read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



кроме только того, кто раньше был на баке заправилой - эдакий дюжий косматый
детина с огненно-рыжей бородой. Верно, из зависти, и полагая, что от такого
"миленького малыша", как он его с насмешкой называл, уж конечно, отпора
ждать нечего, начал он всячески искать с ним ссоры. Билли сначала терпел и
старался с ним поладить по-хорошему - он ведь схож со мной, лейтенант, в
том, что нет для меня ничего мерзее ссор, - но без толку. И вот однажды на
второй собачьей вахте рыжебородый прямо перед всеми заявил Билли, что вот
сейчас покажет ему, откуда отрубают филейную часть (малый этот прежде был
мясником), и с насмешкой ткнул его под ребра. Тут уж Билли на него кинулся.
Возможно, ударил он сильнее, чем собирался, но, как бы то ни было, отделал
он рыжего олуха знатно. И всего за полминуты. От его молниеносной быстроты
тот совсем ошалел. Вы, наверное, не поверите, лейтенант, а только
рыжебородый теперь души в Билли не чает - он его любит по-настоящему, или
другого такого лицемера свет еще не видывал. Да они его все любят. Одни
белье ему стирают и чинят его старые брюки, а плотник в свободное время
сколачивает для него красивый сундучок. Для Билли Бадда каждый готов сделать
что угодно, и мир у нас тут царит, точно в дружной семье. Но я знаю,
лейтенант, во что сразу превратятся "Права" без этого малого. Не скоро мне
теперь доведется, отобедав, спокойно выкурить трубочку у кабестана, нет, не
скоро. Да-да, лейтенант, вы забираете у меня матроса, каких мало. Вы
забираете моего миротворца!
Тут добряк не без труда сдержал рыдание.
- Ну что же, - сказал лейтенант, который слушал его с насмешливым
интересом, все больше веселея от новых возлияний. - Блаженны миротворцы, и
уж тем более драчливые миротворцы. Вроде тех семидесяти четырех красоток,
подмигивающих из портов корабля, который лежит вот там в дрейфе и ждет меня!
- С этими словами он указал в иллюминатор на "Неустрашимого". - Но не
отчаивайтесь! Не вешайте носа! Ручаюсь, вы получите высочайшее одобрение. Уж
конечно, его величество придет в восхищение, услышав, что в дни, когда
матросы идут на его службу не с той охотой, как следовало бы, в дни, когда
шкиперы втайне злобствуют, если у них позаимствуют человека-другого для
королевского флота, его величество, повторяю, придет в восхищение, узнав,
что хотя бы один шкипер с радостью отдал королю лучшее украшение своей
команды - матроса, который столь же верноподданно не выразил ни малейшего
неудовольствия. Но где же мой красавчик? А! - воскликнул он, взглянув в
открытую дверь. - Идет, идет и, черт побери, тащит свой сундучок! Ну
прямо-таки Аполлон с дорожным саком!
- Милейший, - продолжал лейтенант, вставая, - на военных кораблях такие
ящики не положены. Вот если в них картечь - другое дело. Клади свои вещи в
сумку, малый. У кавалериста - сапоги и седло, у матроса военного флота -
сумка и койка.
Вещи были переложены из сундучка в сумку, затем лейтенант приказал
новобранцу спуститься в катер, спустился сам, и катер отвалил от "Прав
человека". Таково было полное название торгового судна, хотя шкипер и
команда по морскому обыкновению сократили его просто в "Права". Своеобычный
владелец судна, проживавший в Данди, был большим поклонником Томаса Пейна,
чья книга, написанная в ответ на поношения, с которыми Бэрк обрушился на
французскую революцию, уже довольно давно вышла в свет и читалась повсюду.
Выбрав для названия корабля заголовок книги Пейна, житель Данди словно бы
следовал примеру своего современника Стивена Жерара, филадельфийского
судовладельца, который в знак симпатии к своей прежней родине и ее
просвещенной философии называл принадлежащие ему корабли в честь Вольтера,
Дидро и прочих.
И вот, когда катер прошел под кормой "купца" и лейтенант, а также гребцы
прочитали, кто с горечью, кто с усмешкой, сверкавшее на ней название,
новобранец, сидевший, как ему приказал боцман, на носу шлюпки, вдруг вскочил
на ноги, замахал шляпой своим недавним товарищам, которые в грустном
безмолвии смотрели на него с юта, и дружески пожелал им всего хорошего,
после чего воскликнул, обращаясь к самому судну:
- И вы прощайте навсегда, "Права человека"!
- А ну, сесть! - рявкнул лейтенант, снова обретая всю суровость,
положенную его рангу, хотя и с трудом сдерживая улыбку.
Бесспорно, поступок Билли был неслыханным нарушением морского устава. Но
ведь он и не мог знать этого устава, а потому лейтенант навряд ли одернул бы
его столь резко, если бы не прощальный привет, который он послал своему
бывшему кораблю. В его словах лейтенант усмотрел скрытую дерзость, ехидную
насмешку над насильственной вербовкой вообще и над тем, как только что
завербовали его самого в частности. Однако если эти слова и прозвучали
саркастически, произошло это непреднамеренно: Билли, хотя он, как и всякий
человек с отменным здоровьем и чистым сердцем, отличался веселым нравом и
любил пошутить, сатириком отнюдь не был. Он не имел ни злокозненного желания
язвить, ни необходимого для этого умения. Логические построения с двойным
смыслом и тонкие инсинуации были полностью чужды его натуре.
