read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Юноша не смог удержаться от соблазна немедленно потрогать шкуру настоящего дракона. В его королевстве практически не осталось вещей из этого редкостного материала, разве что только у старцев из Совета Мудрых в их тайных лабораториях завалялось несколько кусочков. Время от времени спекулянты продавали на столичном рынке "настоящую драконью шкуру", крошечный обрывок которой стоил баснословных денег. Айнидейл рассказывал, что, по народному преданию, кожа дракона входит в состав эликсира бессмертия, поэтому любой маг отдаст любые деньги, лишь бы заполучить ее. При мысли, во сколько можно было бы оценить лежавшую перед ним вещь, у Хельви вспотели пальцы. Хорошо хоть алхин не видит этого чуда, он бы точно с ума сошел от жадности!
Принц вытер мокрую ладонь о новые штаны и слегка приподнял край плаща. Кожа была очень мягкая, нежная и легко тянулась, словно леска. Хельви и Тар обменялись многозначительными взглядами, молча выражая свое восхищение и качеством тысячелетней вещи, и физиологическими особенностями изначального владельца шкуры. Затем альв подошел к окну и взглянул вниз, словно проверяя, куда именно вглядывался принц.
- Волнуешься, что сбегу?
- Нет, - усмехнулся альв. - Просто любуюсь чудесным вечером.
- Интересно, водятся ли еще драконы в Черных горах? - Хельви решил сменить тему. Волновать Тара раньше времени не следовало.
- Не знаю. Мне никогда не доводилось там бывать. Я все больше ездил по северу империи. Когда-то Черные горы были почти полностью обжиты гриффонами, и те перебили немало драконов. Правда, альвы, которые служат на южном предгорье, говорят, что иногда находят останки съеденных овец или коз - любимейшей еды крылатых ящеров. Так что вполне возможно, что небольшому поголовью удалось все-таки выжить.
Хельви задумчиво гладил шкуру. Она несильно пружинила под рукой. Наконец принц оторвался от удивительного плаща и искоса посмотрел на альва. Тар все еще стоял у окна, запрокинув голову, и смотрел в темноту. А ведь через несколько часов Младшему предстоит вступить в смертельную схватку с несостоявшимся главой клана Красного петуха, и кто знает, за кем останется победа.
- Мне нужно надеть это и присутствовать на площадке во время поединка? Это все? Или я должен буду что-то говорить, делать?
- Нет. Ты будешь просто стоять в плаще с посохом в левой руке. И если ты увидишь или даже заподозришь, что один из участников поединка использует магию, ты должен будешь остановить бой. Для этого тебе нужно будет просто ударить посохом в пол. Это единственное правило. Если оно не будет нарушено, бой длится до тех пор, пока один из соперников не умрет. Но про это тебе, кажется, Водр успел рассказать.
- Почему ты считаешь, что я смогу определить, пользуется ли кто-то из вас магией или нет? Я не очень силен и в людском-то колдовстве, а уж тем более в вашем. Ты ошибся с выбором наблюдателя, Тар.
- Может быть, ты в самом деле ничего не смыслишь в магии, приятель, зато твоя нагрудная цепь прекрасно в ней разбирается. А ты ведь очень тонко чувствуешь, когда она пытается что-то тебе подсказать, не так ли?
- Значит, ты полагаешься на мое ожерелье, - медленно проговорил Хельви. - Что ж, это твое решение. Каким оружием ты собираешься сражаться?
- Я должен буду принять выбор Фосе. Таков обычай - решать, чем сражаются воины на поединке чести, предстоит тому, кто вызван. Думаю, в оружейных комнатах этого дворца найдется любое оружие.
- А я уж думал, что в дело пойдет лук. Со стрелами с малиновым оперением.
Тар склонил голову и внимательно посмотрел на принца. Затем он прикрыл оба окна и даже задернул их тонкими, но плотными шторами. Только после этого альв, неслышно приблизившись к юноше, начал негромко говорить, иногда переходя на шепот:
- Ты очень смел, человек. Но твоя смелость сродни безрассудству. Тебя с почетом приняли во дворце, где у тебя есть всего два друга - сам император и я. И вместо того чтобы быть признательным нам за гостеприимство, ты начинаешь осыпать нас нелепыми обвинениями и подозревать в страшном преступлении. По-твоему, я убил старого Хате, воспользовавшись оружием моего сюзерена? Ты бы горько пожалел о своих словах, но ты не альв. Ты человек, поэтому ты не можешь даже оскорбить меня. Просто хочу дать тебе совет - постарайся не распространять свои бредни за пределы этой комнаты. Иначе мне придется убить тебя. И это будет вовсе не славная смерть на поле поединка чести.
Произнося эту пылкую речь, альв стал по-настоящему страшен. Его глаза сверкали, зубы клацали, слюна брызгала изо рта после каждого слова. Он настоящий фанатик, с ужасом подумал Хельви. Значит, Сури правдиво описала сущность Ожидающих. Они преданы только императору, и такие понятия, как любовь, дружба или благодарность, не имеют для них никакого значения. Он спас альву жизнь у сванов, но Тар легко перережет горло своему спасителю, если тот посмеет бросить тень на повелителя. Однако принц не спешил демонстрировать Младшему свой страх. Нельзя показывать лающему псу, что ты его испугался. Поэтому Хельви приблизил лицо к раскрасневшейся физиономии Тара и отвечал, хоть и негромко, но подпустив в голос побольше ярости:
- Ты очень смел и решителен, Тар. Очевидно, именно эти качества помешали тебе за сорок лет отыскать выродка в доме Красного петуха? Подумать только - лучший Ожидающий ищет чудовище почти полвека, а двум заблудшим людишкам удается уничтожить его за считаные часы. Прибавь к тому еще императорские стрелы - и ты получишь слишком много совпадений, хороший мой! Неужели после этого ты думал, что я поверю в весь этот цирк?
Реакция Тара удивила Хельви. Он не кинулся душить принца, как подумал человек, наблюдая за сменой цвета лица у альва. Он менялся из красного в белый, а под конец - в какой-то зеленоватый оттенок. Но все-таки Младший был опытным воином и сумел быстро справиться с собой. Его взгляд приобрел знакомую принцу пугающую прозрачность. Тар молча вышел вон.
Хельви немедленно пожалел об этих своих словах. В конце концов, его беспочвенные подозрения не имели ни одного доказательства, только несколько смешных совпадений. Можно подумать, что он сам ищет топора на свою голову, заводя себе высокопоставленных врагов. После сегодняшней беседы едва ли Тар захочет видеть его завтра на поединке, да и Раги Второй, милостиво принявший людей, может разгневаться на заезжего принца, обвиняющего его подданных в убийстве. Жаль, что Сури не желает его видеть - Хельви почему-то верил, что получил бы от дочери императора дельный совет.
Он уснул на кровати не раздеваясь, искренне жалея себя. Под утро, замерзнув, принц залез под плащ из драконьей кожи, который так и лежал на кровати.
Утром юношу разбудил стук в дверь. Он вскочил с кровати и, протирая по дороге глаза, бросился к двери.
- Кто там? Что нужно? - хрипло спросил он.
- Принц Хельви, ты вызываешься в качестве наблюдателя на поединок чести. Оденься и следуй за нами.
