read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



должен меня понимать...
Ночь застала женщину с собакой в пути, но одноухий пес мигом свернул
с торной дороги и неспешно затрусил в лес - а женщина спокойно пошла вслед
за ним, все дальше углубляясь в густеющий кустарник и петляя меж редких
белых стволов берез. Так слепой идет за надежным, не раз проверенным
поводырем, так ходят за матерью или за любовником, так ходят не раздумывая
и не сомневаясь.
И действительно: не успело еще окончательно стемнеть, как они вышли к
пастушьему шалашу - добротному, плотно застеленному свежими ветками, с
выгоревшим кострищем посередине, над которым на длинной палке, привешенной
к двум поперечным жердям, висел закопченный котел. Женщина занялась
костром, едкий дым вскоре заполнил внутренность шалаша, явно собираясь
прокоптить незваных постояльцев до конца их дней, а пес исчез в лесу, и
только изредка светились поблизости его настороженные глаза.
За все это время он не издал ни звука, словно был немым.
Да и женщина молчала с того момента, как они покинули злосчастную
корчму Иошки Мозеля. Молча шла она по дороге, молча плутала меж стволами,
молча разжигала костер и разбиралась со скудными припасами, вынутыми из
холщовой дорожной сумки с нашитыми поверх полосами дубленой кожи. Пастуший
шалаш, привыкший к шумным, говорливым людям, горланящим песни и далеко за
полночь пугающим друг друга страшными сказками, удивленно внимал тишине -
и когда легкий ночной дождь, шурша и притоптывая, прошелся по лесу,
спугнув тишину, то шалашу стало спокойнее от этих уютно шепчущих звуков.
Листва дрогнула, отдаваясь зябкой ласке капель, глубоко в земле
грибница начала свершать темное таинство рождения гриба, переполошенно
зацокала одинокая белка в кроне векового бука, и догорающий костер внутри
шалаша слабо высветил две прильнувшие друг к другу тени: человечью и
нечеловечью.
- Не могла я иначе, Джош... никак не могла. Ты ведь и сам вор, ты
должен меня понимать... Откуда мне было знать, что молодой княжич против
отца родного неладное замышляет? Ты, Джош, тоже не всегда знал, что тащишь
- а тащил, небось!
Это и были первые слова женщины.
Пес заворочался, хрипло клокоча горлом.
- Хватка теряется, Джош, - усмехнулась женщина, теснее прижимаясь к
крупному лохматому телу, и было в ее движении что-то непристойное, не
похожее на простое желание добыть побольше тепла. - Помнишь, ты мне
говорил: пальцы карманника нежнее соболиного меха! Помнишь, небось...
Неделю, говорил, не погладишь чужие кошели - на восьмой день и камень с
земли не подберешь, выронишь! А моя хватка иная, да только и пробовать ее
чаще приходится. Строг был Самуил-баца, отец мой приемный, тяжко учил,
всех выучил; одна я, дура, на рожон из-за тебя поперлась... спи, Джош, это
я так, поскулить перед сном захотелось...
Женщина боялась признаться псу, что ей страшно спать. Перед закрытыми
глазами все время вставало суровое лицо отца, Самуила-турка из Шафляр,
которого шафлярцы прозвали Самуилом-бацой, что на подгальском наречии
значило "Старший пастух" или попросту "Пастырь". Призрачный лик хмурился,
сдвигая косматые брови, в выпуклых жабьих глазах турка блестел гневный
огонь, и почему-то из-за плеча отцовского выглядывало, издевательски
покачиваясь, рыжее петушиное перо.
Женщина уже видела однажды залихватски заломленный берет, на котором
серебряной пряжкой было заколото точно такое же перо.
Если бы она могла молиться, то молилась бы, чтоб ей не довелось
увидеть его во второй раз.
"Прости, батька Самуил, - губы женщины беззвучно шевелились,
заставляя одноухого пса вздрагивать и на миг выныривать из чуткой собачьей
дремы, - прости ослушницу... Ведь знала же, помнила, в душе тавром выжгла
слова твои: "Не воруйте, дети, у дьявола, ибо дьявол берет по праву
обмана, но все же по праву; а мы просто берем! Опасайтесь многих, но не
бойтесь никого - кроме Великого Здрайцы!" [Здрайца - по-польски означает
то же, что и древнееврейское "Сатан", то есть Сатана: Изменник, Предатель,
Противоречащий] Вот и вышло так, Самуил-баца, что твоя глупая дочь Марта,
бывшая гроза шафлярских мальчишек, бежит теперь испуганной косулей от
охотника, и нет ей убежища на всем белом свете! Ах, Джош, Джош-Молчальник,
что ж ты сделал со мной!.. что я сама с собой сделала..."
Когда женщина, зовущая себя Мартой, все же заснула, то приснился ей
день, когда она впервые поняла недозрелым детским умишком, что родилась
воровкой.
В тот день она чуть было не украла у приемного отца удовольствие от
послеобеденной трубки.
А Самуил-баца поймал ее, что говорится, за руку, и потом долго
смеялся, раздувая ноздри орлиного носа и топорща жесткие седые усы.
Дождь бродил вокруг шалаша, и Марта теснее прижималась к теплому боку
пса, вздрагивающего во сне.
Джошу снился ночной лес, гроза и человек, повешенный на собственном
поясе, привязанном к потолочной балке заброшенной сторожки.
Джошу снился он сам.

