read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



понимающим существом в Племени. Длоту Оппант уважал, прислушивался к ее
мнению, но ради Уммы готов был выбежать из Купола и сражаться со всеми
хищниками Вселенной. Конечно, такие грезы достойны разве что безмозглого
панцирника, однако, разум при виде Уммы молчал, вместо него кричали и пели
все шесть эмоциональных и довольно безалаберных сердец.
Сейчас Оппант смотрел на ее нежное просвечивающее тело и не находил
слов. У нее аккуратная голова, от которой словно бы исходит золотое
сияние, внимательные ласковые глаза, которые словно бы гладят его
невидимыми сяжками, а сами сяжки грациозно колышутся над ее глазами,
приветствуя весь мир, радуясь жизни.
Все шесть ножек у нее стройные, и когда Умма двигалась, на нее
оглядывались даже белые термики, которым еще линять и линять, пока начнут
постигать начала прекрасного.
Рожденная "царицей в комбинезоне", Умма могла бы заменить в любой
момент Основательницу, если бы та состарилась или погибла. Однако после
Второго Осознания царский титул терял значимость. Если раньше каждый из
дублеров мечтал занять место в царских покоях, то сейчас все больше
молодежи высших стазов отдавали себя науке, философии, миропознанию,
строительству, уходили в образователи молодняка... Конечно, желающих на
место царицы еще много, но Умма ни за что не согласится превратиться в
разжиревшую самку, постоянно откладывающую яйца. К счастью, в их мире, где
достаточно одной Основательницы для Племени, понижение рождаемости не
грозит.
Умма занималась с упоением всякого рода исследованиями, перепрыгивая
с предмета на предмет. У нее ганглий меньше, чем у Оппанта, но к его
удивлению она преуспевала за счет неиссякаемой энергии и жизнелюбия. Сам
Оппант, утомившись за день, заползал в нишу, мечтал отоспаться, а она еще
прыгала, вертелась, ходила на голове, верещала и приставала с расспросами.
С ней было трудно, но с ней он был счастлив. Это не червяк,
откладывающий яйца, а нежная, жадно мыслящая, полная идей, хоть и
нелепейших, жаждущая перестроить жизнь Племени, улучшить, дать всем
счастье, решить разом все проблемы.
- Умма, - прошептал он нежно, мучаясь от того, что термы средних
стазов, к которому принадлежала Умма, слабо владеют богатейшим
идеомоторным языком, - как ты здесь оказалась?
- Плоды равноправия, - ответила она тоже шепотом. - Мы с Длотой
первые из женщин в почетной страже, но не последние!
- Глупость это, а не равноправие, - ответил он. - Даже нам,
ноостерам, здесь нечего делать. Зачем отбивать корм у воинов?.. Ладно,
оставим эти проблемы мудрецам Совета. Ты что делаешь после стражи?
- Наверное, отосплюсь, - предположила она. - Я уже забыла, что это
такое...
Внезапно панцирник, что стоял между ними, грозно щелкнул жвалами. Его
огромная литая голова повернулась из стороны в сторону. Маленькие глазки,
укрытые прочными пластинами, прошлись сперва по Умме, затем по Оппанту. На
Оппанте он остановил очень долгий взгляд, и Оппант присел, не в силах
смотреть в лютое лицо. Голова панцирника была огромная, крохотные глазки
прятались в узеньких щелях, страшные жвалы почти в половину роста Оппанта.
Даже туловище, мягкое и незащищенное у других термов, у панцирника укрыто
прочным хитином. Это был лютый зверь, легко приходивший в ярость, злобный
и подозрительный. Однако панцирники в последние тысячи лет обрели первую
форму разума... Совет же предоставил всем стазам равные права. Нет ли и
здесь ошибки? Не поспешили ли?
- Да храни нас Купол! - воскликнул Оппант, преодолевая страх. - Еще
не скоро сотрутся различия между стазами. Мир будет иным, и горы будут
другими.
- Говори тише, - попросила Умма. - Я боюсь! Может быть он понимает
нас.
- Он воспринимает только шум, - ответил Оппант неуверенно. - Звуковая
речь для них все еще недостижима... из-за сложности.
- Все равно говори тише. Он раздражен...
Она умолкла. Вдоль цепи почетной стражи вышагивал Юваннап, бдительно
всматриваясь в лица. Ему приходилось то наклоняться, то задирать голову,
ибо здесь стояли рабочие, разведчики, строители колодцев, техники,
учителя... все разного роста, сложения. И напыщенно-серьезный Юваннап
выглядел нелепо.
Оппант задержал дыхание, вытянулся в самой почтительной стойке. Умма
замерла, лицо ее светилось подлинным восторгом. Оппант полагал, что
польщенный Юваннап кивнет и довольно проплывет, качаясь на хромой ноге, но
начальник почетной стражи остановился перед Оппантом. Ему явно льстило,
что под его началом оказался терм двадцатого стаза, того самого, который
никому не подчинялся, а сам руководил жизнью Племени.
