read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Я был занят получением пинка под зад и еще и заплатил за это, - буркнул Витек.
- ... то закончим разгульную ночь шампанским.
В тихом зеленом дворике открыли бутылку. Витек от бокала отказался. Глотнули, заели шоколадкой и пошли дальше.
- Эх, не по мне эта газировка, - бубнил Витек, в очередной раз поднося бутылку ко рту.
Шампанское, не желая попадать внутрь его страждущей натуры, пузырилось и текло по небритому подбородку и жилистой шее за крахмальный воротник рубашки.
- На вас не угодишь, друг мой, - произнес Волохов, делая глоток из бокала. - Уже и шампанское не доставляет вам удовольствия.
- Просил ведь: достань "Огуречного" или "Розовой воды", - угрюмо бормотал Витек.
- О, - не слушая его, воскликнул Волохов, - вот человек, тоже несомненно занятый получением удовольствия. Посмотри, с каким энтузиазмом она это делает!
Краснощекая толстая тетка с сумками и пакетами в руках стояла в садике возле пятиэтажки и, не обращая внимания на ранний час, голосила на всю округу, обращаясь к окну на четвертом этаже.
- Верка! Вер!! Верка, мать твою!!!
- Тройное воздействие на слуховые рецепторы упомянутой Веры, я думаю, будет более продуктивным, - заметил Павел, прихлебывая шампанское.
- Чего?
- Помочь, говорю, надо - перевел Волохов.
- А-а, это можно.
Когда тетка в очередной раз открыла рот, собираясь позвать тугую на ухо подругу, "соавторы" заорали что было сил:
- Верка, мать твою!
Тетка шарахнулась в сторону, роняя пакеты.
- Нажрутся с утра.
Волохов проводил удалявшуюся рысью тетку удивленным взглядом.
- Опять не угодили...
Все-таки Витек уговорил его купить водки - иначе, мол, после стольких переживаний, никак не заснуть. Махнув стакан, он раскинулся на траве и скоро захрапел. Волохов, проклиная бюрократию, сходил на почту и целый час строчил отчет, исписав несколько листов бумаги. Бросив отчет в почтовый ящик, он вернулся на полянку, улегся под куст и заснул, надеясь проспать до вечера.
Телефон разбудил его через два часа.
- Волохов, нам надо встретиться, - не здороваясь, сказал Александр Ярославович.
Голос его был сух и неприятен.
- А подождать нельзя? - сварливо спросил Волохов.
- Нет. Жду на Манеже, у памятника Жукову, - коротко сказал, будто скомандовал Александр Ярославович и дал отбой.
Волохов выругался. Тень, в которой он заснул, переместилась, и солнце здорово напекло голову. Витек дрых без задних ног.
На метро Волохов приехал на Охотный ряд и вышел к Манежу. Духота давила и изматывала. На небе не было ни облачка и народу на площади возле торгового центра, несмотря на дающие призрачную прохладу фонтаны, было немного. Возле памятника маршалу Павел увидел высокую фигуру Александра Ярославовича. На этот раз тот был в форменной рубашке с коротким рукавом и в фуражке с высокой тульей. Придирчиво рассматривая скульптуру, он заходил с разных сторон, то приближаясь, то отходя от нее. В заложенных за спину руках он держал тонкую кожаную папку с затейливым тиснением и изящным замком благородного металла.
Поприветствовав подошедшего Волохова небрежным кивком, полковник указал на скульптуру.
- Странное ощущение, будто что-то не так. А что именно - не пойму, - озадаченно сказал он.
- Вы меня вызвали, чтобы оценить достоинства современного искусства?
- Нет, здесь я уж как-нибудь сам разберусь, - ядовито сказал Александр Ярославович. - Я пригласил вас оценить достоинства произведения другого жанра. Эпистолярного, с позволения сказать. Пойдемте-ка, присядем.
- Надо же, как все просто, - пробормотал Волохов, следуя за полковником к фонтанам манежа, - стоило вас рассердить, и вы стали обращаться ко мне на "вы".
- Будьте любезны присесть, - Александр Ярославович указал на скамейку возле полусферической карты мира.
Волохов устроился на жестком сиденье, забросил руки на спинку скамьи и с вежливым ожиданием уставился на собеселника. Он уже догадался, о чем пойдет речь. Некоторое время полковник стоял перед ним, покачиваясь с пятки на носок и с плохо скрываемым раздражением разглядывал небрежно развалившегося Волохова.
- Вы не догадываетесь, милейший, о чем пойдет речь? - с сарказмом спросил он. - Почему я вынужден просить вас пожаловать на встречу?
Павел улыбнулся широкой радостной улыбкой дебила, получившего леденец, и удивленно всплеснул руками.
- Александр Ярославович, дорогой вы мой! Если какие-то неприятности, так я со всей душой помогу! Вы ж мне как отец! Ну, как приемный отец, - поправился он, увидев, что полковника передернуло.
