read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Вы правы, командор. Я тоже надеюсь на лучшее.
Милашка иногда верит в совершенно несбыточные вещи.
- Скажи-ка, Мыша, - мысли о Бобе немного отвлекли от работы, - А на каком этаже застряли счастливчики? Надеюсь, нам не придется карабкаться выше трехсотого этажа?
- Группа налогоплательщиков количеством тринадцать голов томится между вторым и первым этажом.
- Ты не ошибаешься? - о такой удаче можно было только мечтать. Не придется долго пересчитывать ступени и пачкать руки о километры перилл. Это только в новых моделях домов установлены эскалаторы. А в пролетарских районах, как это не грустно, до сих пор старомодные лестницы. Правда, покрытые мрамором.
- Спецмашина никогда не ошибается, - в динамиках Милашки прозвучала обида, - Высота над уровнем отметки первого этажа полтора метра.
Ну и славненько. Ну и замечательно.
- Полтора метра? Всего? Тогда обрубаем канаты и пусть пассажиры немного попрыгают. Надеюсь, обойдемся мелкими синяками и ссадинами. А уже на месте вскроем двери и заработаем еще одну благодарность от начальства. Как тебе мой план, Мыша?
- Плохой план, командор, - Милашка откровенно дерзила, - Командор не знает, что под первым уровнем еще сотня этажей с гаражами, химчистками, детскими садами, средними и высшими учебными заведениями. Не говоря уже об ипподроме на минус сороковом этаже. Обрубив троса, мы подвергнем угрозе жизнь не только людей, но и лошадок.
- Там маленькие лошадки, и им живется несладко, - вспомнил я слова колыбельной, которую мне пела мама, - План с тросами отменяется. Перед тем, как определиться со второй версией плана, я хочу попробовать связаться с несчастными.
- Хорошая мысль, командор.
- Ты не умничай. Лучше установи постоянное наблюдение за подъездом. Фиксируй, кто вышел, кто зашел. Всех впускать, никого не выпускать. Надеюсь, справишься? И главное, если появится Боб американский, предупреди меня.
Я едва успел войти в подъезд, как спецмашина подразделения 000 загородила своей массой все входы выходы подъезда. У единственного сквозного прохода, проходящего через массив спецмашины, Милашка выставила бронзовую фигурку моряка с острой железной палкой, а рядом выдвинула будку с надписью "выдача пропусков".
Любопытство и жажда знаний заставили меня вернуться, получить пропуск на вход, предварительно заполнив более ста пунктов анкеты, и нацепить пластиковое колечко с намагниченными боками на острую палку моряка. После проверки данных пропуска, глаза моряка загорелись адским огнем, и из нутра донеслись хриплые слова инструкции по пользованию электрических чайников.
- Недоделочка, - оправдалась Милашка, отключая матроса и выставляя на его место пингвина. Глупая птица была приручена Директором Службы после ознакомительного посещения Южного полюса и иногда забегала к нам в гости поклянчить еду у американца. Чаще всего Боб в подачке отказывал, и тогда обиженная птица уходила в глубины Милашки, где находила теплый ночлег на пару дней.
Клятвенно обещая себе, что в ближайшее время прекращу недозволенные посещения спецмашины разными там пингвинами, я, взвалив на плечи инструментальный ящик, поднялся на второй этаж.
Первым делом освободить рабочее место, а именно межэтажную площадку. Отодвинуть в дальний угол кадки с пальмами, автоматы с газированным квасом и наглухо заколотить досками газетный киоск. Практика показывает, что киоскерша всегда все знает лучше спасателей и непременно посоветует сделать вот так, а никак не иначе.
Скатав в тугой рулон ковер, я постелил перед лифтом резиновый ортопедический коврик для работы в горизонтальном положении и приступил непосредственно к работе.
- Милашка! Командир на связи, - поправив микрофон в связь-каске, обратился я к спецмашине, - Делать-то что?
