read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Микроскопическое исследование замороженного среза. Очевидно, белесое
вещество состоит из недифференцированных клеток паренхимы, вторгнувшихся в
окружающие здоровые ткани. В клетках много гиперхроматических ядер
неправильной формы, регистрируется большое число клеточных делений. Замечены
многоядровые гигантские клетки. Четко очерченной капсулы нет. Первое
впечатление - злокачественное новообразование на ранней стадии. Обратите
внимание на уровень антракоза в прилегающих тканях.
Антракоз - это отложение микрочастиц каменного угля в легких. Вдохнув
углерод, содержащийся в сигаретном дыме или городском смоге, организм уже
никогда не избавится от него. Так эта гадость в легких и останется.
Зазвонил телефон. Наверняка Скэнлон из операционной. Мы не уложились в
отпущенные тридцать секунд, вот он и мочится в штаны кипятком. Скэнлон -
типичный хирург: он способен радоваться жизни, только пока режет
кого-нибудь. Скэнлон терпеть не может праздного созерцания здоровенной дыры,
которую проделал в груди пациента собственными руками, а ждать отчета из
лаборатории для него - нож острый. Он не в силах уразуметь, что, после того
как хирург берет биопсию и кидает ее в стальной лоток, санитару приходится
на своих двоих добираться от отделения до патолаборатории, чтобы передать
срез нам. А еще Скэнлон никак не допетрит, что в больнице еще одиннадцать
операционных и с семи до девяти утра в них сущий ад. В этот отрезок времени
в лаборатории вкалывают четверо стажеров и патологоанатомов, но даже они не
справляются с потоком биопсий. Поэтому мы не укладываемся в график. Конечно,
можно и успевать, но тогда рискуешь поставить неверный диагноз, а хирургам
это ни к чему. Вот они и ноют, как Конвей. Убивают время. Да и вообще все
хирурги страдают манией преследования, спросите любого психиатра, он вам
скажет.
Я подошел к звенящему телефону и стянул резиновую перчатку. Ладонь была
мокрой от пота, я вытер ее о штаны и снял трубку. Мы стараемся обращаться с
телефоном бережно, но все равно в конце смены его приходится протирать
сперва спиртом, а потом формалином.
- Берри слушает.
- Берри, ну что вы там возитесь?
После визита Конвея меня так и подмывало облаять Скэнлона, но я обуздал
это желание и спокойно ответил:
- У вас злокачественная.
- Так я и думал, - буркнул Скэнлон таким тоном, словно вся работа
патолаборатории - пустая трата времени.
- Угу, - хмыкнул я и повесил трубку.
Страшно хотелось курить. После завтрака я обошелся только одной
сигаретой, хотя обычно высаживал две подряд. На столе меня уже ждали образцы
тканей почки, желчного пузыря и аппендикса. Я принялся натягивать перчатку,
и в этот миг послышался щелчок селектора.
- Доктор Берри?
- Я слушаю.
Селектор у нас очень чувствительный. Можно говорить из любого угла
лаборатории, не повышая голоса, секретарша все равно услышит. Микрофон висит
высоко под потолком, потому что раньше новые стажеры по неведению своему
подбегали к нему и орали во всю глотку, отвечая на вызов. А у девушки в
приемной лопались барабанные перепонки.
- Доктор Берри, звонит ваша супруга.
Я помолчал несколько секунд. У нас с Джудит заведено негласное правило:
никаких звонков по утрам. С семи до одиннадцати мне вздохнуть некогда, а
работаю я шесть дней в неделю. Иногда - и все семь, если кому-нибудь из
наших случится прихворнуть. Обычно Джудит свято чтит заведенный порядок. Она
не позвонила мне, даже когда Джонни врезался на своем трехколесном
велосипеде в кузов пикапа и разбил лоб так, что пришлось наложить пятнадцать
швов.
- Хорошо, соедините, - сказал я и посмотрел на руку. Я успел натянуть
перчатку только на пальцы. Снова сняв ее, я зашагал обратно к телефону.
- Алло?
- Джон? - Голос Джудит дрожал. Такого не бывало уже много лет, с того
дня, когда умер ее отец.
- Что такое?
- Джон, мне только что позвонил Артур Ли.
С акушером-гинекологом Артуром Ли мы дружили уже много лет. Он был
шафером на нашей свадьбе.
- Что у него стряслось?
- Он попал в передрягу и хотел поговорить с тобой.
- Какая еще передряга? - спросил я и махнул рукой одному из стажеров,
чтобы он занял мое место за столом. Мы не могли прекратить обработку
биопсий.
- Не знаю, - ответила Джудит. - Но он в тюрьме.
Сначала я подумал, что произошло недоразумение.
- Ты уверена?
- Да. Он только что звонил. Джон, это как-то связано с...
- Понятия не имею. Я знаю не больше твоего, - я прижал трубку плечом и,
сняв другую перчатку, бросил обе в пластмассовую корзину для мусора. -
Сейчас съезжу к нему, а ты сиди дома и не волнуйся. Вероятно, какой-нибудь
пустяк. Может, Арт опять наклюкался.
