read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



специалистов, прошедших в свое время летную подготовку.
- Чудесно! И если вам помогут Суголл с Катлинель...
- Хорошо бы. - Бурке был мрачен. - К сожалению, Фелиция и те, кто
знал точное местонахождение Могилы Корабля, мертвы.
Элизабет и Бурке забыли об Амери. Но при упоминании имени Фелиции
монашка не смогла сдержать сдавленный стон. Мысли Бурке были написаны у
него на лице: "Во всем виноват мой длинный язык". Вслух он сказал:
- Мне пора идти. - Обхватив Элизабет огромными ручищами, индеец
бросил: - Прощай! - и быстро ушел с балкона.
- Извини, что я прервала вас, - натянуто произнесла Амери. - Но когда
он напомнил мне, что... Фелиция... - Лицо монашки свело мукой. - И еще
этот Гибралтар у нее за душой... Такая смерть...
- Мне кажется, лучше, чтобы остальные считали Фелицию мертвой, -
сказала Элизабет. - Но ты любила ее и заслуживаешь того, чтобы знать
правду.
Сестра Амери Роккаро не носила золотого торквеса и не обладала
сколько-нибудь выраженными метапсихическими талантами, но в этот момент
страшное известие проникло в ее мозг непосредственно из сознания другой
женщины.
- Фелиция жива, - сказала Амери.
- Да.
- Ты давно узнала об этом?
- Примерно полтора месяца назад. Я слышала - трансментально слышала -
совершенно особенные призывы. Поначалу я даже не приняла их за
человеческие и не обратила особого внимания. К тому же во время перехода
возникало столько проблем... Чтобы сберечь силы, приходилось
отгораживаться от чужих мозговых сигналов, иначе просто сойдешь с ума от
засоренности ментального "эфира". Но ее зов...
- Ты уверена, что это была Фелиция?
- Телепатически она говорила со мной всего однажды, когда вы
спускались по Роне, чтобы захватить фабрику торквесов. Но я хорошо помню
ее трансментальный почерк. - Элизабет отвернулась, вглядываясь в далекие
горы. - В таких вещах мы, Великие Магистры, разбираемся достаточно хорошо.
- Элизабет, но почему... почему... - Амери силилась овладеть собой,
но голос ее сорвался. - Почему она так поступила? Я, конечно, понимаю, она
хотела отомстить... Когда нас с ней проверяли в Привратном Замке и
женщина-тану сказала, что нам, как и другим рабыням, придется вынашивать
детей тану, Фелиция была вне себя от ярости. Она... она восприняла
порабощение плиоценового человечества словно личное оскорбление.
- Ты ведь не только монахиня, ты ведь еще и врач. И мне ли тебе
объяснять? Ты любишь Фелицию, но ведь ты знаешь, какая она.
- Знаю. - В голосе монахини послышалась обреченность.
Элизабет двинулась вдоль балкона, и Амери последовала за ней. Они
оказались на восточной стороне шале. Лазурная гладь Провансальского озера
у горизонта тускнела и превращалась в стальную. Именно с той стороны
должна была прийти буря.
- Помнишь Куллукета, Королевского Дознавателя? - спросила Элизабет.
- Я видела его только один раз. Когда наше нападение на фабрику
торквесов провалилось и нас схватили, именно он зацепил на нас серые
невольничьи ожерелья и отправил в тюрьму умирать. Да, я его помню. На нем
были светящиеся доспехи из красного стекла, и я никогда не видела более
красивого мужчину-тану.
- Он забрал Фелицию и пытал ее.
- О, Иисусе!
- Куллукет надавил на Фелицию чуть сильнее, чем требовалось для
вытягивания информации. Мне об этом во время перехода рассказал Дионкет.
Он был главой Гильдии Целителей и знал о том, что вытворяет Куллукет, но у
него не было возможности вмешиваться в частные дела клана Нантусвель.
Запредельные болевые ощущения во время пытки активировали метапсихические
способности Фелиции, и у нее появилась возможность отомстить в полной
мере. Отомстить так, как она это понимает. - Элизабет сделала паузу. -
Кроме того, действия Куллукета, судя по всему, привели к возникновению
между ним и Фелицией какой-то извращенной связи. Вот почему Фелиция все
время разыскивает Куллукета, громко выкликая его имя. У Фелиции нет
уверенности в том, что ее дорогой мучитель пережил Потоп. К несчастью,
такая уверенность есть у меня. Куллукет жив, он подался в Горию: надеется,
что там Эйкен сможет защитить его от Фелиции. Один только Бог может помочь
Куллукету, если она когда-нибудь его выследит.
В душе Амери врач вступил в спор с любящим человеком; и в какой-то
момент профессионал взял верх.
