read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Ромик, что с тобой?.. Откуда у тебя эта игрушка?
"Тебе все игрушки", - подумалось мне. И я сказал сипло:
- Сама небось догадалась. От дяди Юры...
Мама только вздохнула. Я не выдержал:
- Конечно, он тебе не пара. Какой-то прораб... А у тебя высшее
образование...
Мама спросила тихо:
- Это он тебе так сказал?
- Ничего подобного... Он даже не зашел...
Мама села рядом, проговорила устало:
- Ну причем здесь образование? Просто нельзя жить вместе, если нет
любви. Конечно, Юрий Андреевич очень хороший, но... - И замолчала. Потому
что и так все ясно.
Тогда я сделал, как говорится, ход конем:
- А ко мне-то у тебя есть любовь?
- Рома...
- Нет, ты скажи!
- Неужели ты считаешь, что нет?
- А тогда почему ты хочешь сплавить меня в интернат?
Я понимаю, это вышло у меня совсем не ласково. Даже беспощадно.
Однако выхода не было: я боролся за свою судьбу.
Потому что не хотел я в интернат! Изо всех сил не хотел!!
Мне казалось, что интернат похож на больницы, в которых я лежал много
раз и подолгу. И которые мне тошно вспоминать. Опять будут палаты с
кроватями в ряд, белые халаты, запах лекарств и кухни, который не исчезает
в коридорах. Короче говоря, казенный дом. И ни единого уголка, где можно
остаться одному.
Я же там зачахну от тоски!
Мне надо, чтобы вокруг были родные стены, которые я люблю до
последней трещинки. Чтобы рядом все было привычное, мое. Мой стеллаж с
книгами, мой телевизор, мой булькающий и ворчливый кран на кухне, мой
пылесос, с которым я управляюсь не хуже мамы. Мой балкон и мой двор за
окнами. И чтобы мама была рядом каждый день. Вернее, каждое утро и каждый
вечер... Неужели она этого не понимает?!
А мама снова и снова заводила разговор об интернате:
- Тебе нужен коллектив, товарищи. Такие же, как ты. Чтобы ты
чувствовал себя равным среди равных...
Но я не хотел быть таким равным.
Нет, не подумайте, что я как-то по-нехорошему относился к инвалидам.
Если бы я сам умел ходить, я мог бы вполне подружиться с больными ребятами
и помогал бы им во всем. От души, а не из жалости. По-моему, такие ребята
всегда должны быть с обыкновенными мальчишками и девчонками. И среди них
стараться чувствовать себя равными.
Если сильно захотеть, можно добиться многого!
Я, например, твердо решил, что, когда вырасту, то заработаю деньги,
куплю машину с ручным управлением и отправлюсь в путешествие по разным
странам. И потом напишу про это путешествие книжку и сделаю к ней свои
собственные рисунки.
А если не хватит денег на автомобиль, куплю мотоцикл.
Я видел телепередачу про безногого американца, который на мотоцикле
путешествовал вокруг света! И его всюду встречали как героя. Даже всякие
воюющие стороны пропускали его сквозь свои позиции.
А еще я читал про слепого яхтсмена, который под парусом отправился
через Атлантику. А летчик Маресьев даже воевал без ног, самолет водил!
Но о самолете - это особый разговор, дальше...
Мама слушала мои такие разговоры и говорила "да, конечно". Однако тут
же сворачивала к тому, что будущие путешественники, журналисты и художники
сперва должны много учиться.
А я разве не учился? Пятый класс закончил без единой троечки! Учителя
из соседней школы раз в месяц принимали у меня зачеты: и по русскому, и по
математике, и по всяким другим предметам. Даже по музыке. Потому что у нас
дома было пианино и я вполне освоил нотную грамоту и научился бренчать
разные мелодии. Плохо только, что педалями пользоваться не мог...
Учиться было совсем не трудно. Случалось, что месячное задание я
делал за три-четыре дня.
Но все равно мама снова и снова, при каждом удобном (и неудобном)
случае начинала беседы об интернате. В глубине души я давно уже
догадывался, почему она это делает.
Мама у меня молодая и красивая. И вдруг ей такое наказание -
сын-калека! Я слышал однажды мамин разговор с подругой тетей Элей. С
балкона слышал. Они думали, что дверь на балкон закрыта, а там просто была
задернута штора.
- Брось, Элечка, - говорила мам. - Кто меня возьмет с таким
приданым...
"Элечка" в ответ неразборчиво молола языком.
Мама опять сказала:
- Нет уж, такая судьба. Этот крест мне суждено нести до конца дней. Я
одного боюсь: если со мной что случится, как он будет один-то? Совсем не
приспособленный к жизни.
