read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



шийся из глотки Бэка, переходил в свирепое рычание.
Впрочем, кабатчик его не трогал. И только утром пришли четверо мужчин
и подняли ящик. "Вот еще новые мучители", - подумал Бэк, потому что это
были какие-то подозрительные люди, лохматые и оборванные. И он бесновал-
ся, рычал на них сквозь решетчатую стенку. Но они только смеялись и ты-
кали его палками. Он хватал палки зубами, пока не сообразил, что именно
этого от него и добиваются. Тогда он угрюмо лег и лежал спокойно, пока
ящик переносили в фургон.
И вот Бэк в своей клетке начал переходить из рук в руки. Сначала им
занялись служащие транспортной конторы, его погрузили в другой фургон и
повезли дальше. Затем, вместе с целой грудой ящиков и посылок, отправили
на паром. С парома он попал на большой железнодорожный вокзал; и наконец
его опять водворили в товарный вагон.
Два дня и две ночи вагон тащился за пронзительно гудевшим паровозом.
И два дня и две ночи Бэк ничего не ел и не пил. Взбешенный, он на заботы
проводников отвечал рычанием, а они, в отместку, стали дразнить его.
Когда он кидался к решетке, весь дрожа, с пеной у рта, они хохотали и
потешались над ним, рычали и лаяли, как паршивые дворняги, мяукали, раз-
махивали руками перед его носом и кукарекали. Бэк понимал, что это очень
глупо, - но тем оскорбительнее это было для его достоинства, и гнев его
рос и рос. Голод еще можно было терпеть, но он жестоко страдал от жажды,
и она доводила его до исступления. При его чувствительности и восприим-
чивости дурное обращение не могло не повлиять на него, и он заболел. У
него была высокая температура, к этому прибавилось еще воспаление горла
и языка, распухших и сожженных жаждой.
Одно его радовало: на шее больше не было веревки. Пока она была, это
давало его врагам немалое преимущество. Ну, а теперь, когда ее нет, он
им покажет! Больше им не удастся надеть на него веревку! Это он решил
твердо. Двое суток он ничего не ел и не пил, и за эти двое суток мучений
в нем накопилось столько злобы, что незавидная участь ожидала того, кто
первый его заденет. Глаза у Бэка были налиты кровью, он превратился в
настоящего дьявола. Сейчас сам судья не узнал бы его, так он переменился
за эти дни, и проводники вздохнули с облегчением, когда наконец избави-
лись от него, выгрузив его в Сиэтле.
Четверо носильщиков со всякими предосторожностями перенесли ящик с
Бэком из фургона во дворик, окруженный высоким забором. Навстречу вышел
плотный мужчина в красном вязаном свитере с сильно растянутым воротом и,
взяв у возчика книгу, расписался в получении. "Новый мучитель", - решил
Бэк и свирепо кинулся к решетке. Человек в свитере, мрачно усмехнувшись,
вошел в дом и принес оттуда топор и дубинку.
- Неужто хотите его выпустить? - удивился возчик.
- Конечно, - ответил человек в свитере и вогнал топор в стенку ящика.
Все четыре носильщика моментально бросились врассыпную и заняли безо-
пасные позиции на высоком заборе в ожидании предстоящего интересного
зрелища.
Бэк бросался на трещавшую под топором стенку, грыз ее зубами, налегал
на нее всем телом, воюя с нею. Где топор ударял снаружи, там пес, то ры-
ча, то воя, атаковал дерево изнутри. Он делал бешеные усилия поскорее
выбраться из клетки, а человек в красном свитере был полон спокойной ре-
шимости выпустить его оттуда.
- Ну, красноглазый дьявол! - сказал он, когда отверстие расширилось
настолько, что Бэк мог протиснуться в него. И, бросив топор, взял в пра-
вую руку дубину.
Бэк в этот миг действительно был страшен, как дьявол: и весь ощети-
нился и подобрался для прыжка, в налитых кровью глазах был безумный
блеск, изо рта бежала пена. Уже он готовился обрушить на человека все
сто сорок фунтов своего тела с яростью, дошедшей до предела, оттого что
столько времени приходилось ее сдерживать. Он взвился в воздух и хотел
мертвой хваткой вцепиться в своего врага, но в это самое мгновение полу-
чил такой удар, который на лету отбросил его назад. Щелкнув зубами от
мучительной боли, Бэк перевернулся в воздухе и упал ударившись о землю
боком и спиной. Он ни разу в жизни не был бит палкой - и растерялся. С
рычанием, в котором слышался жалобный визг, он вскочил и опять хотел ки-
нуться на обидчика, но второй удар свалил его. Теперь он уже понимал,
что виновата во всем дубинка, но в своей ярости забыл об осторожности.
Раз десять он бросался, - и всякий раз дубинка останавливала его на лету
и валила наземь.
После одного особенно жестокого удара Бэк еле поднялся. Он был так
ошеломлен, что не мог больше бороться. Он шатался, из носа, пасти и ушей
текла кровь, и его красивая шерсть была испачкана кровавой слюной. Чело-
век в красном свитере подошел к нему и хладнокровно, не спеша нанес ему
страшный удар по морде. Вся боль, которую до си пор перенес Бэк, была
ничто в сравнении с этой. Зарычав, он опять кинулся на мучителя. Но тот,
переложив дубину из правой руки в левую, спокойно схватил его за нижнюю
челюсть и завертел им с такой силой, что Бэк описал полный круг в возду-
хе, потом полукруг - и грохнулся на землю головой и грудью.