Пока Милашка запрашивала базу данных лифторемонтников, я открыл инструментальный ящик и проверил комплектность. Зеленая контрольная лампочка зажглась в тот момент, когда спецмашина подключилась, сообщая порядок действия при поломке лифта?
- Командор. Это я. В файлах лифтовиков настоящий бардак. Но я сумела расшифровать пару записей. Первым делом попробуйте убедиться в наличии застрявших объектов. Любым из доступных способов.
Было бы сказано. Приложив ухо к дверцам лифта, я прислушался.
- Что-нибудь слышно, командор?
Лифт, как это ни банально звучит, жил своей размеренной жизнью. Скрипели толстые, с руку, тросы подтяжки, натяжки и поддержки. Капала просочившаяся из-под крыши влага. Ворковали голуби, несанкционированно свившие гнездо в шахте. Вопила застрявшая в вентиляции крыса. Но Объект, а в нашем случае Объекты, не подавали никаких признаков жизни.
- Померли они там все, что ли? - не хватало еще такого позорного пятна на мундире спасателя, - Приступаю к аварийным способам проверки.
Подходящий молоток обнаружился в ящичке с надписью "Подходящие инструменты".
Тяжелые удары сотрясли подъезд. Если хочешь, чтобы тебя услышали, надо выкладываться полностью. Из нескольких квартир высунулись любопытные налогоплательщики, которые, впрочем, тут же исчезли под моим испепеляющим взглядом. Мы, спасатели Службы не любим, когда за нашими спинами толпятся любопытные и даром любуются на качественную работу. Пришлось, правда, дать несколько автографов, но без этого в нашей работе не обойтись.
В ответ на аварийные способы проверки чувствительные сенсоры Милашки уловили глухие ответные удары, исходящие из области лифта. Ровно тринадцать ударов. О чем она мне и сообщила:
- Живые, голубчики.
Сколько они там уже томятся? Если верить часам концерна с мировым именем "Заря", то, почитай, часа три с половиной.
- Будем резать двери, - принял я решение и приготовился вытаскивать из инструментального ящика протонный авто резак. Но в ящичке с надписью "Режущие предметы" обнаружил только ножовку по металлу. Ржавую и тупую.
- У нас что, доукомплектация со времен образования подразделения не было?
Милашка осталась безучастной к данному крику спасателя. В ее компетенцию доукомплектация не входила.
- Извините, командор, что мешаю работать, но хотелось бы вам напомнить, что для вскрытия лифтовых дверей механическим способом требуется санкция прокурора и департамента внутренних дел.
Ну, надо же! Плевое дело, а санкцию подавай. Но закон есть закон.
- А взрывать можно?
- Можно, но не рекомендуется, - в особо серьезных случаях Милашка переходила на суровый мужской голос, - Данные лифты изготовлены из отработанных ступеней околоземных челноков "Буран". Особо прочные сплавы. И в обшивке могут сохраняться остатки не переработанного топлива.
Это уже серьезней. Да, было и в России время, когда строили, из чего попало, и как попало. Лишь бы обеспечить всех добропорядочных налогоплательщиков жильем к юбилейному ...ехтысячному году. Обеспечить то обеспечили, а о взрыв безопасности не подумали.
- Хорошо, - сдался я перед трудностями, - А что предложит мне умная спецмашина подразделения 000?
Милашка подумала и выдала совершенно необычное, на мой взгляд, решение.
- До выхода на работу лифтеров осталось восемь с половиной часов. Мы можем устроить застрявшим Объектам концерт. Вызовем артистов. Певиц, певцов, артистов оригинального жанра, дрессировщиков с собачками, клоунов. И народ отдохнет и нам скучно не будет.
- А зарплату клоунам кто платить будет? Да и не продержаться Объекты столько времени. Они ж кушать хотят. И остальные дела. Знаешь что? Свяжись-ка ты лучше с диспетчерской. С Директором. Они нас сюда послали, они же пусть и вытаскивают. А то все больно умные на местах, а как до дела доходит, все чай с печенюхами только пьют.