- Ты мне уже помог, - рявкнул Александр Ярославович, выхватывая из-за спины папку и тыча ею в нос Волохова. - Это что? Что это, я тебя спрашиваю?
Волохов подался вперед, внимательно разглядывая папку.
- Это папка для бумаг, - сказал он наконец с облегчением человека, решившего трудную задачу.
Александр Ярославович как-то сник, покачал головой, будто иного и не ожидал, и уселся рядом с Волоховым. Сняв фуражку, он бросил ее рядом на скамью и, открыв замок, достал из папки бумаги. Павел узнал свой доклад и подавил смешок.
- Узнаешь? Узнаешь, - констатировал полковник, покосившись на него. - Я не успел сам прочитать и передал наверх. Мне вернули эти бумаги и посоветовали научить сотрудников писать доклады. Причем посоветовали в таких выражениях, что...
- Не может быть. Я постарался сгладить наиболее острые...
- Ты сгладил. Так сгладил, что непонятно, о чем речь, а то, что понять можно, не вызывает, мягко говоря, уверенности в успехе операции. Как это вот понимать, - полковник перелистнул несколько страниц, - ага, вот: " ... и сказал прислужнику, шарик бросающему, что работая в этом храме греха, порока и разврата, и помогая Маммоне уловить в сети свои неокрепшие души людские, губит он душу собственную. И уличил он прислужника в содомии богомерзкой, ибо порок сей на челе его столь ясно отпечатан, что не узреть знак тот может только не пожелавший увидеть!" - конец цитаты, - с горечью сказал полковник. - Это отчет, я тебя спрашиваю? Это выдержки из "Жития и страдания первых христиан в языческом Риме", а не отчет.
- А что я должен был написать? Как Витек сказал крупье, что он пидор мокрожопый...
- Как, как? - неожиданно ухмыльнулся Александр Ярославович.
- Именно так. Он и еще много чего сказал. Но давайте по порядку. Я нашел схрон.
Волохов достал из пластикового пакета сверток и подал его Александру Ярославовичу. Спрятав отчет Волохова в папку, Александр Ярославович развернул шуршащий целлофан и вынул свернутый кусок кожи. Он потер его пальцами, поднес к лицу, затем аккуратно сложил по сгибам, на которых кожа побелела и потрескалась.
- Похоже, здесь была книга, а?
- Очень похоже, - подтвердил Волохов.
- Если учесть то, что ты узнал в казино, можно с уверенностью сказать: он нашел себе тело, он разыскал книгу и он начал действовать.
- Что в этой книге?
- Точных сведений нет. Есть несколько рукописей, якобы написанных самим дьяволом или с его слов. Судя по всему, здесь, - Александр Ярославович указал на кусок кожи, - лежала привезенная в Россию инкунабула. Хуже всего, если в свертке был православный вариант "Книги мертвых", так называемый "Чернослов", но последние упоминания о нем датированы одиннадцатым веком.
- Тексты книг есть?
- О "Чернослове" сведений нет. Есть пересказ нескольких глав рукописи, виденной одним из мастеров, помогавших итальянским архитекторам и есть пророчество юродивого. Высказал он его в шестнадцатом веке в одном из Новгородских монастырей. Через два дня его нашли на дороге убитым. Тело было буквально растерзано, но явно не зверем. Не съедено было тело, а именно растерзано. Настоятель по горячим следам записал пророчество. Вот послушай.
Александр Ярославович откашлялся и заговорил нараспев:
- В лето жаркое, когда смрад и грех овладеют телами и душами неокрепшими. В лето бури очистительной, после пекла адского пришедшей. Изберет демон деву красную, злыми зельями и муками смертными он сломает ее веру слабую, подготовит тело к зачатию мерзкому, ясный разум подменит ей виденьями бесовскими и окружит ее чрево знаками дьявольскими. После над телом девы той прочтет заклинанья богомерзкие и зачнет с ней врага рода человеческого. А врага он зачнет злым семенем, из людей, одержимых пороками, собранным. Пороками, присущими веку нынешнему, прошлым и грядущим столетиям, но расцветшими цветами репейными в год лета жаркого.
- Почти прямое предупреждение, - пробормотал Волохов. - Какие-нибудь меры церковью принимались?
Александр Ярославович невесело хмыкнул.
- Понимаешь, ли, Павел, на Руси странное отношение к прорицателям. Особенно если пророчат что-то неприятное. Когда пророчество сбывалось, говорили - накаркал! Во всем остальном мире ты - провидец! Ты предвидел, предупредил и спас! Почет тебе и уважение. А у нас ты - кликуша! Ты накликал беду. Кол тебе осиновый! Юродивого просто изгнали из монастыря. В тех местах уже был один официально признанный блаженный. Посчитали, что одного достаточно. Убогого изгнали из монастыря, а через сутки нашли растерзанное тело.