Но разве с мамой может что-то случиться? Нет, я об этом даже самым
краешком мозга думать боялся.
И разве я такое уж скверное "приданое"? Почему "совсем не
приспособленный к жизни"?
Я же дома все делал сам. И прибирался, и суп умел сварить и даже
знал, как стирать в машине "Малютка". И электрический утюг чинить меня
дядя Юра научил...
И я вовсе не считал, что моя жизнь совсем плохая. У нас дома полным
полно замечательных книг, и телевизор, и проигрыватель с пластинками. И
всяких конструкторов у меня куча...
И не бойся, мама, не буду я твоим "крестом". Вот вырасту, выучусь на
географа или корреспондента, заведу машину - и в дальнюю дорогу!
Однажды накопились во мне обиды, и я в упор все это высказал маме.
Она тоже не выдержала и много мне наговорила в ответ. Что я эгоист, что до
взрослости мне еще тянуть и тянуть, и что никакой путешественник и
журналист из меня не выйдет, если все детство проведу в своей комнате и на
балконе.
- И получится из тебя балконный житель! Потому что с этого балкона ты
не вылазишь!
Ну и что же? Да, я любил наш балкон. Он был для меня будто
капитанский мостик.
Наша пятиэтажная "хрущевка" стоит на краю панельного квартала, на
взгорке. За сараями и гаражами видны старые березы, тополя и голубятни. И
старинная колокольня.
Но самое интересное - наш двор. Он большой, зеленый, есть где играть
и в мяч, и в пряталки, и в разные другие игры. Ребята почти каждый день
играли, особенно летом. И я всех их знал, и они меня знали, и все
относились ко мне по-хорошему. Случалось, мы перебрасывались мячиком: они
мне на балкон, я - обратно. А иногда мальчишки выносили на двор меня и
кресло, катали по соседним улицам, брали с собой на берег ближнего пруда.
А еще меня назначали судьей в волейбольных встречах. Судить никто не
любил, все хотели играть, а я - всегда пожалуйста. А бывало, что на
широком крыльце соседнего деревянного дома мы играли в шахматы, в лото и в
подкидного дурака, хотя бабка Тася и бабка Шура на ближней скамейке
ворчали:
- Ишшо че надумали! От горшка два вершка, а уже в карточные игры... И
хворого мальчонку с пути сбивают.
Однажды я участвовал в стрелковых соревнованиях. Все ребята
понаделали себе луки и мне тоже дали черемуховую палку, чтобы я смастерил
оружие. И я смастерил. И стрелы сделал с наконечниками из жести и с
перьями. Мы стреляли с двадцати шагов по разноцветным картонным мишеням,
прибитым к забору. И я занял третье место. И получил приз - большую спелую
грушу.
Ну, может, главный судья, девятиклассник Владик Ромашкин, когда
считал очки, малость поколдовал над ними, чтобы у меня получилось третье
место (я уж потом догадался). Но четвертое-то было точно! Из двенадцати...
Изредка ребята приходили ко мне домой. Пластинки слушали, играли моей
железной дорогой, болтали о том о сем. И я в это время совсем не
чувствовал себя не таким, как они...
А еще ребята любили, когда я пускал с балкона бумажных голубей.
Точнее говоря, это были не совсем голуби. Я научился делать из бумаги
птичек, похожих на летающие блюдца. Совсем круглые, только со складкой
посередине и с треугольным клювиком. Они здорово летали, плавными широкими
кругами. Иногда ветер подымал их на высоту и уносил со двора.
Ребята толпой гонялись за каждым голубком - кто первый схватит!
Потом, чтобы не было свалки, я стал заранее говорить, какого голубка кому
посылаю.
Дело в том, что каждого голубка я разрисовывал фломастерами. На одном
рисовал всякие узоры, на другом - кораблики среди моря, на третьем -
сказочные города, на четвертом - цветы и бабочек. И всякие космические
картинки. И еще много всего. Ребятам это нравилось.
А потом оказалось, что не только ребятам. В нашем доме живет Анна
Платоновна, заведующая клубом при домоуправлении. Она выпросила у ребят
моих голубков, штук тридцать, и устроила в клубе выставку под названием
"Фантазии Ромы Смородкина". Про эту выставку даже в городской газете
заметку напечатали. Там было сказано, что "у юного художника удивительное
чувство цвета и очень своеобразное понимание перспективы, словно он
пытается расширить привычное трехмерное пространство". А я ничего не
пытался! Просто так рисовал...
Мама была рада, что я прославился. А я не очень. Потому что в газете
написали и то, что я "прикован к инвалидному креслу". А причем тут



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.