Директор ответил практически сразу. Я даже не успел смахнуть капельки пота с уставшего лба.
- Что за паника, все еще майор Сергеев? - загремел в ухе голос Директора. Пришлось сделать громкость поменьше.
- Я с места происшествия. Одну секунду, сейчас настрою камеру, и вы все увидите собственными глазами. Вот так, хорошо видно?
- Это лифт?
- Нет, товарищ Директор. Это кадка с пальмой. А лифт правее. Проблема в следующем, не вижу пока никакой возможности извлечь Объекты. Подступы затруднены, резать-взрывать нельзя. Сносить весь дом не имеет смысла. Требуется совет старшего товарища и начальника.
- Моя, что ли?
Говорят, когда сам Директор еще не был Директором, а пахал рядовым спасателем, он отличался сообразительностью. С ним советовались не только отечественные, но и зарубежные спасатели. Поэтому он пользовался заслуженным авторитетом, и поэтому стал Директором.
- Значит так, все еще майор Сергеев, - после непродолжительного обдумывания вопроса ожил голос в связь-каске, - Мы тут все тщательно обдумали, и я решил. Ты, Сергеев, на кнопочки нажимать не пробовал? Никакого результата? А ногами по дверцам? Считаешь, что это ниже достоинства спасателя. Тогда попробуй разжать створки. Если ничего не получится, тогда думай сам. Страна платит тебе огромные брюлики не за то, что ты у всякого встречного поперечного советы выспрашивал. Кстати, майор Сергеев, тут у меня лежит представление вас к награде за трудолюбие, - это мы с Бобом шкаф Директору из магазина доставили, - Так вот, я могу и передумать. Награды невезунчикам не вручаются.
- Так ведь..., - я хотел напомнить Директору, что у меня этих наград, полный чемодан. А вот звание давно пора повышать.
- Работайте, Сергеев. Да поможет вам наш двуглавый российский орел.
И отключился.
- Спецмашина! Срочно ответить командиру! - после разговора с начальством всегда, почему-то, работается веселее, - Есть свежие сведения о местонахождении второго номера? Я тут что, один должен ковыряться?
- Второй номер продолжает восхождение. В данный момент возможен визуальный контакт. Желаете пообщаться?
Еще бы я не желал. Там люди того и гляди, концы отдадут, а американец, нет, чтобы поработать немного, занимается запрещенным промыслом. И все мало, мало.
В надвинутом на глаз экране всплыло потное лицо Боба. За его спиной маячили старушки из зеленого патруля с полными сумками добычи. И как он их уговаривает?
- Привет, командир, давно не виделись, - Боб светился от счастья, - Как там наши ваши дела?
- Наши нормально. А вот ваши дела, второй номер, не очень. Увольняют тебя, Боб. И российского гражданства лишают. На всю оставшуюся жизнь.
Какое это блаженство, знать, что не ты один несчастен в это прекрасное солнечное утро.
- Ты... шутишь, командир? - но еще лучше один раз увидеть, чем сто раз узнать, - Но как же мой послужной список? Как моя ред-карта? Как же наша дружба, командир?
- Да нет, не шучу, - ответил я, ковыряясь много насадочной отверткой в панели управления лифта. Красиво сыпались искры, и нос трепетал от горелого запаха проводки, - Только что говорил с Директором. Он поинтересовался, где второй номер моего экипажа? Я сказал правду. Ну и началось. Я заступался, как мог. Увы. Директор заявил, что через пять минут свяжется снова, и если в это время второй части моей команды не окажется на месте....
Боб мгновенно исчез с экрана.
- Боб? Ты куда пропал?
- Командор! Наблюдаю быстро движущийся в нашу сторону объект. Скорость более сорока километров. Если вы не предпримите никаких мер, то столкновение произойдет через две минуты.
