read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



кличку нисколько не обижался, ведь это он сам однажды объяснил - богатые
люди дескать почти всегда относятся к долихоцефалам, то есть как раз к
этим вот длинноголовым. Только голландцу утверждение Буассара не
понравилось. Ему, наверное, больно было узнать, что, как короткоголовый,
он навсегда обречен на нищенство.
- Жри я, как ты, Буассар, - сказал голландец, поигрывая коротким
ножом, - я наел бы себе голову подлиннее, чем у тебя.
В этой фразе был весь ван Деерт.
Буассар ухмыльнулся. Он вовсе не настаивал на своем утверждении,
касающемся исторической роли долихоцефалов. В конце концов, эти свои
неожиданные знания он почерпнул из случайной книжки, опять же случайно
попавшей ему в руки в военном госпитале Алжира в тяжкие минуты кафара -
большой тоски, часто одолевающей белого человека в чужом для него
тропическом климате. Буассар не собирался спорить с голландцем. Ван Деерт
иногда вел себя как животное, но Буассар был рядом с ним во время похода
на Чад, а потом воевал на Гваделупе, а потом они вместе усмиряли Алжир и
Марокко. Им было что вспомнить. А это позволяет иногда терпеть друг друга.
Буассар и сам любил шутки.
Случалось, он садился около кухонного костерка, так чтобы видна была
рукоять тяжелого вальтера, сунутого в карман, и как о чем-то само собой
разумеющемся, заводил неторопливый разговор с негрилем бабингой о его,
бабинги, возможном и скором побеге к симбу.
- Только ты не уйдешь далеко, - обычно заканчивал Буассар, смеясь
одними глазами. - Ты же знаешь, я хорошо стреляю. И если ты попробуешь
сбежать, бабинга, я продам твой череп тем американским ребятам, что
обслуживают бананы Сикорского. Знаешь, что такое банан Сикорского,
бабинга? Не знаешь? Подсказываю. Это боевой вертолет. Такая большая
стрекоза, загруженная ребятами в пятнистых рубашках. За череп негра с
пулевым отверстием во лбу или в затылке они дают кучу долларов. А это
твердая валюта, бабинга. А твердая валюта нужна всем.
И показывал вальтер:
- Тот самый калибр, бабинга. Пуля из бельгийского карабина может
раздробить череп, а вальтер - нет. Получается просто дырка и трещинки
вокруг, будто паутина. Очень красиво, бабинга, держать над камином череп с
пулевым отверстием. Ты согласен?
Бабинга кивал затравленно.
- Оставь негра, Буассар! - обычно окликал я француза. Я знал, ему
нравилось мое вмешательство.
Спрятав вальтер, Буассар, ухмыляясь, брел к палатке. На смуглом лице
рейнджера играли все его шрамы, перемешанные с ранними морщинами.
А вот голландца я не любил. Точнее, не доверял ему. Он был слишком
жаден, и слишком жесток - даже для легионера. На что он способен, он
доказал еще в Индокитае, а к нам его занесло объявлением, помещенным в
"Дагенс нюхетер": "Крепких мужчин, интересующихся сельскохозяйственными
работами в Конго и владеющих всеми видами огнестрельного оружия, просят
позвонить по телефону такому-то."
Ван Деерт позвонил. Он обожал "сельскохозяйственные работы" и владел
всеми видами огнестрельного оружия. И еще - он торопился. В те дни его
фотографию таскали в карманах чуть ли не все полицейские Швеции, в которой
он временно скрывался. Ну, а из "сельскохозяйственной" конторы голландца
быстренько переправили прямо в Конго.
Слева от меня жевал разогретую тушенку новичок немец Шлесс. Капрал
сам подогнал Шлессу форму, она сидела на нем прекрасно, но это было все,
что мы о нем знали. Никто из нас пока не видел новичка в деле.
А напротив меня сидел Ящик.
Он сидел, опустив глаза. Случалось, ложка застывала у его губ, будто
неожиданная мысль вышибала из его головы все остальное. У него были
светлые короткие волосы. Он не любил, разговаривая, глядеть в глаза. Мы,
собственно, никогда с ним и не разговаривали: он объяснялся только на
плохом итальянском, хотя на итальянца не походил. И еще деталь - он боялся
дождей и грома. Нас это смешило. Но если Ящик, так его почему-то прозвали,
ложился за пулемет, можно было спокойно раскуривать сигарету прямо на
бруствере. Умение Ящика владеть пулеметом пугало. Впрочем, в легионе
всегда есть возможность стать в каком-то деле непревзойденным мастером. В
конце концов, тебе платят и за это. В конце концов, это позволяет тебе
выживать.
Из нагрудного кармана капрала торчал обрывок газеты, давно затертый
на сгибах. Он подобрал обрывок газеты в каком-то из браззавильских баров и
постоянно таскал в кармане. Может там было что-то такое, о чем не прочтешь
ни в какой другой газете, не знаю, но, капрал имел право на причуды. Он
относился к настоящим легионерам, к легионерам до смертного часа. Там, где
он проходил, сгорала и уже не росла трава, как и под ногами голландца. А
это кое-что значит.
