ветру. С легкой душой тогда Мы предавались бы веселью, - То-то бы пить и гулять на славу!
Струна нерешительно застонала... Умолкла... Здорово поет! Странно, только что и лыка не вязал!
Это пойдет, - усмехнулся я. - Как буря начнется, запоем хором. А меня воспевать не надо. Договорились? Отвернулся, долго возился с кифарой. Выпрямился.
Нет, ванакт. Не договорились. Воспевать тебя, так и быть, не стану, а вот спеть о тебе... Это придется. Ведь дело не в тебе самом.
Тут уж я задумался. Не во мне? Да, пожалуй. Не во мне. И даже не в Агамемноне с его мечтой о Великом Царстве от песков эфиопских до льдов гиперборейских.
Ты хочешь сказать, Эриний, что наш поход изменит мир?
Он ответил не сразу. Наверное, тоже думал.
Уже изменил, ванакт Диомед! С чем бы вы ни вернулись, жизнь больше не будет прежней.
Я кивнул, соглашаясь, и внезапно понял: мы оба с ним трезвы.
* *
Кто ты, Эриний?
Изгнанник. Как твой отец. Как и ты сам. Дальше спрашивать не стоило.
Дорогой, шитый серебром фарос, сбитые сандалии - и гордость, не позволяющая просить подаяние. Наверное, таким был мой отец, когда вошел в Микенские ворота славного города Аргоса. Хотя нет, отец был в доспехах. Во всяком случае, таким его запомнил дядя Эгиалей. И другие запомнили.
И все-таки, - не удержался я. - Почему ты стал аэдом?
А ты бы пошел в наемники, ванакт?
Странно, мне казалось, что рассвет уже близко. Но время тянулось, волны одна за другой накатывались на равнодушный песок, пахло смолой и водорослями. Какая долгая ночь!
Наверное, - вздохнул я. - Это единственное, что я умею. И что умел отец.
Эриний кивнул. Конечно, он помнил, кто таков Тидей Непрощенный. Жаль, что я не знаю, откуда взялся Эриний Таинственный.
Из темноты донесся знакомый смешок.
Аэдом быть нетрудно. Надо только не ссориться с кифарой и помнить об оторванной руке.
К-как? - поразился я.
О руке, ванакт. Оторванной. Или глазе. Выколотом, естественно.
Внезапно мне показалось, что я вновь мальчишка-первогодок, только-только взявший в руку деревянный меч. Удар слева, удар справа, копье над головой...
Он, кажется, понял.
В каждом деле свои хитрости, ванакт. Если я, скажем, начну... хм-м-м... воспевать Агамемнона с того, как он могуч и силен, сколько у него, э-э-э-э, быков круторогих и телиц млечных, а затем перечислю всех его предков, начиная с Пелопса и Тантала, как думаешь, станут меня слушать?
Агамемнон станет, - усмехнулся я.
Разве что. А вот от всех прочих я не получу даже обгрызенной кости. А вот если иначе...
Он на миг задумался, рука коснулась сумки с кифарой. Коснулась, отдернулась.
Черная весть принеслась из Микен, крепкостенного града, Славного града, великого, первого в землях Ахейских, Страшная весть: спит во гробе Атрей богоравный, Братом родимым убитый - безбожным, распутным Фиестом. Царскою кровью залиты ступени высокого трона, Скиптр окровавленный пальцы злодея сжимают... На этот раз он не пел - просто проговорил, не спеша, нараспев.
Помню, - вздохнул я, - помню...
Мы были тогда в одном переходе от Аргоса. Меня разбудили, и я долго не мог понять, почему гонец с трудом выдавливает слова, почему заикается...
...и белым как смерть было лицо Агамемнона, когда шагнул он мне навстречу в воротах Лариссы.
Я тебя понял, аэд, - наконец проговорил я, - Оторванная рука - значит, следует начать с чего-нибудь плохого, чтобы вызвать у слушателей сочувствие, так? Только ты скверно выразился, Эриний. Очень скверно!
А если бы он решил спеть обо мне? С чего бы начал? Наверное, с элевесинского огня, с отчаянного, смертного крика тети Эвадны, с запаха тлена, сменившегося тяжелым духом горящей людской плоти.