- Да, я понимаю, что ты имеешь в виду. Личность Фелиции, без
сомнения, несет на себе глубокую печать садомазохизма. Дознаватель не
только причинил ей чудовищную боль, но и пробудил в ней психическую силу,
о которой она мечтала всю жизнь. Не удивительно, что она влюбилась в
него...
Элизабет промолчала.
- Но что... что же теперь делать с Фелицией? Ведь у нее такие
способности!.. Боже мой, даже святой Джек Бестелесный или Алмазная Маска
не смогли бы в одиночку пробить Гибралтарскую стену!
- После наводнения Фелиция больше не использовала свой разрушительный
потенциал. Большую часть времени она проводит, воображая себя черной
птицей-санитаром: она собирает золотые торквесы и где-то их прячет. Кроме
тех моментов, когда она призывает Куллукета, она очень умело возводит
защитные экраны. Кроме тех моментов...
Женщины стояли у перил бок о бок - Элизабет в длинном черном платье и
высокая Амери в белом комбинезоне с тугим, закрывающим шею воротничком.
Темные ели, стеной окружавшие подножие одинокого холма, на склоне которого
примостился охотничий домик, чуть качались от легкого ветра. Где-то
послышался тревожный крик каменного дрозда, предвещавший скорую перемену
погоды.
- А ты не могла бы применить искусство психокорректора и помочь
Фелиции? - спросила Амери. - Может быть, ее психоз удастся излечить?
- Возможно. Но для этого необходимо ее собственное твердое желание
вылечиться. Вот только... Может быть, будет безопаснее не выводить Фелицию
из ее нынешнего состояния, уж коли, находясь в нем, она не способна
использовать свой метапсихический потенциал в полную силу? Мне нужно
хорошенько подумать над этой проблемой... Крепко подумать.
Монашка отпрянула назад, глядя на подругу взглядом, в котором читался
зарождающийся ужас. Элизабет лишь кротко улыбнулась.
- Тебе предстоит принять много решений, - сказала Амери.
Элизабет поежилась и отвернулась, чтобы монашка не могла видеть ее
лица.
- На Олимпе холодно и одиноко.
- Если бы только я могла чем-нибудь помочь! Если бы вообще кто-нибудь
из нас мог тебе помочь!..
Элизабет стискивала деревянные перила с такой силой, что пальцы
побелели.
- Одну вещь ты можешь сделать, Амери. Помоги мне еще раз. Очисти мою
совесть.
- Да. Конечно. - Амери достала из кармана комбинезона узкую
фиолетовую полоску материи, поцеловала ее и повесила на плечи. В очередной
раз она прочитала по памяти древнюю молитву - как читала она ее над
пробуждающейся от сна женщиной в горном приюте, из которого наблюдали они
потоп; как читала ее бессчетное число раз во время долгого перехода,
ночами, когда плач Элизабет сливался со звуками зимних дождей, барабанящих
в крышу их наскоро сооруженного укрытия.
- Только нужно верить, Элизабет.
- Я постараюсь... постараюсь...
Амери осенила крестом голову Элизабет.
- Приди, чадо Божие, и облегчи свою душу. Ибо: "В Боге спасение и
слава моя; крепость силы моей и упование мое в Боге" [Библия, Пс. 61, 8].
- Благословите, сестра, ибо грешна я.
- Придите все страждущие. Придите все жаждущие принять дар жизни
вечной.
- Каюсь в гордыне. Каюсь в высокомерии, в грехе чванливой
самонадеянности. Каюсь в богохульные речах против исцеляющего Духа
Святого. Каюсь в небрежении к меньшим. Каюсь в том, что предавалась
отчаянию. Каюсь в своих тяжких прегрешениях и молю о прощении. Прости
меня. Помоги мне поверить! Помоги мне поверить, что есть Бог, прощающий
то, что невозможно простить.
Помоги мне поверить, что я не одинока.
Помоги мне.


6
Крупный дикий халик драл когтями настил, пыхтел, отфыркивался и
молотил массивным крупом по прочным деревянным доскам до тех пор, пока
скреплявшие их гвозди не начали поддаваться. Его пытались удержать четыре
ковбоя в серых торквесах - двое за корду, привязанную к недоуздку, а двое
- за ножные путы. К тому времени, когда возле загона появился Бенджамин
Баррет Трэвис с тремя Светлейшими, которых он привел посмотреть на
укрощение, от ковбоев уже исходили волны дикой паники.
- Господи, неужели ты и вправду собираешься обломать этого
когтелапого убийцу, Бен? - с благоговейным страхом осведомился Эйкен Драм.
Измотанный халик поднялся на задние ноги и издал гулкий рык. Это было
животное чалой, отливающей синевой масти, высотой ладоней в двадцать, а то
и больше, с черными щетками на лапах, черной гривой и устрашающе
выпученными глазами, обведенными черной каймой.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.