На грохот, который издавал приближающийся объект, а им, как все уже догадались, был второй номер, из дверей вновь повылезали любопытные налогоплательщики. Наличие в зоне столкновения посторонних могло привести к непоправимым последствиям. Ладно бы только разрушения! Стремительно спускающийся по лестничным пролетам американец смерти подобен. А жертвы нам, спасателям, не нужны. Они нам противопоказаны.
Договариваться по хорошему с налогоплательщиками времени не оставалось. Выхватив из инструментального ящика охапку пластырей от синяков и ушибов, я, не без помощи командирского голоса, разумеется, растолкал всех обратно по уютным крупногабаритным квартирам. Огромную помощь в этом деле оказали американские матерные воззвания, которые я втайне от янкеля аккуратно записывал в личный электронный блокнот и штудировал по вечерам.
- Фазе, мазе, лав ю бразе, - с искаженным от переживания за здоровье жильцов лицом носился я от одной двери к другой, вежливо умоляя налогоплательщиков спрятаться от возможных разрушений. Стометровки между дверями давались с каждым разом все труднее и труднее, но я знал, что кроме меня сейчас никто не способен помочь этим несчастным.
Жильцы, испуганные не, сколько выражением лица спасателя, сколько грязными ругательствами, хватали детишек под мышки и, не забыв вырвать из моих рук пачку дармовых пластырей, прятались в квартирных убежищах.
Когда второй номер, чтоб его американца, вихрем скатился на площадку второго этажа, я усталый, но довольный от физических нагрузок, сидел на ступеньках и курил, не обращая внимания на антидымную сирену.
- ..., - Боб взволновано махал у меня перед лицом руками, не в силах с ходу перекричать сирену.
- Милашка! Успокой гудок. Уши режет, - сирена мгновенно смолкла, - А-а! Кто к нам пришел? Роберт Клинроуз! Американский иммигрант, решивший отдать все силы и душу в борьбе за спокойствие России? А где баулы с подаяниями?
- Нету, командир, - нагло соврал второй номер, хотя Милашка мне давно доложила, что Боб отправил с почты, расположенной на самом последнем уровне, по неизвестному адресу и на неизвестное имя три контейнера. След посылки терялся в Швейцарии, и я был более чем уверен, что никто и никогда не найдет этих контейнеров. Как, впрочем, и многого чего другого, - А где Директор?
- Я за него, - честно доложил я неправду, - Весь, вот, в трудных размышлениях. Да ты присаживайся. В американских ногах правды нет. Это еще с двадцатого века известно. Что скажешь, второй номер. Сразу пойдешь таможне сдаваться, или искупишь свою вину непосильным, но вольным американским трудом?
Боб застучал себя в грудь кулаками и начал впаивать мне о трудностях жизни, о голодном детстве, об игрушках Микки-маусах и о политических репрессиях, которым он, янкель, подвергнется на родине. В завершение монолога второй номер, слегка коверкая русскую речь вместе с орфографией и пунктуацией, выдал трепетную концовку,
- На благо всего мира, я хочу героическим трудом доказать в это прекрасное майское утро, наш я, российский. Хоть и с американским прошлым. Но, с кем не бывает?
Действительно, с кем не бывает? Раскаявшийся, даже если он американец по происхождению, заслуживает прощения.
- Значит, говоришь, мир-труд-май?! Меня ты убедил. Но хотелось бы выслушать остальных членов нашего дружного коллектива. Милашка, растолкай Герасима. Только осторожней, не испугай.
Герасим появился свеженький, как ясно солнышко. Будто не спал. Но злой и недовольный, словно кто-то ему мешал прилечь и выспаться. Оказывается, третий номер за последние три часа, пока я парился в подъезде, не сомкнул и глаза. Пингвин, которого спецмашина приспособила проверять пропуска, ушел своим ходом в центр к родному Директору. А может и на Южный полюс. И Милашка не придумала ничего лучшего, как самостоятельно разбудить Герасима и сунуть ему в руку железную пику для пропусков.