Юноша ахнул и кинулся к кровати. Он торопливо натянул на себя пестрый балахон и взял в руки посох. К плащу был приторочен капюшон, напоминавший длинный колпак. Уже подходя к двери, Хельви накинул его на голову.
Он вышел в коридор, где его ждали два воина в расшитых мелкими рубинами малиновых кафтанах. Они молча поклонились наблюдателю и повели его какими-то узкими коридорами к месту поединка. Хотя Хельви еще не освоился во дворце императора, он был уверен, что его ведут совершенно незнакомым маршрутом. Они спускались по крутым лестницам. Прекрасные залы и покои, в которых разместились люди, остались наверху. Видно, поединок состоится то ли во дворе, то ли в тюремном подземелье, где сейчас сидит один из его участников, подумал Хельви.
Он не угадал. Двое сопровождающих отвели его не во двор и не в подвал, а в сад. Это было то самое чудесное место, на которое он любовался сверху, из окна. Длинные ровные грядки с цветами на аккуратно подстриженной зеленой травке, кроны деревьев, искусно обработанные ножницами садовников, небольшие фонтаны, выложенные блестящими синими камушками, - все было таким умиротворяющим, что не верилось, что на фоне этого великолепия должна пролиться чья-то кровь. Низкий зеленый бордюр, огораживавший цветочные клумбы, выписывал сложные вензеля на траве, однако увидеть весь рисунок с высоты человеческого роста было невозможно, настолько сложен он был. Несколько белоснежных статуй показались среди тенистых аллей. Тар, стоявший под одним из голубых деревьев, сосредоточенно разминался. Он был одет в легкую рубашку, штаны и короткие удобные сапоги - лучшая обувь, чтобы прыгать по росистой траве, решил принц. В обеих руках альв сжимал длинные кинжалы с полукруглыми лезвиями. Он так быстро и ловко управлялся с ними, что приятно было смотреть.
В этот момент принц неожиданно почувствовал чей-то пристальный взгляд и повернул голову. Позади него стоял знакомый молодец тоже в плаще наблюдателя и с посохом в руках.
- Привет, Рив! Не ожидал тебя здесь увидеть.
- Доброе утро! - Рив усмехнулся. - Кажется, нас все время сводит судьба. Ты тоже будешь наблюдать за правилами поединка, я смотрю. А мне вот приходится ждать своего участника, что-то он задерживается.
На поляне появилась группа воинов, среди которых шел Фосе. Маленький альв был бледен, его лицо отекло, словно он проспал всю последнюю неделю без просыпа, ноги подгибались. Кажется, храбростью наследник Хате вообще не отличается, подумал Хельви, вспоминая поведение наследника Красного петуха в тронном зале в Верхате во время подлого нападения альвов. Однако теперь Фосе и в самом деле было дурно от ужаса. Он еле доковылял до того места, где в траву было воткнуто невысокое древко, на конце которого развивался его фамильный герб - небольшое золотистое полотнище с вышитым на нем красными шелковыми нитями кочетом. Однако возле флага он едва не упал на землю и был вовремя подхвачен под руки альвами. Хельви наблюдал пару секунд за тем, как стражники укладывали потерявшего сознание Фосе на траву, и решительно направился к тренировавшемуся Тару.
- Доброе утро. Готовишься к бою?
- Утро доброе. - Альв на мгновение прекратил вращать клинками. - Как видишь.
- По-моему, твой противник пребывает не в лучшей форме. Боюсь, он может умереть еще до начала схватки - от страха. Может, ты отложишь бой до лучших времен?
Тар довольно равнодушно поглядел в сторону Фосе. Вокруг лежавшего Красного петуха хлопотали трое альвов. Один из них, судя по плотной длинной мантии, был колдуном или лекарем. Наконец несчастный дуэлянт был приведен в чувство, он приподнял голову.
- Поединок состоится. - Тар обернулся к Хельви. - Этот трус был готов убить нас чужими руками в собственном доме. Он не погнушался обманом заманить нас в смертельную ловушку, выставив против троих почти полсотни воинов. Если бы Вепрь не воспользовался своим волшебным мечом, нам бы было несдобровать. Фосе не вызывает у меня жалости. Впрочем, он не вызывает добрых чувств ни у кого, даже у родной матери. Она не захотела прийти на поединок чести сына, сказалась больной. Конечно, каждый может приболеть в императорских казематах, но Кабата ведь догадывается, что ее присутствие могло бы подбодрить сына. Короче, гнусная семейка. Только в таких выродкам и рождаться.
Хельви хотел возразить, что Кабата родила выродка исключительно из-за родового проклятия, наложенного на семью Красного петуха. Однако он не успел. Откуда-то из-под земли раздался ясный и чистый звук - труба, игравшая где-то внизу, возвещала о начале поединка. Тар кинул один кинжал, вогнав его почти полностью острием в землю, и схватил принца за плечо.
- Иди и смотри внимательно. Если твоя цепь нашепчет тебе что-то подозрительное, прошу тебя, прерви поединок. Мы бьемся на кинжалах. Да помогут тебе твои боги.
С этими словами альв подхватил свое оружие с земли и ринулся навстречу противнику. Хельви зажмурил глаза, он решил, что поединок уже можно считать оконченным. Однако лязганье клинков заставило его взглянуть на сражавшихся. Они кружили по зеленой траве, комья земли и зелени летели из-под их сапог, блеск кинжалов в лучах утреннего солнца был так ярок, что казалось, вокруг противников пляшут молнии. Фосе, который был еще недавно похож на умирающего, мастерски держал удар и даже несколько раз умудрился контратаковать Тара. Однако Ожидающий уверенно теснил соперника и внезапно, изогнувшись, ринулся вперед, обошел оба клинка Красного петуха и провел кинжалом, зажатым в левой руке, ярко-красную линию на груди Фосе. Белоснежная рубаха маленького альва мгновенно потемнела от крови. Фосе стоял на месте, слегка покачиваясь, словно специально подставляя грудь под удар Тара. Однако в эту самую секунду Хельви почувствовал, как ожерелье Онэли на его груди шевельнулось, словно ветерок прошел по золотым листьям и цветам. Фосе вдруг ловко дернул рукой и в последний момент сумел отбить решающий удар, который Тар направлял ему в сердце. Воины, наблюдавшие за схваткой, о чем-то заспорили, однако Рив, стоявший рядом с Хельви, поднял посох и закричал: "Поединок продолжается!"
Принц взглянул на молодого альва, который еще совсем недавно дал ему такой дельный совет при въезде в Верхах, и удивился странной перемене, которая произошла с его лицом. Рив, у которого еще и борода не росла, был похож на глубокого старика. Черты лица онемели, словно поверх кожи кто-то размазал прозрачный воск. Глаза потускнели, нос вытянулся и заострился, щеки впали, словно альв лишился зубов. Живыми на этом мертвом лице были только губы - они шевелились, выговаривая какие-то слова. Нагрудная цепь Хельви жалобно звякнула. Вздох удивления пронесся среди зрителей - Хельви резко обернулся и увидел, как Тар пытается утереть рассеченный лоб, кровь из которого заливала ему глаза, однако Фосе теснил Ожидающего, не давая ему поднять руку. Принц снова посмотрел на закатившего глаза Рива и понял, что это заклятие. Рив пытается прибавить силы Фосе запретным способом. Красный петух имеет все шансы выиграть этот поединок, однако это будет несправедливая, подлая победа!