А свою насильственную вербовку он, по-видимому, принял так, как привык
принимать любые причуды погоды. Подобно животным, он был не философом, а
истинным фаталистом, хотя сам об этом и не подозревал. Возможно даже, что он
не без удовольствия принял этот нежданный поворот в своей судьбе, обещавший
ему совсем иную жизнь и военные приключения.
На борту "Неустрашимого" наш моряк с торгового судна был тотчас внесен в
судовую роль как матрос первой статьи и записан фор-марсовым правого борта.
Он скоро освоился со службой, а его безыскусственная красота и бодрый,
беззаботный вид завоевали ему общее расположение. В его артели не сыскать
было человека веселее, не в пример некоторым другим насильственно
завербованным членам экипажа. Эти последние, если только они не были заняты
делом, нередко - и особенно во время второй собачьей вахты, когда
приближение сумерек располагает к задумчивости, - впадали в тоску или даже в
угрюмость. Правда, они были старше нашего фор-марсового, так что у многих,
несомненно, был какой-то домашний очаг, а кое-кого, возможно, тревожила
судьба жены и детей, оставшихся без кормильца, и, уж конечно, среди них вряд
ли нашелся бы человек без родных и близких. Но вся семья Билли, как скоро
станет ясно читателю, исчерпывалась им самим.
II
Хотя наш новоиспеченный фор-марсовый был хорошо принят своими новыми
товарищами на фок-мачте и на батарейных палубах, он отнюдь не сделался там
предметом всеобщего восхищения, как бывало на тех судах, на каких он только
и плавал прежде - торговых, с малочисленной командой.
Он был очень молод и, несмотря на свое поистине атлетическое сложение,
выглядел даже еще более юным. Причиной тому было простодушно-детское
выражение его лица, не утратившего первого пушка и напоминавшего девичье
цветом и нежностью кожи, хотя холод, жара и соленый морской ветер согнали с
него лилеи, а розы лишь с трудом просвечивали сквозь загар.
Новичок, столь мало осведомленный в сложностях искусственно созданной
жизни, вынужденный вдруг сменить свой прежний простой мирок на несравненно
более обширный и хитросплетенный мир большого военного корабля, мог бы
совсем растеряться и утратить веру в себя, если бы его натуре были хоть в
малой степени присущи самодовольство и тщеславие. Ведь в пестром многолюдье
"Неустрашимого" были и люди далеко не заурядные, несмотря на низкое их
положение. Эти матросы оказались особенно восприимчивыми к тому духу,
который военная дисциплина и участие в сражениях способны привить даже
самому обыкновенному человеку. Положение Билли Бадда как Красавца Матроса на
борту семидесятичетырехпушечного линейного корабля было в чем-то сходно с
положением сельской красавицы, волей судеб покинувшей глушь и ставшей
соперницей высокородных придворных дам. Но сам он этого почти не сознавал.
Как не замечал и загадочных усмешек, которые в его присутствии иной раз
появлялись на двух-трех наиболее грубых лицах. И точно так же он не отдавал
себе отчета в том благоприятном впечатлении, которое его облик и манера
держаться производили на тех офицеров, кому нельзя было отказать в уме и
наблюдательности. Да иначе и быть не могло. По телесному своему сложению он
принадлежал к тем лучшим представителям английского типа, в жилах которых
кровь саксов словно вовсе не была разбавлена нормандской или какой-либо
иной, а его лицу было присуще то человеческое выражение безмятежного и
ласкового спокойствия, которое греческие ваятели подчас придавали своему
могучему герою Геркулесу. Но кроме того, в его облике ощущался некий
вездесущии оттенок аристократичности; о ней говорило все: маленькие изящные
уши, свод стопы, изгиб губ и вырез ноздрей, даже мозолистые руки,
оранжевато-коричневые, точно клюв тукана, от постоянного соприкосновения со
снастями и смолой, а главное - нечто в подвижных чертах лица, в каждой позе
и движении, нечто, неопровержимо свидетельствовавшее о том, что мать его
была щедро одарена богиней Любви и Красоты. Все это указывало на
происхождение, совершенно не соответствующее нынешнему его жребию. Впрочем,
как стало ясно, когда Билли официально зачисляли у кабестана на королевскую
службу, особой тайны за этим не крылось. Офицер, невысокий и весьма
деловитый, среди прочих вопросов осведомился о месте его рождения, на что он
ответил:
- С вашего разрешения, сэр, мне это не известно.
- Тебе не известно, где ты родился? А кто был твой отец?
- Бог его знает, сэр.
Офицер, заинтересованный наивным простодушием этих ответов, спросил
затем:
- Тебе что-нибудь известно о твоем происхождении?
- Нет, сэр. Но я слышал, что меня нашли рано поутру в красивой, подбитой
шелком корзине, которую кто-то прицепил к дверному молотку одного почтенного
бристольского жителя.
- Нашли, говоришь? Ну что ж, - офицер откинул голову и осмотрел
новобранца с ног до головы, - ну что ж, находка оказалась недурной. Пусть
почаще находят таких, как ты, любезный. Флоту они очень пригодились бы.
Да, Билли Бадд был подкидышем, предположительно незаконнорожденным и,
очевидно, благородной крови. Порода чувствовалась в нем, как в скаковой
лошади.



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.