Прихватив пару жестянок пива, я вернулся на брошенный возле палаток
брезент. Из-а примятой травы глянула на меня тупыми глазами желто-зеленая
древесная лягушка. Наверное она свалилась с ветки. Ни с того, ни с сего я
вспомнил слова одного чудака о том, будто в спокойном состоянии такие вот
лягушки вообще ничего не видят. Так у них устроено зрение. Мир для них -
просто сплошной голубой фон без каких-то там деталей или просветов. Но,
как объяснил мне тот же чудак, лягушки ничуть не чувствуют себя
обездоленными. Достаточно чему-то шевельнуться, дрогнуть, мелькнуть перед
ними, как лягушки будто просыпаются и без всяких раздумий прыгают на
внезапно высветившуюся добычу. Понятно, что при таком раскладе вполне
можно помереть с голоду, находясь в окружении десятка насекомых, вкусных,
но не проявляющих никаких признаков жизни, но так уж устроена жизнь:
хочешь доказать, что ты живой - дергайся.
- Усташ, ты знаешь, какого цвета зебра? - француз снова присоединился
ко мне.
- Она полосатая, Буассар.
- А черная она - в белую полоску? Или белая - в черную?
- Обсуди это с бабингой.
Но француз после обеда отличался особенной словоохотливостью:
- Это правда, Усташ, что тебя видели в Каркахенте?
Вообще-то о таких вещах не спрашивают. Буассар это знал, но,
наверное, я сам спровоцировал его - своим невысказанным расположением. За
добро всегда платят. Иногда дорого.
- Не злись, - сказал Буассар. - Я под тебя не копаю. Мне говорил о
тебе один парень. Он был итальянец и работал на крупную газету, хотя
ходили слухи, что работает он не на газету, а на Интерпол. В конце концов,
для него это кончилось плохо. А ведь он, Усташ, умудрился взять интервью у
самого майора Мюллера.
- Майор не родственник нашему капралу?
- С чего ты это взял?
- Не знаю... А зачем макароннику понадобилось брать интервью у майора
Мюллера?
- Чтобы рассказать миру про нас. Это его собственные слова. Кое-кто
якобы еще не знает про нас всей правды, а кое кому очень якобы надо ее
знать. В кармане макаронника, Усташ, нашли список. Довольно подробный и со
всякими деталями. Среди других имен было и твое. Этот макаронник и меня,
кстати, спрашивал: не встречался ли я с парнем по кличке Усташ? Я,
понятно, отнекивался. Да и откуда мне знать парня с такой кличкой? -
Буассар заржал. - Но если честно, Усташ, этот макаронник кое-что знал о
тебе. Он утверждал, что выходил на тебя в Аргентине, а потом в Испании. Не
знаю. Может, врал.
- Чего он хотел?
- Подробностей. Любых подробностей о нашем быте. Капрал этого не
допустил. Но несколько лет назад этот макаронник сумел добраться до
испанского поселка Бенинганим, лежащем рядом с Каркахенте. Ну, а кое-кто
знает, что именно в Каркахенте находится военный лагерь усташей,
давным-давно проигравших свою собственную войну. Я потому и спрашиваю,
Усташ, что никак не могу понять: ну, если нет такого государства Хорватия,
если сама партия усташей давно объявлена вне закона, то как могут
существовать, да еще в Испании, военные лагеря тех же усташей?
- Это ошибка, - неохотно ответил я. - Там, наверное, есть ребята из
Хорватии, но они иммигранты, и их немного. Думаю, это спортивный лагерь.
Буассар затрясся от смеха:
- Конечно, спортивный, о чем я и говорю! Макаронник утверждал, там
занимались очень спортивные ребята. Ну, вроде тебя. Ты не злись, Усташ, я
тоже занимался в похожем лагере. Видишь эти шрамы? Я заработал их на
тренировках.
- Отстань, Буассар. Хочешь поболтать, иди к бабинге. Меня от такой
болтовни тошнит.
Но в принципе француз был прав: мы все прошли через "спортивные"
лагеря.
- Ладно, - Буассар запустил пивную банку в кусты. - Я не собираюсь
копаться в твоей биографии. Да и макаронник к тебе не пристанет. Он утонул
в озере Альберта. Несчастный случай. Кажется, рядом с макаронником плыл
ван Деерт, я потом видел - сам майор Мюллер похлопал голландца по плечу.
Буассар ухмыльнулся:
- Он много чего нам порассказал, этот макаронник... Этот человек,
который основал вашу партию... Как его?.. Эти славянские имена... Ага,
Анте Павелич! Он, правда, приказывал вырывать глаза у своих политических
противников?
- Если бы он это делал, мы бы не проиграли войну и не шлялись бы
сейчас по всяким там черным Конго, - неохотно сказал я. - Заткнись и
отстань от меня, Буассар. Настоящие усташи не воюют в Африке. Хефер, Илич,
Любурич, Вранчич, Ровер - что ты о них знаешь? Да и не надо тебе ничего
знать о них. И ко мне не лезь с такими вопросами. Я здесь потому, что мне
нужны деньги. Вот все, что я могу тебе сказать, Буассар.
Он кивнул.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.