Еще раз прыгнул Бэк на человека, но тот нанес ему сокрушительный
удар, который умышленно приберег напоследок. Бэк свалился совершенно
разбитый и оглушенный.
- Вот молодчина! - в восторге крикнул один из зрителей на заборе. -
Этот любого пса усмирит!
- По-моему, безопаснее каждый день, а по воскресеньям и два раза
взламывать кассы, чем иметь дело с этим псом, - заметил возчик, взбира-
ясь на козлы, и погнал лошадей.
К Бэку вернулось сознание, но, совсем обессилев, он лежал на том же
месте, где упал, и следил глазами за человеком в красном свитере.
- Отзывается на кличку "Бэк", - вслух сказал тот, читая письмо кабат-
чика из Сан-Франциско, извещавшее об отправке ящика с живым грузом. -
Ну, Бэк, голубчик, - продолжал он весело, - пошумели мы с тобой, погоря-
чились, а теперь лучше всего забудем об этом. Ты будешь знать свое дело,
я - свое. Будешь послушной собакой - и все пойдет как по маслу, а взду-
маешь буянить, так я из тебя дух вышибу. Понял?
Говоря это, он бесстрашно гладил голову, которую только что так бес-
пощадно молотил, и хотя Бэк невольно ощетинивался при каждом его прикос-
новении, но терпел, не протестуя. Человек в свитере принес ему воды, и
он жадно напился, а потом с такой же жадностью глотал роскошное угощение
- сырое мясо, хватая его кусок за куском из рук нового хозяина.
Он был побежден (он это понимал), но не покорен и не сломлен. Он по-
нял раз навсегда, что человек, вооруженный дубиной, сильнее его, и полу-
ченный урок запомнил на всю жизнь. Эта дубина была для него откровением.
Она ввела его в мир, где царит первобытный закон. И Бэк быстро усвоил
этот закон. Ему открылась жестокая правда жизни, но она его не запугала:
в нем уже пробуждалась природная звериная хитрость.
Время шло. Привозили других собак в таких же ящиках или приводили на
веревке. Одни были очень послушны и тихи, другие бесновались и выли, как
Бэк вначале. И на глазах у Бэка человек в красном свитере укрощал всех
до единой, покоряя своей власти. Бэк наблюдал эту зверскую муштровку, и
все крепче и крепче внедрялась в его сознание открытая им истина: чело-
век с дубиной - законодатель, хозяин, которому нужно повиноваться, хотя
и не обязательно любить его. И Бэк, повинуясь, никогда не ластился к хо-
зяину, не вилял хвостом и не лизал ему руку, как это делали не раз у не-
го на глазах побитые собаки. Видел он также, как одна собака, не желав-
шая ни смириться, ни подчиниться, в конце концов была убита.
Время от времени приходили чужие люди, толковали о чем-то с хозяином
сердито или заискивающе. И когда после таких разговоров из их рук в руки
хозяина переходили деньги, эти люди уводили с собой одну или несколько
собак. Бэк задавал себе вопрос, куда же они уходят, ибо они никогда
больше не возвращались. Будущее так сильно страшило его, что он каждый
раз радовался, когда покупатели выбирали не его.
Но в конце концов наступил и его черед. Пугавшее его будущее явилось
в лице высохшего, морщинистого человечка, который говорил на ломаном
английском языке и то и дело разражался какими-то странными, резкими
восклицаниями, смысл которых был непонятен Бэку.
- Sacredam, - крикнул он, когда взгляд его упал на Бэка. - Вот это
пес! Первоклассный пес! Ого! А сколько?
- Всего три сотни. Просто даром отдаю, - быстро ответил человек в
красном свитере. - Не станешь же ты торговаться да артачиться, Перро?
Деньги ведь не твои, а казенные.
Перро только ухмыльнулся. Ввиду необычайного спроса на собак, цены на
них были бешеные, так что сумма, запрошенная за такую великолепную соба-
ку, как Бэк, не показалась ему чрезмерной.
Канадское правительство не разорится на этой покупке, а его почта
должна перевозиться быстро. Перро знал толк в собаках и с одного взгляда
определил, что такие собаки, как Бэк, встречаются одна на тысячу. "Даже
одна на десять тысяч", - мысленно поправил он себя.
Бэк видел, как деньги перешли из рук в руки, и не удивился, когда
морщинистый человечек забрал с собой его и добродушного ньюфаундленда
Кэрли. Больше Бэк никогда не видел человека в красном свитере. А когда
он и Кэрли смотрели с палубы парохода "Нарвал" на исчезавший вдали Си-
этл, они не знали, что больше никогда не увидят и теплый юг.
Перро увел их обоих вниз и передал темнокожему великану, которого
звали Франсуа. У Перро, канадского француза, кожа была смуглая, но у
Франсуа вдвое темнее, потому что Франсуа был метис. Бэк впервые видел
людей этой породы (впоследствии ему пришлось встречать много таких), и,
хотя он не полюбил их, он честно отдавал им должное и научился их ува-
жать. Он скоро убедился, что Перро и Франсуа - люди справедливые, спо-
койные, что наказывают они только за дело, без всякого пристрастия, и
отлично знают все собачьи повадки, так что их никакая собака не прове-
дет.
На пароходе Бэка и Кэрли поместили вместе с двумя другими собаками.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.