Первым желанием принца было дать коварному наблюдателю посохом по голове, и он не стал противиться этому вполне естественному порыву. Несильно размахнувшись, он стукнул Рива прямо в темечко. Зрители громко ахнули. Хельви с досадой подумал, что опять нарушил какую-то традицию альвов и придется разбираться по этому поводу с Таром.
Возможно, ритуальным посохом нельзя бить по голове или наблюдатель все-таки имеет право колдовать, так сказать, на отвлеченные темы. В конце концов, может, Рив и не накладывал заклятие, а просто впал в транс от удивительного везения и невесть откуда взявшейся ловкости Фосе. Принц, смущенный этими мелькавшими в его голове мыслями, уже не обращал внимания на зрителей и на ход поединка. Он бросился к поверженному им альву. Тот лежал, уткнувшись лицом в какой-то куст с красивыми бледно-розовыми листочками.
Хельви перевернул пострадавшего и похлопал его по мертвецки бледным щекам. Рив не открывал глаз. Уж не прикончил ли я его, с тоской подумал Хельви и искоса взглянул на посох, оказавшийся таким грозным оружием. Негромкий, но почему-то хорошо знакомый голос раздался под самым ухом принца:
- Ты все-таки беспросветный дурак. Я мог бы закрыть на это глаза, но сейчас ты влез в чужое дело и пожалеешь об этом.
Цепкая рука схватила Хельви за горло и рывком развернула подбородок в сторону. Острая боль пронзила грудь юноши. Уже падая в траву, Хельви увидел черную рукоятку ножа, торчащую из груди.
- Привет тебе от брата, человеческий выродок, - с непередаваемой интонацией произнес голос, и свет померк.


ГЛАВА 19

Сури сидела у постели в большом кресле и поила Хельви с серебряной ложечки очередной микстурой. Лекарство было горьким, но человек послушно глотал подносимое питье, принцессе было даже немного совестно. С той самой минуты, когда страшные вести об исходе поединка чести между Таром и Фосе достигли женской половины дворца, она беспрестанно находилась при раненом герое. Императорские лекари разводили руками, однако он все-таки выжил, несмотря на прогнозы лекарей и магов. Многие, в том числе и Раги Второй, называли это чудом, но Сури почему-то знала, хотя и никогда бы не призналась в этом вслух, - она причастна к этому выздоровлению. Кто же, если не она, отогнал смерть от изголовья кровати, просиживая рядом с бредившим принцем ночи напролет? Теперь, глядя на его осунувшееся лицо, наследница испытывала не только бурную радость, но и гордость за себя.
Хотя лекари запретили волновать больного печальными историями, Сури не выдержала и рассказала Хельви об окончании поединка: как только принц оглушил Рива, чары, помогавшие Красному петуху, перестали действовать и Тар легко снес Фосе голову своим кинжалом. Однако злодею-наблюдателю удалось бежать. Ранив Хельви, он бесследно исчез из Горы девяти драконов, несмотря на то, что император распорядился перерыть каждый подвал, каждый заброшенный чердак в столице. Некоторые советники полагали, что Рив ушел в Верхат. Другие считали, что он решил скрыться в Черных горах - место это, конечно, гибельное, рассуждали они, но куда еще может податься альв, совершивший такой ужасный поступок, как попытка убийства наблюдателя на поединке чести? Однако Раги Второй не верил ни в то, что преступник, мучаясь угрызениями совести, может покончить с собой, ни в то, что он вернулся в логово Красного петуха, словно приглашая императорских воинов идти по своему следу.
Над словами, услышанными Хельви прежде, чем он потерял сознание после ранения, долго ломали голову во дворце. В конце концов местные мудрецы решили, что речь не может идти о брате принца Хельви, потому что откуда простому альву знать о семейных обстоятельствах в династии короля Огена, и вообще - Рив, по словам Тара, ни разу не выезжал на границу с людскими владениями и никак не мог оказаться наймитом людей. Тем не менее слова о брате породили немало версий, одна другой фантастичнее, и одно время среди придворных стало модно играть в придумывание все новых интерпретаций этих историй. Чего только не говорили: и что дух убитого выродка посетил умиравшего человека, и что его тень, которая, как известно любому грамотному альву, состоит в родстве с телом, явилась ему, чтобы выразить свое неудовольствие по поводу ранней кончины, и что сам Хельви является воплощением ушедшего бога Дакоса, который будто бы убил своего брата, бога Жаша, который был отомщен богиней Ласвой. Все эти глупости, по словам Сури, немало раздражали императора.
- Если бы я нашел тебя в тот вечер накануне, ничего бы не случилось, - вдруг сказал Хельви, проглотив очередную ложку горечи.
- Почему ты так уверен? Думаешь, я могла бы защитить тебя от чар Рива?
- Потому что ты мой хранитель, я в этом уверен. Древние считали, что хранители живут в армагах, поэтому они украшали священные деревья ленточками и бусами, даже приносили им жертвы. А мой хранитель не нуждается в кровавых дарах, потому что он - это самая красивая, добрая, милая, чудесная, необыкновенная девушка, которую я встретил в своей жизни.
Хельви хотел сказать еще что-то, не Сури опередила его - она наклонила головку и поцеловала принца своими нежными розовыми губками куда-то в уголок рта. Хельви, который никогда в жизни не целовался, замер с зажмуренными глазами. Он почувствовал запах духов Сури, ощутил тепло ее кожи и только потянулся, чтобы обнять красавицу, как в дверь довольно громко постучали. Принцесса мигом прижалась к спинке кресла и стала внимально разглядывать ложечку, словно на ней было написано слово, от которого зависела жизнь Хельви.
- Совсем не умеют лечить эти Младшие! Того и гляди уморят нашего славного мальчика. - Вепрь в новых окулярах и с Мечом королей, притороченным за плечами, протиснулся в комнату, где лежал раненый. В руках у алхина была чашка, из которой шел пар.
Интересно, раньше Вепрь никогда не стучался, подумал принц, и тут ему пришло в голову, что алхин мог, ворвавшись, как обычно, в покой, увидеть их целующимися. Видно, ему все-таки хватило деликатности закрыть за собой дверь и постучать. Хельви покраснел, но не от стыда, а от вони, которая шла от чашки, принесенной алхином. Вепрь взялся за лечение приятеля со всей серьезностью - он с утра до вечера, не расставаясь ни на минуту с заветным клинком, мешал и варил в императорской лаборатории какие-то снадобья, многие из которых вызывали отвращение своим видом и запахом у самого создателя. Однако если алхину удавалось сварить более-менее съедобное зелье, он тут же тащил его принцу и заставлял выпить. Протестовать было невозможно, поэтому Хельви покорно принимал принесенную гадость, искренне считая, что уж настоящую отраву Вепрь ему не подсунет. Правда, иногда принцу везло, и охотник за сокровищами Младших оставлял свое зелье "выпить позже", и тогда Хельви со спокойной совестью выливал его в окно. Он уже мог подниматься с кровати и делать несколько шагов, хотя грудь ломило, а ноги подкашивались, словно ватные.