Десять минут, специально засекал, я выслушивал от Герасима нравоучительные речи о недопустимости срыва распорядка дня у третьих номеров. Даже самого в сон потянуло.
- Мм, - закруглился Гера пожеланием впредь так не поступать. После чего заметил топтавшегося рядом Боба с испуганным лицом и раскуроченную до неузнаваемости панель управления лифтовыми дверьми. Там уже ничего не искрило. Да и гореть тоже было нечему, - Мм?
Герасим уже был в курсе наших неприятностей и теперь интересовался, можно ли прилечь на диванчик, которые его цепкий взгляд заметил в углу площадки.
- Не время спать, дорогой товарищ, - я обычно стараюсь с Герасимом вежливо разговаривать. Он от этого спит лучше, - Надо что-то с американцем решать. Да и с застрявшими тоже было бы неплохо.
Что мне нравится в третьем номере, так это умение быстро перестроить организм в рабочий режим. Никаких зевков, никаких потягиваний. Только шевеление мозгами.
Проницательный взгляд сощуренных глаз Герасима выхватывал из окружающей обстановки только самые важные моменты. Американца, кусающего за неимением другой еды собственные губы. Инструментальный ящик. И смятые пустые сигаретные пачки, которые я притащил с Милашки, чтобы не засорять подотчетную технику лишним мусором.
- Мм, - наконец нарушил молчание Герасим.
- С глазу на глаз переговорить? Говорите, - согласился я, подталкивая смущенного Боба в сторону Геры, - Только без мордобития и национальных упреков.
- Мм, - пообещал третий номер и, подцепив Боба под локоток, завел его за мусоропровод. Говорят, что все мусоропроводы сходятся в один, гигантский мусоропровод, который через соседние государства идет к самой Арктической свалке. Также говорят, что эти самые соседние государства тайно откачивают часть мусора и сжигают его в своих топках. Тайно-то зачем. Попросили б по хорошему. Поделились. Россия страна большая, этого добра хватает.
Чего только не говорят?!
Второй и третий номера команды спецмашины за номером тринадцать вышли из-за мусоропровода через час. Герасим, непривычно молчаливый. И Боб, непривычно нервный.
- Мм, - кивнул мне Герасим, направляясь к выходу.
Оглядываясь на американца, который с ходу двинулся к инструментальному ящику, я поплелся за третьим номером. Герасим если говорит, то знает, о чем говорит. Сказано, оставить янкеля наедине с проблемой, значит так и надо сделать. Хоть опасно его одного оставлять, натворит дел, но иного пути нет. Так решил мозг команды, и не мне с ним спорить.
Предъявив удостоверения спасателей старушкам из зеленого патруля, и получив "добро" на проход через заслон, мы с Герасимом забрались в Милашку, чтобы из кабины руководить спасательной операцией. Герасим сразу скрылся в спальном отсеке, готовить новые умные мысли.
- Зачем бабушек к работе привлекла? - строго спросил я Милашку, усаживаясь на место водителя и руководителя, - За это начальство по головке не погладит.
- Они сами напросились, - пробасили динамики, - Умоляли дать им работу поопасней и поответственней. Да вы не переживайте, командор. Я им скамейки поставила, и мешок семечек из запасов американца выставила. Все при деле, все довольны.
- Ну-ну, - журить спецмашину надо, но не слишком строго, - Ты, случайно, не слышала, что Герасим Бобу наговорил?
Спецмашина подразделения 000 никогда не отличалась любознательностью. Ничего не слышала, ничего не видела. Уединившиеся за мусоропроводами микрофоны руками прикрывали, камеры жвачкой залепляли.
- Это меня как раз и беспокоит, - признался я, - Атмосфера в команде напряженная. Один из членов экипажа оставлен с ценным оборудованием. Что он там без нас наворотит?