Да, с элевсинского огня. Герою следует оторвать руку...
Скверно, - откуда-то издалека донесся его спокойный голос. - А что ты говоришь своим воякам, ванакт, когда посылаешь их в бой? "Славу в веках завоюйте, о грозные воины!"? Или попросту: "Выпустим этим сукам кишки!"?
Он был прав. В каждом ремесле своя хитрость. Со стороны на такое лучше не смотреть. И не слушать.
А что еще надо помнить, Эриний? Кроме руки?
Аэду? - В голосе его промелькнула насмешка. - Ну, не так уж и много. Ты когда-нибудь ел слоеный пирог, ванакт? Сверху свинина, под ней - жареные дрозды, внизу, скажем, осьминоги. Так и в песне. Сначала о боях, затем - о чем-нибудь веселом, чтобы слушатели отдохнули. Ну а потом что-нибудь умное. О богах, например. И - все сначала.
Значит, пирог, - хмыкнул я. - А боги - это вареные осьминоги?
Заступаться за Олимпийцев я не собирался. Но уж больно самоуверенным был этот как-то слишком быстро протрезвевший бродяга.
Богов надо чтить, - скучным голосом отозвался он. - Боги всесильны, а посему воздадим им хвалу. И ныне, и присно.
Он, кажется, снова издевался. Но удивляться я не стал.
Видел я одного аэда, о многомудрый Эриний. Он пришел в Лерну и пытался спеть о том, как Гефест поймал Афродиту вместе с Ареем и сковал золотой цепью. Подробно пел, признаться! Он не знал, что Пеннорожденную в Лерне очень любят...
Сильно били? - тут же откликнулся он.
Сильно. А потом взяли овечьи ножницы...
Последнего, правда, я не видел. Но слышал. Полидор-толстяк рассказывал.
Вот я и говорю, ванакт, - богов надо чтить. И бояться...
... Бойся богов, Диомед! Бойся!"
Я сцепил зубы. Этот наглец слишком много себе позволяет. Ведь не над
Олимпийцами смеется. И не просто смеется...
Мы ведь оба с тобой верим, ванакт, что боги создали мир, что они направляют каждый наш шаг...
И тут я понял. Мне не намекали - подсказывали. Неужели?
У одного... аэда я услыхал такую строчку. Не подскажешь, как там дальше,
Эриний?
Я оглянулся. Мокрый песок, еле заметные в темноте гребешки волн. Пусто!
Впрочем, если ОНИ захотят подслушать...
Мнится нам плоской земля, меднокованым кажется небо...
"Номос и Космос - одно". Вестник сказал дураку, - негромко отозвался он, и я понял, что не ошибся.
Сияющий!
Все три слова на месте: "Номос", "Космос" и "Вестник". Сияющий Третьего
Шага! Я сделал только Второй. Знать, что стоит за "Вестником", мне не положено. Пока, во всяком случае. Но хорош! Даже тут умудрился вставить "дурака". И не боится! Впрочем, тому, кто сделал Третий Шаг, бояться уже нечего...
Но как же это? Третий Шаг? Ведь Чужедушец говорил: третий шаг - это...
Я прошелся по мокрому песку, поежился от предутреннего холода, вспомнил о
брошенном на землю плаще.
Обернулся.
Зачем ты пришел, Эриний?
То, что не пьяные ноги занесли его на этот берег, я понял уже давно. Как и то, что Эриний Таинственный был не пьянее меня. Умылся вином, наверное. Умылся, рот прополоскал.
...И вновь показалось, что мне в глаза смотрит Танат Жестокосердный.
Поговорить, - еле слышно донеслось из темноты. - Поговорить, ванакт...
Я не поверил, но не стал переспрашивать. Кто пришел ко мне этой долгой ночью? Любопытствующий аэд, желающий воспеть аргосского ванакта? Сияющий? Или...
Меч был у бедра, но я знал - не поможет. И гетайры не успеют вмешаться.
Я огляделся, но никого не увидел. Холод накатил, сдавил сердце...
Где ты?
Спросил, хотя и понимал: на такие вопросы не отвечают. А если и отвечают, то не словами.