- Заметь, хороший мой, - весело продолжал Вепрь, приближаясь с чашкой к кровати, - эдак я скоро стану твоим личным королевским лекарем. Неплохая карьера для бывшего алхина, как ты считаешь? Представь себе, Сури, все время, пока мы с ним рисковали потерять головы в каком-нибудь ужасном приключении, он вел себя паинькой, а как только связался с альвами, так словно с цепи сорвался. Не успеваю менять ему повязки. Это ваши чары на него так действуют?
Смущенная Сури улыбнулась дежурной шутке человека, но головы не подняла. Она только что вперые в жизни по-настоящему целовалась с мужчиной, настоящим героем, и эмоции по поводу этого безумного поступка переполняли ее. Правда, пришлось проявить инициативу самой, и теперь принцесса переживала, не нарушила ли она одно из каких-нибудь правил. Ведь она с детства слышала рассказы о рыцарях, которые завоевывали расположение прекрасных дам, а не наоборот. В конце концов, он первый сказал, что я чудесная и прекрасная, а я только поблагодарила его за милый комплимент, решила Сури.
- Слышал новости: наш любезный Тар по приказу императора собирает войско, чтобы вести его на Верхат, где якобы укрылся изменник. Раги все-таки решил прислушаться к той партии, которая твердит, что Рив укрылся в доме Красного петуха. По мне, так это полный бред, но не больший, чем искать его в Черных горах. Вот там он точно ничего не забыл!
- А разве Водр не управляет владениями Хате по приказу императора?
- Управляет. Только в последние два дня от него не получено ни одной весточки. Два императорских гонца, отправленных в Верхат, не вернулись. Придворные маги поначалу били себя в грудь, что могут при помощи заклятий увидеть, что творится у леса Ашух, но теперь ходят тихие и лица отворачивают. Так что пей давай. - Вепрь неожиданно придвинул чашку с вонючим чаем прямо под нос принцу. - Это очень хорошее снадобье, алхины его всегда пьют, когда болеют.
Ну погоди, ты заболеешь - я тебя напою, раздраженно подумал Хельви, глотая снадобье, на вкус напоминавшее слегка разбавленный остывший мясной бульон. Что же ты туда положил, Вепрь из Межичей, что так воняет!
- Молодец, - скупо похвалил принца алхин, забирая чашку. - Доживешь до ста лет, уверяю. Если только до этого момента тебе голову не снесут. От снесенной головы у меня средств нет. Спи давай, я пойду еще что-нибудь сварю.
С этими словами, поклонившись Сури, Вепрь вышел из комнаты. Хельви посмотрел на дочь императора, которая, съежившись, сидела в кресле. Она тоже подняла наконец голову и улыбнулась.
- Я забыла тебе сказать - я нашла в библиотеке книгу, где есть кое-что про ожерелье Онэли. То есть не совсем про ожерелье, а про листья и цветы. В общем, это монография сильфов, она называется "О символах в колдовстве". Так вот, растительный мотив в амулетах, сделанных наподобие ювелирных украшений, наиболее часто встречается в так называемом "естественном волшебстве", которое практиковали сильфы, населявшие побережье Теплого моря. Ты когда-нибудь слышал о таком?
- Нет, - ответил Хельви, беря Сури за руку.
Та сделала вид, что не обращает на этот жест никакого внимания.
- Так что история о том, что ожерелье могло быть выковано карлами или висами, не так однозначна. К сожалению, больше я там ничего не разобрала. Нужно быть настоящим магом, чтобы разбирать формулы сильфов.
- Как хорошо, что ты не маг. Я так люблю тебя такой, какая ты есть.
Сури хотела ответить, но запнулась и покраснела. А принц нагнулся и сам поцеловал маленькую кокетку, и на этот раз поцелуй был более долгим и чудесным. У Сури закружилась голова, и она обхватила руками шею юноши. Они совсем позабыли, где они находятся, как вдруг проклятая дверь снова распахнулась. Хельви, повернувшись, уже решил сказать алхину раз и навсегда, что он о нем думает, но принцесса вдруг ойкнула, выскользнула из его объятий и вскочила на ноги. И неудивительно - на пороге стоял император Раги Второй собственной персоной. Его сопровождали Тар и какой-то альв в серой мантии, наверное, лекарь или маг. Только они носят такие длинные и теплые одежды - в тайных лабораториях, которые расположены, как правило, под землей, они проводят достаточно времени и поэтому всегда мерзнут.
Раги что-то негромко сказал дочери, и она стрелой выскочила из комнаты. Хельви, красный как рак, судорожно вцепился в край одеяла. Он не знал, что именно полагается по Кодексу чести проходимцам, которые тайно целуются с дочерьми императора, но подозревал, что ничего хорошего. Однако испуг вскоре уступил место любопытству, тем более что Раги Второй не топал ногами, не грозил убить человека собственными руками, а спокойно расположился в том самом кресле, на котором минуту назад сидела Сури. Тар, который насупленно смотрел на принца, словно это он был отец девушки, подойдя ближе к кровати, протянул Хельви небольшой нож с граненой черной рукояткой.
- Узнаешь оружие, принц? Кажется, эта метка должна быть тебе хорошо знакома.
Дрогнувшей рукой Хельви принял оружие и внимательно осмотрел клеймо. Оно изображало толстую змею, заглатывающую свой хвост - геральдический знак, так и не утвержденный королевскими советниками, однако самолично присвоенный Халленом Темным. Сомнений не было - именно этим ножом его пытался зарезать Рив во время поединка между Фосе и Таром.
- Вижу, ты узнал это оружие, - отрывисто сказал Раги. - И что скажешь? Опять люди хотят вмешаться в жизнь подданных империи Младших? Или это дело рук вашего мерзкого колдуна?
- Если бы люди королевства Синих озер готовили войну против альвов, они бы послали вперед лазутчиков, а не принца-изгнанника и бродягу-алхина, - ответил Хельви и прикусил язык. А если император спросит, как именно он собирается доказывать, что они с Вепрем не шпионы?
В комнату неслышно вошел алхин и пристроился у подоконника. Меч королей, с которым он поклялся не расставаться, торчал из-за спины. Гарпию на совещание не пригласили.
- У меня, конечно, нет оснований обвинять тебя в шпионаже, однако, согласись, кое-какие совпадения наводят меня на неприятные мысли. То есть они неприятны мне, а для тебя могут быть очень-очень болезненны! Но, в конце концов, этот нож оказался в кармане у Рива. И поэтому его нужно немедленно найти. Это необходимо не только мне, но и тебе. В первую очередь для того, чтобы у меня к тебе больше не возникало неприятных и болезненных вопросов. Мой маг Базл даст тебе дополнительные объяснения.
Волшебник, которому предоставили слово, рванулся вперед, но наступил ногой на край своей же мантии, взмахнул руками и в последний момент чудом избежал падения, схватившись за кроватный столбик. Хельви внимательно пригляделся к новому знакомому и понял, что напрасно принял его за альва. Узкий профиль мага, ровный тонкий нос, совсем немного выступавший вперед, словно вдавленный в щеки, продолговатые матовые глаза с длинными ресницами, наконец, торчащие лопухами уши - Базл выглядел настолько необычно, что принц даже не мог предположить - Младший какого рода-племени стоит перед ним. При этом волшебник был крайне вертляв, постоянно жестикулировал и подпрыгивал на месте. Через несколько секунд пристального наблюдения за ним юноша почувствовал, что у него кружится голова.