- Хорошо, - тихо ответила Джудит.
- Не волнуйся, - повторил я.
- Ладно, не буду.
- Я скоро позвоню.
Положив трубку, я снял фартук, повесил его на крючок за дверью и
отправился в кабинет Сандерсона. Сандерсон заведовал патологоанатомическим
отделением и держался с большим достоинством. Ему исполнилось сорок восемь,
седина, как говорится, уже тронула его виски. У Сандерсона было умное лицо с
тяжелым подбородком. И ровно столько же причин для страхов, сколько у меня.
- Арт в кутузке, - сообщил я ему.
Сандерсон закрыл папку с отчетом о вскрытии.
- С какой стати?
- Понятия не имею. Хочу повидать его.
- Мне поехать с тобой?
- Не надо, лучше уж я один.
- Позвони мне, как только что-то узнаешь, - попросил Сандерсон, глядя на
меня поверх очков в тонкой оправе.
- Непременно.
Он кивнул. Когда я выходил, Сандерсон уже снова раскрыл папку и углубился
в чтение. Если принесенная мною весть и расстроила его, внешне Сандерсон
никак этого не выказал. Такой уж он человек.
В фойе больницы я сунул руку в карман и нащупал ключи от машины, но тут
вспомнил, что не знаю, где держат Арта, и подошел к справочной, чтобы
позвонить Джудит. За конторкой сидела Салли Планка, добродушная белокурая
девица, чье имя служило нашим стажерам неиссякаемым источником всевозможных
шуточек. Дозвонившись, я спросил Джудит, в какой кутузке сидит Арт, но моя
жена этого не знала: не догадалась поинтересоваться. Пришлось звонить
супруге Арта, Бетти, красавице и умнице, обладательнице степени доктора
биохимии, полученной в Стэнфорде. До недавнего времени Бетти вела
исследовательскую работу в Гарварде, но потом родила третьего ребенка и
забросила науку. Вообще-то она была спокойной женщиной и на моей памяти
вышла из себя лишь однажды, когда Джордж Ковач надрался в стельку и залил
мочой весь двор домика Ли.
Бетти пребывала в состоянии тихого шока. Будто автомат, она сообщила мне,
что Артур сидит на Чарльз-стрит в центре города. Его взяли утром, на пороге
дома, когда он собирался отправиться на работу. Дети очень переживают, и
Бетти не пустила их в школу. Но как быть дальше? Что им сказать? Господи!
Я посоветовал ей сказать им, что произошла ошибка, и повесил трубку.
***
Миновав вереницу сверкающих "Кадиллаков", я, вывел свой "Фольксваген" со
стоянки для персонала. Все эти здоровенные машины принадлежали практикующим
врачам; патологоанатомы получают жалованье из больничной кассы и не могут
позволить себе завести такую холеную лошадку с лоснящимися боками.
Было без четверти девять, самый час пик. Всяк, кто ездит по Бостону на
машине, играет со смертью, потому что наш город занимает первое место в
Америке по числу дорожных происшествий, опережая даже Лос-Анджелес. Это вам
скажет любой фельдшер "Скорой помощи" или патологоанатом. Нам то и дело
приходится вскрывать трупы жертв автомобильных катастроф. Здешние водители
носятся как угорелые, и, когда дежуришь в приемном покое неотложки,
создается впечатление, что в городе развернулись военные действия: мертвые
тела поступают почти непрерывно. Джудит винит в этом депрессию. Арт же
твердит, что дело в вероисповедании. Садясь за руль, бостонские католики
уповают на покровительство Всевышнего и бездумно прут через двойную разметку
на встречную полосу. Но Арт - циник. Однажды на вечеринке в больнице
какой-то хирург рассказывал о том, сколько глазных травм наносят фигурки,
которыми водители украшают приборные щитки. Машины сталкиваются, пассажиров
швыряет вперед, и какая-нибудь пятнадцатисантиметровая мадонна выбивает им
глаза. Арт послушал-послушал, да и говорит: "Это самая забавная шутка, какую
я когда-либо слышал!" Он хохотал буквально до слез, до колик, хватался за
живот, сгибался пополам и все повторял: "Ослепленные верой! Ослепленные
верой!" Рассказчик был хирургом-косметологом и не понял юмора. Полагаю,
потому, что залатал на своем веку слишком много пустых глазниц. А вот Арт
ржал до судорог.
Большинство гостей на той вечеринке сочли его смех дурным тоном. Полагаю,
я был единственным, кто сумел понять, почему Арт посчитал свою шутку такой
удачной. И, пожалуй, никто, кроме меня, не знал, какая нервная у Арта
работа.
Мы с Артом подружились еще в бытность студентами медицинского факультета.
Арт большая умница и очень искусный лекарь, да еще считает врачевание своим
призванием. Парень он своевольный и, подобно большинству практикующих
врачей, немного самодур. Арт мнит себя корифеем, но ведь и на старуху бывает



Страницы: 1 [ 2 ] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.