read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



делать, когда я болен и нужнее было бы спешить домой, выпить чаю и лечь в
постель? Неужели в самом деле я здесь только для того, чтоб разглядывать
этого старика?" Досада взяла меня. "Что мне за дело до него, - думал я,
припоминая то странное, болезненное ощущение, с которым я глядел на него
еще на улице. - И что мне за дело до всех этих скучных немцев? К чему это
фантастическое настроение духа? К чему эта дешевая тревога из пустяков,
которую я замечаю в себе в последнее время и которая мешает жить и глядеть
ясно на жизнь, о чем уже заметил мне один глубокомысленный критик, с
негодованием разбирая мою последнюю повесть?" Но, раздумывая и сетуя, я
все-таки оставался на месте, а между тем болезнь одолевала меня все более и
более, и мне наконец стало жаль оставить теплую комнату. Я взял
франкфуртскую газету, прочел две строки и задремал. Немцы мне не мешали.
Они читали, курили и только изредка, в полчаса раз, сообщали друг другу,
отрывочно и вполголоса, какую-нибудь новость из Франкфурта да еще
какой-нибудь виц или шарфзин1 знаменитого немецкого остроумца Сафира; после
чего с удвоенною национальною гордостью вновь погружались в чтение.
----
1 остроту (нем.).
Я дремал с полчаса и очнулся от сильного озноба. Решительно надо было
идти домой. Но в ту минуту одна немая сцена, происходившая в комнате, еще
раз остановила меня. Я сказал уже, что старик, как только усаживался на
своем стуле, тотчас же упирался куда-нибудь своим взглядом и уже не сводил
его на другой предмет во весь вечер. Случалось и мне попадаться под этот
взгляд, бессмысленно упорный и ничего не различающий: ощущение было
пренеприятное, даже невыносимое, и я обыкновенно как можно скорее переменял
место. В эту минуту жертвой старика был один маленький, кругленький и
чрезвычайно опрятный немчик, со стоячими, туго накрахмаленными воротничками
и с необыкновенно красным лицом, приезжий гость, купец из Риги, Адам Иваныч
Шульц, как узнал я после, короткий приятель Миллеру, но не знавший еще
старика и многих из посетителей. С наслаждением почитывая "Dorfbarbier"2 и
попивая свой пунш, он вдруг, подняв голову, заметил над собой неподвижный
взгляд старика. Это его озадачило. Адам Иваныч был человек очень обидчивый
и щекотливый, как и вообще все "благородные" немцы. Ему показалось странным
и обидным, что его так пристально и бесцеремонно рассматривают. С
подавленным негодованием отвел он глаза от неделикатного гостя, пробормотал
себе что-то под нос и молча закрылся газетой. Однако не вытерпел и минуты
через две подозрительно выглянул из-за газеты: тот же упорный взгляд, то же
бессмысленное рассматривание. Смолчал Адам Иваныч и в этот раз. Но когда то
же обстоятельство повторилось и в третий, он вспыхнул и почел своею
обязанностию защитить свое благородство и не уронить перед благородной
публикой прекрасный город Ригу, которого, вероятно, считал себя
представителем. С нетерпеливым жестом бросил он газету на стол, энергически
стукнув палочкой, к которой она была прикреплена, и, пылая собственным
достоинством, весь красный от пунша и от амбиции, в свою очередь уставился
своими маленькими воспаленными глазками на досадного старика. Казалось, оба
они, и немец и его противник, хотели пересилить друг друга магнетическою
силою своих взглядов и выжидали, кто раньше сконфузится и опустит глаза.
Стук палочки и эксцентрическая позиция Адама Иваныча обратили на себя
внимание всех посетителей. Все тотчас же отложили свои занятия и с важным,
безмолвным любопытством наблюдали обоих противников. Сцена становилась
очень комическою. Но магнетизм вызывающих глазок красненького Адама
Ивановича совершенно пропал даром. Старик, не заботясь ни о чем, продолжал
прямо смотреть на взбесившегося господина Шульца и решительно не замечал,
что сделался предметом всеобщего любопытства, как будто голова его была на
луне, а не на земле. Терпение Адама Иваныча наконец лопнуло, и он
разразился.
----
2 "Деревенский брадобрей " (нем.).
- Зачем вы на меня так внимательно смотрите? - прокричал он по-немецки
резким, пронзительным голосом и с угрожающим видом.
Но противник его продолжал молчать, как будто не понимал и даже не
слыхал вопроса. Адам Иваныч решился заговорить по-русски.