Без малого полвека минуло с той памятной весны, когда стаяли снега, и
со стороны весело зазеленевшей Магурской Громады явился в Шафляры
незнакомый турок. Впрочем, турком прозвали его сами шафлярцы за длинную,
диковинно выгнутую трубку, которая вечно дымилась у незнакомца в зубах, да
еще за внимательные смоляные глаза навыкате. Темной же мастью и птичьим
носом здесь трудно было кого-нибудь удивить - добрая половина бескидских
мужиков была чернявой и клювастой. Поселился гость в хате столетнего
дедушки Кшися, и все три с половиной года, что остались старику до прихода
костлявой, не мог нарадоваться одинокий Кшись на своего постояльца,
которого перед смертью назвал сыном. Сами шафлярцы, не шибко жаловавшие
чужаков, тоже на удивление быстро привыкли и к пришельцу, и к его имени
Самуил, непривычно звучащему для местного слуха - работал Самуил-турок за
троих, на святые образа крестился исправно, пил с умом, ругаться умел так,
что самые завзятые сквернословы плотней натягивали бараньи шапки на уши и
хмыкали в курчавые бороды, девок без нужды не портил, а мужние бабы
частенько бегали в лес за ушедшим на охоту Самуилом в отсутствие законных
муженьков, выгнавших стада к Озерам.
Но детей от турка не рождалось, а на горячем он не попадался.
Так что все были довольны, потому как по эту сторону Татр любили
иметь в доме хозяйку, которая нравится другим - раз со мной живет, значит,
и я не из пустобрехов.
Опять же последнюю неделю перед смертью дедушки Кшися, во времена его
молодости не раз и не два выбиравшегося бацой - старшим пастухом, чье
слово для прочих главней отцовского, - Самуил-турок безвылазно сидел в
хате, поил старика травяными отварами и держал за иссохшую руку, забывая
поесть и урывая клочки сна, когда старика чуточку отпускало. А после
похорон впервые отправился с шафлярскими пастухами в Косцелец - и те, кто
помнил тот давний выпас, говаривали, что словно дедушка Кшись встал из
гроба и каркающим голосом Самуила-турка отдавал приказы: дойных овец и коз
отправить на Крулеву гору, баранов с козлами и ярок с ягнятами - здесь
оставить, коров к Озерам, волов согнать в редкий лес над речкой...
Так и стал с того дня из Самуила-турка Самуил-баца.
А к неизменной трубке добавилась в руках Самуила пастушья чупага -
малый топорик на длинном древке, с медными колечками на конце топорища.
Всякий уважающий себя подгальский пастух умел в танце прыгать через свою
чупагу, ухватившись руками за лезвие и за топорище, а когда поднимался
пастуший топорик не для забавы, а для мужской кровавой потехи, то
частенько приходилось после сколачивать домовины для неудачников.
Тут поначалу косились на Самуила односельчане - что-что, а прыгать
козлом новый баца был не горазд. Как-то раз явился в Шафляры
Мардула-разбойник, знатный овцекрад, о котором говаривали, что ему
человеку шею свернуть - как иному высморкаться. Явился и давай шутки
шутить: дескать, в старом стаде новый вожак, холощеный валух шафлярских
баранов водит! Слово за слово, встали друг перед другом Самуил с
Мардулой-разбойничком на зеленом лугу, заметался неистовый Мардула вокруг
хмурого турка, как грозовой вихрь вокруг старого утеса, плеснула медным
звоном Мардулина чупага... пляшет Мардула, а в руках у Самуила-бацы уже
две чупаги: и своя, и разбойничья. Что сделал, когда успел, как утес у
вихря молнию из пальцев выкрал - не увидели того шафлярцы. Схватился
Мардула за нож, рванул из-за пояса и замер на месте, ровно забыл, что с
ножом делать собирался.
- Ты чего мою чупагу держишь? - спрашивает у турка.
Незлобно спрашивает, скорей удивленно.
- А ты мне ее подарил, - отзывается Самуил-баца. - Только что. Как
побратиму. Прими взамен мою и поклонимся друг другу в пояс.
Когда шафлярцы позже рассказывали эту небывальщину соседям, то в
конце всегда добавляли: хотите верьте, хотите нет, только тем дело и
кончилось.
Так и жил Самуил-баца в Шафлярах. На четвертый год женился, взял за
себя немую Баганту, овдовевшую еще до его прихода в село, и жил с
безъязыкой душа в душу. А детей не имел. Не хотел или не мог - но на
вторую зиму после свадьбы исчез из Шафляр до середины весны и по
возвращении привел с собой мальчонку. Подобрал где-то. Баганта приняла
хлопца как сына родного, Самуил-баца имя приемышу дал - назвали Яном, а
пока маленький был, Яносиком звался. С той поры и пошло: раз в три-четыре
зимы исчезал Самуил из Шафляр, скитался где-то до полугода и возвращался с
приемышем. Когда с мальцом, когда с девкой. И все как один: лядащенькие,
чернявые да востроносенькие. Галчата и галчата, словно родные дети турка -
а когда охотник Собек бросил как-то со зла: "Воронье!", так назавтра забыл
имя родной матери.
Взаправду забыл, на трезвую голову. Ему уж кто только не говорил:



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.