- Доброе утро, принц. Не хотел лезть к тебе сразу с приветствиями, ты же еще слаб, хотя при дворе только и разговоров о тебе, и сама дочь императора пытается, как может, сделать твое пребывание в нашем дворце как можно приятней, - с милой улыбкой заговорил Базл.
Тар поморщился, император вопросительно поднял бровь. Вепрь на подоконнике отвернулся, как будто увлеченный рассматриванием потолочных перекрытий. Хельви мрачно посмотрел на издевающегося мага, однако тот, скорее всего, совершенно не понял, почему его слова вызвали такую реакцию.
- Нынче вечером я отправляюсь с отрядом э-э-э... Тара, да, моего дорогого друга Тара в Верхат, на поимку коварного преступника Рива. Мало того что он обвинен в отцеубийстве и нападении на наблюдателя во время поединка чести, равно как и в недозволенном применении магии, фу, я запутался, - вдруг жалобно признался Базл, обращаясь к императору.
- Ты рассказал, в чем обвиняется Рив, - терпеливо начал Раги, - но ты забыл о главном...
- Точно! Он посмел принести сюда нож Черного колдуна. Он принес зло в самое сердце Горы девяти драконов. Никто не может предположить, чтобы альв добровольно мог решиться на такое дело. Кто-то очень серьезно решил избавиться от... - Базл сделал страшные глаза и кивнул в сторону Раги Второго. - Только по счастливой случайности преступник не довел свое страшное дело до конца. К всеобщей радости, он тяжело ранил тебя! Я хотел сказать, к радости - что тебя, а не императора.
Хельви предпочел пропустить мимо ушей эту реплику, потому что, в общем, чувства мага были ему понятны. Потерять любимого повелителя гораздо ужаснее, чем какого-то проходимца не твоего племени. Особенно если слуга не способен самостоятельно два шага сделать. Хельви посмотрел на алхина. Тот с заметным интересом наблюдал, как Базл пытается выпутаться из подола собственной мантии.
- Значит, Рив - закоренелый преступник? Успел перед тем, как попытаться устроить покушение на императора, еще отца убить. Имя несчастного, конечно, известно? Почему же он не был наказан за это злодеяние раньше, а продолжал преспокойно служить в дружине Хате Красного петуха? - Хельви адресовал вопросы Тару.
- Тут такая история... - мрачно отвечал альв. - В общем, Рив оказался сыном Хате.
- Значит, у Хате было три сына: Фосе, Рив и "мешок"? - ошеломленно спросил принц.
- Не совсем так. В общем, у Красного петуха было два сына - Рив и выродок.
- Хороши маги в империи альвов! Видят врага насквозь! Странно еще, что Рив не оказался тем самым выродком. Вы бы и тогда, наверное, ничего не заметили. - Вепрь с презрением посмотрел на Базла.
- Мы бы заметили и нейтрализовали любую магию, если бы она исходила от Младшего. Но человеческий колдун, или, как ты его называешь, Мудрый, пользуется совершенно иным волшебством. И, разумеется, никому в голову не пришло проверять Рива, никто и предположить не мог, что простой дружинник, прибывший в столицу откуда-то из провинции, может привезти с собой артефакт столь могучей древней силы, - горячо отвечал маг, вероятно обидевшись за своих собратьев.
- Человек прав. Империя давно не воевала, и мы стали преступно беспечны, - медленно произнес император. - К счастью, большой беды мы не допустили. Принц выздоравливает. Остальные живы. Теперь Тар должен найти в Верхате или его окрестностях Рива. Разумеется, все, что я сейчас говорю, является строгой государственной тайной, - вдруг возвысил голос Раги Второй.
Видно, он переживает из-за всех этих событий гораздо больше, чем хочет показать, решил Хельви. Вепрь полузевнул. Базл рассматривал нож Халлена Темного, вертя его, пока не уронил оружие на пол. Тар быстро нагнулся и поднял ножик, сделав Базлу жест рукой, словно откручивая незадачливому волшебнику голову. Однако маг не обиделся, а совершенно по-детски заулыбался - широко, но виновато. На такого было трудно сердиться.
- Кабата только прошлой ночью рассказала всю правду. Ее настоящий сын - Рив. Он так же мало похож на альва, как и выродок - его старший брат. Кабата сказала, что он скорее похож на человека, но я так и не понял, что она имела в виду. После рождения сына Хате, который боялся, что и второй ребенок превратится в чудовище, велел унести его в дом своего дальнего родича. Там Рива вырастили и воспитали, как родного сына, а в колыбель в доме Красного петуха положили младенца, родившегося на кухне. Конечно, его воспитали как наследника главы клана, пытаясь обмануть судьбу. Хате собирался открыть Риву его истинное происхождение именно той роковой ночью, когда был убит. Однако, по всей видимости, младший сын уже был подготовлен к покушению на отца - он захватил с собой стрелы цветов императора и оставил их на месте преступления. Где он их взял, я не знаю.
- Значит, Хате погиб вовсе не от рук своего сына-выродка?! - воскликнул Хельви.
- Кабата утверждала, что выродок никак не мог попасть в тронный зал. Хате знал о способности своего старшенького пролезать в самые узкие щелки и специально позаботился о том, чтобы ни одна замочная скважина не могла привести чудовище к трону, где он принимал делегации от императора и судил своих подданных. Как бы то ни было, в случае с Ривом мы имеем дело с опаснейшей тварью, гораздо опаснее выродка. Тар связан с ней особыми отношениями - он вызвал сына Красного петуха на поединок чести, а тот подставил вместо себя запуганного и зачарованного слугу. Теперь Рив должен будет принять бой. Если, конечно, его сущность альва еще не вытеснена гнилостной магией. И это еще не все, принц, - император вздохнул, переводя дыхание. - У Базлa появилось предположение, что Рив каким-то образом получил помощь от Черного колдуна. Это он дал ему стрелы. Это он передал ему заговоренный нож с совершенно определенной целью. Черный колдун желает отомстить всему живому за то, что проиграл сражение четыреста лет назад. И я подумал о твоем рассказе об усыпальнице Ашух. Если ее стражи и впрямь считают тебя своими друзьями, а Рив скрывается в подземелье у своего тайного сообщника, то ты можешь попросить их вывести преступника?
- Не знаю. Конечно, я могу попробовать. Сваны показались мне народом, умеющим быть благодарными.
- Я не ждал от тебя другого ответа. Ты благородный воин и принц крови, ты просил у меня чести стать Ожидающим. Клянусь, принц Хельви, если ты поможешь мне поймать этого монстра, я выполню любое твое пожелание. В пределах разумного, - после короткого раздумья добавил император, припомнив, видимо, что-то свое.
- Ну хорошо, мальчишку вы купили за обещанный титул и прочие глупости. Но зачем сюда позвали меня? Я-то, кажется, не выражал желания быть ни Ожидающим, ни коченеющим трупом. Если дары императора готовы посыпаться на мою старую голову только после того, как я оторву башку выжившему из ума Мудрому, то я хотел бы отказаться от такой чести, император. - И Вепрь склонился перед Раги Вторым в низком поклоне. - Я принес с собой в Гору девяти драконов небольшой скарб, позволь мне забрать его и отпусти на все четыре стороны.