- Если командор желает, можно взглянуть на панораму подъезда.
Командир не только желал, но и требовал этого. Иначе, что это за командир.
- Третий монитор в пятом ряду, - подсказала Милашка место действия, - Только резкость наведу. Мама заводская!
В дыму и пламени, в радуге от брызг противопожарной безопасности, работал, не жалея себя, простой американский индюшатник Роберт Клинроуз. Его обнаженное по пояс тело наливалось буграми мышц, и потная кожа блестела в неоновых лампах. Стиснув запломбированные американскими врачами зубы, прищурив закапанные русскими контактными каплями глаза, трудился во славу подразделения 000 интернациональный герой.
То и дело меняя ржавые полотна на ножовке по металлу, Роберт, язык не поворачивается называть его Бобом, Клинроуз вгрызался в твердый сплав лифта. Железная стружка неукротимым потоком лилась из-под ножовки. Казалось, не будет ей ни конца, ни края. Но гордый американец, осознав, что может лишиться работы, спасал свое благополучие. А вместе с ним и застрявших в лифтовой шахте несчастных.
- Ай да молодец! Ай да чей-то сын! - зацокал я восхищенно, - Ай да Герасим! Это ж, какие мозги надо иметь, чтобы заставить янкеля выполнять месячную норму за два часа? А американец тоже хорош. Правда, Милашка?
- А кто вам в ящик ножовку подсунул? - запросила свою долю хвальбы спецмашина.
Пообещав Милашке подмести полы в кабине, я продолжил наблюдение.
Из подъезда, напугав до полусмерти зеленый патруль, вылетел Боб и заколотил по переднему бамперу:
- Трос давай! - через шумопоглощающие бронированные стекла долетел его сильный голос.
Милашка быстро высунула конец троса. Американец, не дожидаясь, пока спецмашина ослабит барабан, бросился обратно в дом. Милашку сдернуло с места, чуть не прижав к стенке зеленый патруль, но она вовремя справилась с ситуацией и отпустила трос на свободу.
- С ума сошел, - прокомментировала она действия второго номера, - Так можно и переднюю подвеску в клочья разнести.
- Специалист работает! - со знаньем дела констатировал я, - Сейчас ему, главное, не мешать.
На мониторе было видно, как ловко второй номер закрепляет на створках лифта трос тройным американским узлом. Не уверен, но точно также привязывали к дверным ручкам своих лошадей далекие американские предки Боба. Те самые, которые гоняли по прериям коров и индейцев.
Боб снова показался у подъезда. Связь-каска перевернута козырьком на затылок, лицо в саже и металлической стружке, руки в кровавых мозолях. Меньше надо было продуктовые сумки таскать.
- Вира! Вира! - закричал Боб, от волнения переходя на родное американское наречие. Потом вспомнил, где находится, и исправился, - По малу!
- Дергать что ль? - вытянув передние камеры, поинтересовалась Милашка моим мнением.
- А что еще остается делать? - лучший способ уйти от возможной ответственности ответить вопросом на вопрос.
Спецмашина подразделения 000, проскрежетав всеми десятью гусеницами по асфальту и шестнадцатью колесами по газонам, рванула с места так, словно хотела незаметно скрыться с места преступления.
Но далеко уйти, а точнее сказать, умчаться, ей не позволили обстоятельства.
Толстенный трос напрягся как струна, жилой небоскреб затрещал, и, мгновение спустя, все пространство вокруг нас заполнила густая пыль и треск раскалываемого камня.
Милашка вспомнила инженера, который ее придумал. Я вспомнил более высокоразвитое существо, обитающее, предположительно на облаках. Герасим ничего не вспоминал, потому, как в спальном отсеке не было окон.
Как только видимость стала достаточной, чтобы выяснить, упал дом, или скоро упадет, я высунулся из бокового окна, готовясь высказать американцу все, что я про него думаю. Но не пришлось.