- Я вас спросит, зачом ви на мне так прилежно взирайт? - прокричал он
с удвоенною яростию. - Я ко двору известен, а ви неизвестен ко двору! -
прибавил он, вскочив со стула.
Но старик даже и не пошевелился. Между немцами раздался ропот
негодования. Сам Миллер, привлеченный шумом, вошел в комнату. Вникнув в
дело, он подумал, что старик глух, и нагнулся к самому его уху.
- Каспадин Шульц вас просил прилежно не взирайт на него, - проговорил
он как можно громче, пристально всматриваясь в непонятного посетителя.
Старик машинально взглянул на Миллера, и вдруг в лице его, доселе
неподвижном, обнаружились признаки какой-то тревожной мысли, какого-то
беспокойного волнения. Он засуетился, нагнулся, кряхтя, к своей шляпе,
торопливо схватил ее вместе с палкой, поднялся со стула и с какой-то жалкой
улыбкой - униженной улыбкой бедняка, которого гонят с занятого им по ошибке
места, - приготовился выйти из комнаты. В этой смиренной, покорной
торопливости бедного, дряхлого старика было столько вызывающего на жалость,
столько такого, отчего иногда сердце точно перевертывается в груди, что вся
публика, начиная с Адама Иваныча, тотчас же переменила свой взгляд на дело.
Было ясно, что старик не только не мог кого-нибудь обидеть, но сам каждую
минуту понимал, что его могут отовсюду выгнать как нищего.
Миллер был человек добрый и сострадательный.
- Нет, нет, - заговорил он, ободрительно трепля старика по плечу, -
сидитт! Aber3 гер Шульц очень просил вас прилежно не взирайт на него. Он у
двора известен.
----
3 Но (нем.).
Но бедняк и тут не понял; он засуетился еще больше прежнего, нагнулся
поднять свой платок, старый, дырявый синий платок, выпавший из шляпы, и
стал кликать свою собаку, которая лежала не шевелясь на полу и,
по-видимому, крепко спала, заслонив свою морду обеими лапами.
- Азорка, Азорка! - прошамкал он дрожащим, старческим голосом, -
Азорка!
Азорка не пошевельнулся.
- Азорка, Азорка! - тоскливо повторял старик и пошевелил собаку
палкой, но та оставалась в прежнем положении.
Палка выпала из рук его. Он нагнулся, стал на оба колена и обеими
руками приподнял морду Азорки. Бедный Азорка! Он был мертв. Он умер
неслышно, у ног своего господина, может быть от старости, а может быть и от
голода. Старик с минуту глядел на него, как пораженный, как будто не
понимая, что Азорка уже умер; потом тихо склонился к бывшему слуге и другу
и прижал свое бледное лицо к его мертвой морде. Прошла минута молчанья. Все
мы были тронуты... Наконец бедняк приподнялся. Он был очень бледен и
дрожал, как в лихорадочном ознобе.
- Можно шушель сделать, - заговорил сострадательный Миллер, желая хоть
чем-нибудь утешить старика. (Шушель означало чучелу.) - Можно кароши
сделать шушель; Федор Карлович Кригер отлично сделает шушель; Федор
Карлович Кригер велики мастер сделать шушель, - твердил Миллер, подняв с
земли палку и подавая ее старику.
- Да, я отлично сделает шушель, - скромно подхватил сам гер Кригер,
выступая на первый план. Это был длинный, худощавый и добродетельный немец
с рыжими клочковатыми волосами и очками на горбатом носу.
- Федор Карлович Кригер имеет велики талент, чтоб сделать всяки
превосходны шушель, - прибавил Миллер, начиная приходить в восторг от своей
идеи.
- Да, я имею велики талент, чтоб сделать всяки превосходны шушель, -
снова подтвердил гер Кригер, - и я вам даром сделайт из ваша собачка
шушель, - прибавил он в припадке великодушного самоотвержения.
- Нет, я вам заплатит за то, что ви сделайт шушель! - неистово
вскричал Адам Иваныч Шульц, вдвое раскрасневшийся, в свою очередь сгорая
великодушием и невинно считая себя причиною всех несчастий.
Старик слушал все это, видимо не понимая и по-прежнему дрожа всем
телом.
- Погодитт! Выпейте одну рюмку кароши коньяк! - вскричал Миллер, видя,
что загадочный гость порывается уйти.
Подали коньяк. Старик машинально взял рюмку, но руки его тряслись, и,
прежде чем он донес ее к губам, он расплескал половину и, не выпив ни
капли, поставил ее обратно на поднос.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.