- Ты любишь богатство, человек. Ты в самом деле не похож на своего спутника. - Раги покачал головой. - Но кто сказал, что я хочу предложить тебе достойную награду после поимки Рива и его подельников? Я, император альвов, предлагаю тебе забрать все, что только приглянется тебе во время охоты за чудовищем. Иными словами, все, что ты найдешь в усыпальнице Ашух, я дарю тебе. Там спрятаны несметные богатства, уверяю тебя. Их караванами отправляли туда моим предкам. Если дух лесной хозяйки давно мертв, ты сможешь безнаказанно вывезти из упокоища столько добра, сколько тебе и твоим правнукам хватит до конца жизни. Там есть драгоценные камни, золото, платина, великолепные работы древних мастеров, одна лучше другой. Говорят, там даже завалялось несколько поделок сильфов, - обратился император к Базлу.
Маг-недодепа кивнул, однако, судя по его лицу, о решении императора передать все сокровища усыпальницы в дар человеку он услышал впервые. Если там в самом деле обосновался Черный колдун, то гробница полна волшебными артефактами - лакомым кусочком для любого мага, прикинул Хельви. Странное решение. Неужели Вепрь действительно заглотнет эту наживку?
- Почему ты так хочешь, чтобы я присоединился к этому походу? - прищурился алхин.
- Потому что твой соплеменник слишком слаб, а ему предстоит много работы. Конечно, я мог бы препоручить его заботам какого-нибудь дельного альва. - Император искоса глянул на Хельви так, что у того побежали мурашки по коже. - Но все-таки проверенный старый товарищ предпочтительнее в такой ситуации. Наконец, ты, как принц и Тар, тоже спускался в усыпальницу. Возможно, в ответственный момент ты бы мог присоветовать что-то дельное воинам, которые полезут туда.
- Значит, меня отправляют нянькой и обещают за это наградить по-королевски. Неужели мне одному это кажется подозрительным?
Язвительный вопрос Вепря остался без ответа. Базл недоуменно переводил взгляд с алхина на императора. Тар упрямо сжимал губы. Хельви только покачал головой. В конце концов, Вепрю хотя бы предложили выбор. Он может сам принять решение.
- Хочу внести ясность: мне все равно, пойдешь ты с нами или нет, - негромко обратился Тар к алхину. - Я иду туда не только потому, что должен выполнить приказ моего повелителя. Я жажду встретиться с Ривом. Он оскорбил меня, он заставил Ожидающего биться на поединке чести с запуганным поваренком. Он посмеялся над моим вызовом и ответит за это, а заодно и за смерти Хате и Фосе. Просто подумай об этом.
Во время этой краткой речи глаза у альва сверкали так грозно, что Хельви даже слегка пожалел опрометчивого Рива, который завел себе столь безоглядного врага. Между тем Тар, отвесив почтительный поклон императору, произнес несколько гортанных фраз на родном языке. Раги только кивнул. Тар, сделав еще один общий, небрежный, поклон, вышел из комнаты.
Базл, который неподвижно замер с нахмуренным лбом, вдруг ахнул, подпрыгнул и кинулся вдогонку за уходящим Ожидающим. Хоть Тар, с точки зрения принца, покинул собрание несколько невежливо, по сравнению с волшебником он был все-таки образцом любезности. Маг не только не попрощался с присутствующими, он даже не удостоил взглядом своего повелителя.
- Колдунам предоставлены большие вольности в империи, - раздался голос Раги Второго. - Впрочем, смешно бы было обижаться на Базла. Он бы даже не понял, за что на него держат зло. В сущности, он еще совсем ребенок.
- С каких это пор детей обучают колдовству?
- Ты стал задавать слишком много вопросов, алхин. Почему бы тебе не прогуляться по саду, не подышать свежим воздухом и не обдумать мое соблазнительное предложение?
Вепрь усмехнулся, низко поклонился, подмигнул Хельви и бесшумно удалился.
- Женщины альвов никогда не принуждались ни к работе, ни к любви. Они слишком благородны и тонки, чтобы почувствовать самостоятельно, когда нужно - браться за прялку, а когда - одаривать любовью достойного рыцаря. Так считали мои деды и прадеды, и до недавнего времени у меня не было причин не доверять их мнению. Сейчас я не знаю, как я должен поступить с моей дочерью, в сердце которой ты разбудил некое чувство. Но я обещаю подумать об этом. Ты получишь ответ, когда вернешься из Верхата.
- Я готов, - пылко начал Хельви, - немедленно...
- Не стоит спешить и бросаться громкими обещаниями, юноша. Доверься времени. Хотя у вас, людей, его гораздо меньше, чем у нас, Младших, - почему-то вздохнул император.
Он поднялся с кресла и удалился, наконец-то оставив Хельви в одиночестве. Принц, немало удивленный прежде всего последним разговором с Раги Вторым, кряхтя, вылез из кровати и слегка потянулся. Кости заныли, но юноша с удовлетворением отметил, что боль день ото дня становится слабее.
Все-таки лекари у альвов неплохие. Или маги - в принципе это одно и то же. Хельви сделал несколько шагов и оперся руками о подоконник, на котором только что сидел Вепрь. Судя по всему, пользы от него в войске Тара будет мало. Однако он ни за что не пропустит эту заварушку. Император поклялся, исполнит любую просьбу человека в пределах возможного и даже намекнул на брак с принцессой. От этой мысли у Хельви перехватило дыхание. Он представил себе Сури такой, какой привык видеть ее последние дни - немного бледной, с мягкой улыбкой на губах, поправляющей тонкой белой ручкой копну рыжих волос, собранных в высокую замысловатую прическу. Однако при этом несколько непослушных кудрявых прядей обязательно выбиваются и падают на прелестный затылок. Видят боги, как мне не хочется покидать Гору девяти драконов, но если я не поеду в Верхат, то, скорее всего, больше никогда не увижу ее, подумал Хельви. Отказ от участия в поимке Рива будет означать признание в соучастии в покушении на Раги Второго.
- Извини, я не помешаю? - Знакомый голосок отвлек принца от мрачных мыслей.
Он увидел Наину, которая сидела на соседнем подоконнике. Не было сомнений, что она только что влетела в окно комнаты Хельви.
- Альвы уже позволили тебе летать по всему дворцу? Не боишься, что какой-нибудь слабонервный часовой запустит в тебя копьем?
- Не боюсь. Как ты? Тебе легче?
Хельви подумал, что Сури задает ему те же вопросы каждое утро, когда входит в комнату, однако из уст дочери императора они звучат сладкой музыкой. А мяукавшая гарпия спрашивала тоном командира на плацу, который отчитывает воина за самовольную отлучку с поста. Впрочем, ответ принца не очень интересовал Наину - она его не дождалась.
- Я слышала, тебе и Вепрю предстоит новый поход? - Хельви опять не ответил, поэтому гарпия продолжила: - Я хотела спросить по поводу нашего договора в башне Ронге. Ты считаешь, что мой долг перед тобой еще не исполнен?
Хельви задумался. Ему было жаль расставаться с гарпией. Она была не слишком заботливым, но верным товарищем, хотя поначалу принц не очень-то ей доверял. Несколько раз она здорово выручала людей. Наконец, ее глаза и кожа, светившиеся в темноте, заменяли добрую дюжину факелов, а людям и альвам вскоре предстояло вновь лезть в подземелье. Однако, говоря по совести, свою клятву гарпия вполне отработала, а императорский дворец и впрямь был не тем местом, где могла бы жить ночная охотница.