Небоскреб, что явилось для меня приятной неожиданностью, стоял на своем месте. Даже не треснул. Только в том месте, где красовался парадный вход с колоннами, зияла огромная дыра, из которой испуганно выглядывал в полном составе зеленый патруль, включая трех, неопределенного возраста, граждан и большую черную муху.
А между остолбеневшей Милашкой и небоскребом, покачиваясь, с оборванными отростками канатов, стоял лифт. Надпиленный, но не побежденный. Из него доносились вполне различимые слова, из которых становилось ясно, какие чувства испытывают к спасательной команде тринадцать спасенных Объектов.
Вокруг непокорного элемента кругами носился американец и растерянно махал руками.
Я вздохнул. Я улыбнулся. Я смахнул с лица пот.
- Милашка! Командир на связи. Работа завершена. Открывай задние ворота. Забираем лифт с собой. И отвозим Директору. Пусть готовит медали. И не забудь прихватить американца. Куда нам без второго номера? Пусть теперь на пару с Директором пилят.


Эпизод 8.

- Боб! Это надо делать более тщательно. Смотри.
- Я стараюсь, командир. Может пора перейти на следующий уровень?
- Рано. Директор сказал, что лично проверит качество работы. Представляешь, что он скажет, если его личный датчик покажет недопустимый уровень засорения в этом помещении?
- Мы стараемся, командир.
- Да. Мы стараемся. Но этого мало. Необходимо так организовать работу, чтобы исключить даже минимальный уровень загрязнения. Боб, не забудь подмести под скамейкой.
Четвертые сутки команда спецмашины подразделения 000 за номером тринадцать работала на очистке парков столицы. Четвертые сутки мы с Бобом старательно махали метлами, сгребая в кучу гнилую листву, собачьи невыдержанности и пивные бутылки.
Если первые два наименования у нас вызывали отвращение, то каждая найденная бутылка ценилась на вес золота. Собранный неимоверным трудом материал американец, предварительно извалявшись в пыли, относил в стеклотарный приемный пункт, где взамен получал три батона хлеба и литр молока.
На любые попытки отлучится на более дальние расстояния, немедленно прибегал Директор, много ругался и обещал, что мы сгнием здесь так же, как и листья.
Мы не обижались на Директора. В отличие от нас, он не мел улицы. Он их патрулировал. В составе милицейских новобранцев.
- Придержи крышку.
Боб приподнял на вытянутой руке железную крышку бака, дожидаясь, пока я свалю в ящик очередную порцию мусора.
- Я есть хочу.
Если кого мне и жалко, так это американца. Один батон в день..... Удивляюсь, как он стоит на ногах? Хотя, если вспомнить, по чьей вине мы занимаемся непрофессиональным трудом....
- Перекур! - объявил я, - На десять минут. Садись на скамейку. Только ноги Герасима убери. Смотри, не разбуди.
Совесть командира не позволяла отрывать от сна третий номер. Пусть спит. Пусть отдыхает. На его век работы хватит. И не руками, как у нас, недотеп. А мозгами. Мозги, как известно, как и честь, необходимо беречь смолоду.
- Милашка! - поправив связь-берет, вызвал я спецмашину, - Командир, как бы, на связи. Ты где?
Общаться со спецмашиной команде, тоесть нам, категорически запрещалось.
- Заканчиваю поливать проспект, прогнусавила она, изменив до невозможности голос.
Милашке тоже досталось. Позор на всю жизнь. Спецмашина подразделения 000 работает поливочной машиной. Срамота! И все из-за какого-то лифта. Подумаешь, здание разворотили. Мы же его и собрали обратно. Главное, что никто не пострадал. Жильцы даже благодарности написали в огромном количестве. Боб лично бегал, принудительно упрашивал.
И перед теми, кто застрял, мы извинились. В устной, письменной и денежной форме. И после этого нас улицы подметать? Грязь собирать?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.