- Больше напряжения в члениках передней первой ноги, - сказал Юваннап
наставительно, - ровнее сяжки... Вот теперь хорошо!
Оппант насмешливо фыркнул ему в лицо. Юваннап передернулся от
негодования, быстро отодвинулся к соседнему стражу - землекопу с
лопатовидными лапами. Тот тянулся, трепетал от почтительности всеми
могучими мускулами.
- Надутый червяк, - сказал Оппант громко, когда Юваннап удалился. -
Даже не верится, что он из стаза, близкого к нашему.
- Умоляю тебя, - прошептала Умма отчаянным шепотом, - говори тише! Я
боюсь!
- Ты слишком чувствительна, - сказал Оппант успокаивающе, - под
Куполом бояться абсолютно нечего...
- Я знаю, но все равно боюсь. Разве ты не чувствуешь?
- Ты устала...
Договорить он не успел. Тело свело судорогой, в дыхательные трахеи
ударил тяжелый запах, Оппант в страхе услышал на языке феромонов:
- Я Тренг!.. Я Тренг!.. Я беспощадный Тренг!!!
- Ну и что? - прохрипел Оппант.
- Я сильнее всех в Племени! - накатилась вторая волна запаха.
Сдавленно крикнула Умма. Ее тоненькая фигурка пошатнулась, начала
опускаться. Рабочий беспокойно шевелился, таращил глаза. Оппант с трудом
удерживал панику под контролем. Панцирник стоял всего в двух шагах, и
Оппанту казалось, что он нависает, как одна из колонн, поддерживающих
Купол.
- Что хочет этот говорящий зверь? - спросил Оппант нервно Умму. - Я
не пойму... Он нам представляется?
- Я боюсь, - прошептала Умма.
- Панцырника?
- Боюсь его и боюсь... за тебя.
- Почему? - воскликнул Оппант пораженно. - Это же не ритуальный вызов
на схватку?
- Я не знаю... Я только слышу опасность.
Оппант ощутил новый сильнейший запах, очень резкий, ядовитый. Он
обомлел, ибо услышал свирепое притязание на Умму и угрозу всем, кто
общается с нею!
Оппант был так рассержен, что он не успел подумать, как у него почти
сам собой вырвался ответ на этом же примитивном языке запахов:
- Марш на место, дурак!.. Помни, кто ты есть. Занимайся только своим
делом.
Панцирник молниеносно повернулся к Оппанту. Его страшные жвалы широко
разомкнулись. Оппант едва успел отпрыгнуть и прижаться к полу, как прямо
над головой жутко хрустнуло. Панцирник быстро опустил голову, снова
разводя жвалы, но Оппант уже шмыгнул за спину рабочего, который застыл в
страхе.
- Все на места! - услышали они истошный вопль на языке феромонов. -
Все на свои места! Как посмели в зале Священной Основательницы...
К ним спешил, еще больше припадая на хромую ногу, разъяренный и
напуганный Юваннап. Панцирник поколебался, все еще угрожающе разводя
страшные челюсти, способные рассечь терма пополам, затем неохотно шагнул
на свое место. От него еще шел запах, уже едва уловимый, затихающий:
- Я Трэнг... Я Трэнг...
Юваннап подбежал к Оппанту, что еще неохотнее стал на свое место
рядом с панцирником:
- Оппант!.. Это опять ваши штучки? Недовольство, сумятицы,
неразбериха...
- Ничего себе сумятица, - ответил Оппант, тяжело дыша. - Этот дурак
рехнулся? Он бросился на меня!
- Скоро я сам на тебя брошусь, - пообещал Юваннап люто. - Где ты
появляешься, там обязательно что-то случается! Буду настаивать в Совете,
чтобы вас перевели из двадцатого стаза куда-нибудь пониже. Тем более, что
вы только наполовину ноостер.
- Умнее было бы отменить эту нелепую стражу вовсе, - огрызнулся
Оппант. - Каждый должен быть на своем месте, заниматься своим делом. А чем
занимаемся мы?
- Это не нам решать, - бросил Юваннап.
Он отошел от них, часто оглядываясь. Оппант видел с тревогой, что
теперь на него поглядывает с тревогой не только Юваннап. Его многие
считали переходной формой между девятнадцатым стазом разведчиков, изредка
покидавших Купол, и двадцатым, потому что только термы двадцатого стаза
владели сложнейшим языком жестов. Оппант владел идеографическим языком,
недоступным термам других стазов, однако у него вместо хрупкого тела
Мыслителя был прочный скелет, неплохие мышцы, и он любил бывать в опасных
дальних туннелях и даже подниматься к выходам из Купола.
И теперь он стоит в нелепом карауле! Не то терм двадцатого стаза, не
то девятнадцатого, не то вообще неизвестно какого. Стоит, боясь бросить
взгляд в сторону Уммы. Ее по-прежнему заслонял Трэнг, крепкохитиновый
зверь-убийца, который с угрожающим видом следит за каждым движением
Оппанта.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.