- Я освобождаю тебя от клятвы, Наина. Лети на все четыре стороны. Надеюсь, ты не станешь крушить все вокруг и убивать меня теперь, когда мы стали вроде как чужими друг другу?
Гарпия широко улыбнулась, продемонстрировав верхние и нижние клыки, которые бы сделали честь любому медведю, грациозно шагнула к Хельви и неожиданно с нежностью припала к его груди.


ГЛАВА 20

Вепрь галопом скакал на маленькой каурой лошадке, поправлял сползавшие окуляры и злился. Бешеная гонка, добровольным участником которой он стал, раздражала его. Просто Базлу пришла в голову мысль, что отряд быстрее доберется до Верхата, если примет магическое зелье, которое бы изгоняло усталость. Поэтому люди и животные мчались вперед вторые сутки без сна и еды. По словам Тара, при такой скорости к вечеру они смогут добраться до дома Красного петуха. Однако алхин, который никогда не был лошадником, чувствовал себя препаршиво. Он не устал, но голова кружилась, к горлу подступала тошнота - к счастью, желудок был пустой, а ноги и задница, судя по ощущениям, были стерты в стружку. Спалить бы тебя на костре, колдуна проклятого, мысленно обращался алхин к Базлу. Помимо этих вполне объективных причин для того, чтобы обидеться на целый свет, у Вепря имелся еще набор поводов для недовольства личного характера. Во-первых, его возмутил поступок Хельви, накануне похода отпустившего гарпию. Не то чтобы алхин привязался к Наине или был ярым поклонником вечного закабаления рабов, но гарпия в предстоящем походе могла бы принести много пользы, начиная от разведки и заканчивая несением кое-какого груза, который Вепрь всерьез вознамерился собрать в усыпальнице Ашух. Теперь алхину предстояло искать других носильщиков.
- Странно, мы все думали, что это ты дал Риву по голове посохом. Но выходит, что мозги ослабли все-таки у тебя, - сказал он, не церемонясь, принцу перед отъездом из Горы девяти драконов.
Однако Хельви, который был очень задумчив, никак не отреагировал на такое оскорбительное замечание. И вообще, на ворчание алхина он не обращал никакого внимания, так как был занят собственными тяжелыми мыслями.
Кроме того, Вепрь злился, что дал недотепистому Базлу уговорить себя выпить то самое зелье, которое снимает усталость. Он, алхин, принял из рук Младшего какую-то отраву, хотя совсем недавно чуть не снес голову Тару за то, что тот в лесу Ашух проделал над их бесчувственными телами какие-то магические действия. Зелье, правда, работало, и алхин прекрасно понимал, что без него не смог бы двигаться вместе с отрядом и прибыл бы в Верхат самое раннее через неделю. Но старое правило - не доверять Младшим и их магии - было нарушено, и о последствиях этой ошибки Вепрь не мог не думать. Наконец, он оставил свой вечный мешок во дворце, правда, под личным присмотром императорской дочки. Сначала алхин всячески сопротивлялся такому решению, но Хельви объяснил ему, что император всерьез подозревает в них вражеских лазутчиков и не хочет допустить, чтобы, прибыв в Верхат, люди немедленно сбежали обратно в свое королевство. Так что мешок остается своеобразным залогом, и лучше оставить его, чем свою голову.
Единственное, что удалось взять с собой алхину, был Меч королей, который сейчас, свернувшись до размера метательного ножа, лежал у него за пазухой. И еще Вепрь захватил с собой ожерелье гриффонов, отданное ему Хельви памятной ночью перед входом в усыпальницу в обмен на жизнь Тара. Алхин смутно понимал, что именно эта вещица спасла его от кошмарного забвения в подземелье сванов, точно так же, как ожерелье Онэли, превращенное в нагрудную королевскую цепь, разбудило тогда принца. Поэтому лезть снова в усыпальницу без этого амулета Вепрь никак не хотел. В очередной раз поправив окуляры, которые ему разыскали в сокровищницах Раги Второго, он вцепился покрепче в седло, боясь упасть.
Скачущий впереди Вепря принц на удивление стойко переносил гонку. Прямой и бледный, со скорбно сжатыми губами, он ни разу не пожаловался на неудобства поездки, хотя уж ему, не очень окрепшему, она явно не шла на пользу. Хельви, который напрямую спросил у Тара перед отправлением, не Рива ли искал он сорок лет в доме Красного петуха, получил долгожданный утвердительный ответ и теперь обдумывал, с чего же начать поиски в Верхате. Проклятие Черного колдуна, которое пало на семью Красного петуха, действовало несколько иным образом, чем предполагали маги альвов, объяснил ему Тар. Они считали, что конечным результатом этого проклятия должно было быть появление у глав клана детей-выродков - отвратительных на вид чудовищ, которые пожирали бы все живое. Но это был лишь побочный эффект. Очевидно, истинной целью Черного мага было рождение существа, внешне совершенно неотличимого от альвов, однако душа которого переполнялась злобой, завистью и ненавистью. Такой ребенок наконец-то родился. Однако отыскать его даже Ожидающему из-за хитрости Хате и его супруги оказалось непросто - они искренне верили, что уберегают сыночка от семейного проклятия, поэтому готовы были даже под страхом смерти отрицать свое участие в этом деле. Коварный колдун нашел его раньше и помог сделать "первые шаги" - прикончить отца и попытаться убить императора. К счастью, Хельви попался на его пути раньше, чем Раги Второй, пояснил Тар.
Рив, думая, что убил ненавистного ему человека, передал привет от брата - очевидно, он знал о своих кровных связях с домом Красного петуха и о том, что у него есть брат-выродок, решил Хельви. А история о том, что именно принц и его спутники прикончили тварь, известна, наверное, во всей империи. В столице ее знают даже кошки. Поэтому Рив в самом деле мог желать мести. Хотя это немного странно - он так трогательно относится к памяти брата-чудовища и между тем собственноручно прикончил своего папашу. Опять же - откуда он узнал о своем происхождении? Кабата клялась, что никто не ведал о подмене младенцев, кроме нее и Хате. Очень хотелось списать эту загадку на козни Черного колдуна, но тогда получается, что в доме Красного петуха постоянно жил его соглядатай. Неужели Ожидающий за сорок лет не смог его вычислить?
Отряд альвов, который под предводительством Тара несся к Верхату, растянулся на несколько сотен шагов, причем это были все как один воины, в тяжелых доспехах и при полном вооружении. Обозы и кухни брать с собой не стали - в доме Красного петуха найдется довольно провианта и запасного оружия, а скакать до него все равно не больше двух дней. Так по крайней мере уверял маг. Лошади, которые, казалось бы, должны были давно пасть, легко несли тяжеленных всадников. Конечно, это было не войско, но тоже сила довольно внушительная. Хельви не выдержал и спросил у Тара, оправданно ли привлечение столь большого числа воинов к поимке одного преступника? Однако у альва была своя точка зрения на этот предмет: если Рив действительно спелся с Черным колдуном, он просто так не сдастся и может попросить у своего господина солдат. Императорскому отряду нужно быть готовым к любым сюрпризам со стороны перебежчика.