Я ждал, но тьма молчала. И каждый раз, когда волна накатывала на мокрый песок...
Прощай...
Я резко повернулся, пытаясь угадать, откуда донесся голос.
Прощай, сын Тидея! Прощай...
Я шагнул вперед, наугад, надеясь догнать, остановить. И замер.
Рукоять!
Знакомая бронзовая рукоять торчала прямо из песка. Почему-то она показалась
мне неимоверно горячей, словно хеттийский мастер только что достал знакомый кинжал из литейной формы...
Ванакт! Ванакт!
Наверное, я крикнул. Или просто повысил голос. Во всяком случае, меня услыхали.
Послать погоню, ванакт? Эй, парни!..
Не надо, Фремонид! - вздохнул я. - Не надо... Черные крылья Танатоса легки, не слышна его поступь. И никогда не знаешь, откуда повеет холодом. Смерть не медлит. Но все же она промедлила этой ночью! Танат опустил руку, и до рассвета, до близкого весеннего рассвета, до первого крика трубы мне осталось гадать, что вырвало из его рук хеттийский кинжал.
Может быть, все-таки ОНИ? Те, в кого мы. Сияющие, так плохо верим? Не верим, ибо знаем-Знаем - но, похоже, не все.
На волнах вновь горели огоньки - как в ту ночь, когда мы ловили гидру. Незадолго перед тем Жестокосердный тоже отпустил меня. Отпустил, хотя никто уже не верил...
...Сначала - оторвать руку. Или выколоть глаз. Или - все сразу. А потом
начинять пирог: драки, веселье, боги. Пожалуй, ты прав, Эриний Неизвестный,
посланец Тана-та. Так оно и есть. Разве что веселья в моей жизни было
маловато.
Или это мне так сегодня кажется? Кажется" потому что Я понял: мне некуда
возвращаться.
Некуда - и незачем.
ПЕСНЬ ПЕРВАЯ ЭПЕВСПНСКИП ОГОНЬ
СТРОФА-1
Мне жарко, мама! Жарко!
Сейчас сынок, сейчас, маленький... На лоб ложится холодное полотенце.
Мамина рука легко касается щеки.
Сейчас, Диомед. Тебе будет легче... В горнице темно. В углу догорает светильник, .тяжкий чад горелого масла не дает дышать. Я хочу пожаловаться маме, но гордость мешает. Я уже почти взрослый. Мне шесть лет! Я не должен жаловаться, не должен плакать!
В углу спит рабыня - та, что должна сидеть возле меня всю ночь. Она хорошая, но иногда говорит плохие слова. Днем, когда я спал... Нет, это она думала, что я сплю, я не спал, я просто не открывал глаза... Она сказала, что я сиротка. Бедный сиротка, который растет без мамки. Это неправда, мама здесь, она со мной!
Меня часто так называют - сироткой. Или даже - сиротой. Мама говорит, чтобы я не обижался.
Жарко! Может быть, уже лето? Ведь я лежу в этой горнице очень давно, наверное, лето уже настало!..
Рабыню не надо будить. Пусть спит. Ведь пришла мама, а об этом никто не должен знать. Никто-никто!
Это наша тайна. Моя - и мамина.Ее рука ложится на лоб, скользит по волосам.
Они думают, что я умру. Я ведь не умру, мама, правда?
Ну что ты, сынок! Сейчас ты заснешь, а утром проснешься здоровым, совсем здоровым.
И смогу выйти на улицу?
*Песнь делилась на СТРОФЫ и АНТИСТРОФЫ (отдельные повествования), чередующиеся между собой. Завершалась песнь заключением - ЭПОДОМ.
Я там давно не был, на нашей Глубокой улице, в нашем царстве-государстве, что раскинулось от Трезенских ворот до ступеней храма Афины Трубы. А это плохо. Там сейчас наверняка всем заправляют Алкмеон с Амфилохом. Опять, поди, привели своих пеласгов! Без меня Сфенелу с ними не справиться. Может, прямо сейчас наши дерутся... То есть нет, конечно, сейчас ведь ночь...
Смогу, мама?
Конечно, сможешь!
И на площадь? К храму Трубы?



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.