Принц равнодушно посмотрел на мелькавший по сторонам пейзаж - дорога из Верхата в Гору девяти драконов была не в пример шире и объезженней той тропинки, по которой ездили сторожевые отряды в лесу Ашух. Небольшие перелески и пруды следовали один за другим - Тар популярно объяснил, что строить дома и закладывать деревни у самой дороги было у альвов дурной приметой. Тракт был совершенно пустым - и к счастью, потому, что стремительный поток тяжеловооруженных воинов снес и затоптал бы на своем пути не одну телегу. Казалось, что быстрее двигаться нельзя, однако к Тару, скакавшему впереди, время от времени подъезжали сотники и гортанно переговаривались с вождем. О чем именно они докладывали командиру, Хельви даже не догадывался. Пару раз Базл, скакавший рядом и, судя по выражению его лица, не испытывавший никакой радости от поездки, молча протягивал человеку серебряную флягу, украшенную затейливой чеканкой. Принц послушно делал пару глотков - магическое снадобье не снимало боль в растрясенных членах полностью, но давало силы продолжать скачку. Хельви лишь судорожно сжимал зубы. Наблюдавший за ним волшебник, видно, сжалился и крикнул, что ехать осталось недолго.
Впереди темнел лес. Принц все время пытался хотя бы приблизительно припомнить маршрут, по которому его и Вепря уже один раз везли в Гору девяти драконов. Однако тщетно, поэтому он только глядел на приближающуюся чащу, гадая, лес ли это Ашух или роща, отделявшая владения Красного петуха. Широкий тракт начал раздваиваться и даже троиться - у Хельви возникло чувство, что они мчатся по бесконечно длинному и хорошо утоптанному полю. Но оценивать качество проезжих дорог в империи не оставалось времени. Под громкий перестук копыт отряд ворвался в лес. Довольно широкая дорога вилась между деревьев. Именно по ней устремились вперед воины. Но когда замыкающие отряд альвы въехали под сень густых крон, враг напал.
Атака была внезапной и стремительной. Небо над головами всадников внезапно почернело от сотен тел, взметнувшихся вверх. Это были гарпии. Истошно воя, они метались между воинами, и, хотя толстые доспехи лишали их возможности добраться до горла противника, им удалось сбить нескольких альвов на землю. Отбиваясь от наседавших тварей старым мечом алхина, Хельви заметил, что все упавшие благополучно вскочили на ноги и выхватили клинки. Движение отряда остановилось, однако альвы не поддались панике. Они соскакивали с лошадей, нервно гарцевавших от визга гарпий, и смело бросались в бой. Почти у всех воинов имелись арбалеты, и твари начали гроздьями падать с небес, получив болт в глаз или горло - единственно уязвимые места у ночных убийц. Вепрь тоже спешился и, ревя от бешенства и боевого азарта, стрелял по гарпиям. Небольшой арбалет мерно пощелкивал у его плеча.
Целиться не было необходимости - знай себе перезаряжай и жми крючок. Тварей было так много, что болт обязательно находил себе жертву в визжащей куче. Наверное, сверху это выглядело очень странно - сотни альвов посреди леса стоят, запрокинув головы и прижав арбалеты к плечам, подумал Хельви.
Отчаянный крик раздался откуда-то со стороны и слился с воплями гарпий. Хельви, ударив наотмашь кружившую над ним тварь, мельком обернулся. Часть воинов перестала стрелять в нападавших сверху чудовищ и направила арбалеты в сторону леса. Оттуда выползали какие-то копошащиеся твари и, словно не чувствуя ударов стрел, наплывали на альвов. Принц, совершенно забыл о грозящей сверху опасности, привстал на стременах, пытаясь яснее рассмотреть нового противника. Он мог поклясться, что нападавшие обратили внимание именно на него. Над темной и, казалось, сплошной массой врагов поднялась голова. Хельви содрогнулся. Череп врага не был защищен шлемом, однако сыпавшие стрелы не приносили ему никакого вреда. Лицо или морду монстра юноша не разглядел, однако глаза, абсолютно белые, словно слепые, уставились на человека и почему-то испугали его. Он с размаху сел в седло, пытаясь избавиться от ледяного ощущения в области сердца. Небольшой круглый предмет с размаху ударил его в грудь, по больному месту. Хельви застонал, но инстинктивно схватил мяч свободной от меча рукой и вскрикнул. Это была отрубленная или оторванная голова воина-альва в глухом стальном шлеме. Только в прорези забрала были видны широко распахнутые от ужаса и не закрытые смертью глаза.
Это был вызов лично мне, подумал принц и соскочил с коня. Отбросив в сторону голову альва и покрепче перехватив меч, он кинулся туда, где неизвестные твари теснили Младших. Хельви никогда раньше не сражался в строю. На Зеркальном озере его не учили этому, потому что, конечно, не королевское это дело - драться пешим, плечом к плечу с простыми дружинниками. Вот бой на мечах, на копьях один на один - в этих науках принц действительно преуспел. Между тем альвы образовали строй, и он постепенно прогибался под натиском невиданного противника.
Хельви понял, что размахивать мечом так, как он привык, нельзя, иначе можно поранить своего же. Поэтому, косясь на окружающих, он выбрал удар, которым, как ему казалось, пользовались Младшие: неглубокий зигзагообразный выпад мечом слева направо и сверху вниз. Он бойко проталкивался к переднему краю схватки.
Над головами продолжали визжать гарпии, но арбалетчики заставляли их держаться на расстоянии. Неожиданно оба воина, стоявшие впереди Хельви, рухнули на землю, и темная лохматая масса мгновенно наползла на них. Если бы принц остался на коне, он бы увидел, что строй альвов подвергся нескольким стремительным атакам и был разорван. Несмотря на то что отряд, выехавший из Горы девяти драконов, состоял почти из шести сотен воинов, нападавших было не меньше, и они уверенно шли вперед. Тар, который благоразумно остался верхом, с яростью видел, как гибнут его воины. Он пытался наладить оборону, раздавая команды охрипшим голосом, но наконец ясно понял, что остановить противника невозможно. Это как пробовать задержать голыми руками Серебряный поток, отчаянно подумал Ожидающий. Оставалось отступать. Враг теснил отряд с обеих сторон дороги и из леса, альвы оказались в окружении. Видно, гарпии были запущены только затем, чтобы отвлечь внимание воинов и расставить неприятеля по заранее продуманным позициям. Теперь отряду Тара предстояло либо бесславно погибнуть, либо прорваться - но в какую сторону? Младший мгновенно принял решение. В конце концов, он был Ожидающим, а не просто опытным и хитрым воином. Подняв меч, испачканный кровью гарпий, он что есть мочи заорал: "За мной! На Верхат!"
Альвы, которые из последних сил держали строй рядом с Хельви, отреагировали на призыв командира по-своему - они теснее сплотили ряды, уже не столько обороняясь от врага при помощи оружия, сколько прикрываясь большими щитами, которые тоже не спасали от стремительных бросков тварей. Чья-то сильная рука схватила принца за шиворот и рванула назад. Опустевшее место немедленно занял рослый альв с секирой в одной руке и прямоугольным щитом в другой.
- Отходим! - проорал в ухо Хельви Вепрь, втаскивая принца на круп своей лошади.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.