Волохов встал со скамейки, подошел к фонтану, омывавшему карту планеты. Казалось, арктическая шапка льдов, истекая потоками воды, пытается смыть островки земли в океан. Павел зачерпнул воды и намочил лицо и голову. Вода была теплой.
- Я попробую обобщить наши сведения. Отец Василий получает письмо и начинает изучать труды средневековых теологов по демонологии. Можно ли предположить, что в письме тоже содержалось предупреждение? Я думаю можно. Какого рода могло быть предупреждение, если отец Василий считался знатоком по изгнанию бесов? Ответ очевиден: кто-то, возможно из окружения высшего католического духовенства, предупреждает, что готовится проникновение демона на территорию православной конфессии. Полагаю, это согласуется и с вашей теорией.
Стоя вполоборота к собеседнику и глядя себе под ноги, Волохов негромко делился своими заключениями. Александр Ярославович, задумчиво поглаживая русую бородку, одобрительно кивал.
- В последнее время из-за агрессивной политики сторонников ислама католичество утрачивает свои позиции в мире. Для них теперь возможна даже договоренность с дьяволом. Что-то вроде: ты оставляешь нас в покое, а мы закроем глаза на то, что ты будешь делать восточнее Польши. Нет, пожалуй, Западную Украину они тоже в обиду не дадут. И он пришел к нам... А здесь ему простор и раздолье.
- Ну, это ты загнул, Волохов, - не удержался Александр Ярославович, - договор Папы с дьяволом! Ты думай, что говоришь! Хотя, конечно, ситуация у них патовая.
- Вот и я о том же. Но возможен и другой вариант. На западе технология изгнания дьявола отработана настолько, что проникновение еще одного и даже нескольких демонов большой проблемы для католической церкви не создаст. Другое дело - провести инфильтрацию Инфильтрация - просачивание(воен.терм.) демона на территорию православных конфессий и дождаться, когда наша церковь признает свое бессилие. Так накалить обстановку, что паства разуверится в действенности православных догматов, и с блеском провести обряд Экзорцизма.
- Хм, а вот это возможно.
- А вы не смогли бы там, - Волохов поднял палец, - объяснить ситуацию?
- Эх, Павел, - вздохнул Александр Ярославович, - я, конечно, вхож во все двери, но Ему и так больно от разобщенности рода человеческого. Будем решать сами. И на меня, кстати, не очень рассчитывай. У нас мораторий на вмешательство в земные дела. Если уж совсем худо станет - испрошу для тебя помощи. Но только в крайнем случае.
Александр Ярославович поднялся со скамейки, сунул папку под мышку.
- В общем так, Павел. Все это надо еще раз обдумать. Это все теории. Единственно в чем мы можем быть уверены, - это в том, что демон уже здесь. Наша задача найти его, не дожидаясь, пока он осуществит задуманное. Найти и ... - он сделал энергичный жест, рассекая воздух ребром ладони.

Глава 10

Волохов подъехал к "Пицце" около шести часов вечера. После разговора на Манежной площади остался осадок чего-то недоговоренного. Как будто он что-то упустил из виду, чего-то не учел.
Он собирался перекусить и договориться со Светкой о встрече. Не найдя ее среди официанток, справился у бармена. Оказалось, что сегодня не ее смена. Посетовав, что не удосужился узнать, когда она работает, Волохов сел за столик и, видимо от расстройства, заказал целую пиццу и кувшин "Бочкарева". Поливая лепешку размером с тележное колесо острым соусом, он раздумывал, где Светка может быть. А чего тут думать, решил он. Я знаю только, в каком месте она загорает, стало быть, там и будем искать. Он взглянул на часы. Половина седьмого. Вряд ли она до сих пор на реке, но проверить можно. Окропив соусом второй кусок пиццы, Волохов отрезал корочку, свернул кусок вдоль и только собрался откусить, как вдруг замер с открытым ртом. Посторонний звук, возникший рядом, напомнил ему что-то недавнее, нехорошее. Он огляделся. Мужчина, сидевший через стол от него, достал из кармана пиджака сотовый телефон, нажал кнопку, и неприятный низкий звук прекратился. Надо же настроить такой звонок, подумал Павел и внезапно вспомнил, где он слышал подобный звук, только ниже тоном, - у моста на реке, после знакомства со Светкой. Тогда его насторожил было неприятный запах, но он решил, что это "аромат" гниющих отбросов. А еще этот гул, только гораздо более сильный, чуть не лишил его сознания под аркой дома, где убили отца Василия. Волохов вспомнил пророчество. Вот чего он не учел в своей теории. Мозаика сложилась!
В спешке опрокинув кувшин с пивом, Волохов выскочил из-за стола и бросился к выходу. Из кухни, показывая на него, что-то кричала официантка. Охранник попытался задержать его у стойки бара. Павел поднырнул под растопыренные руки, развернулся лицом к охраннику и сунул руку в задний карман джинсов. Охранник побледнел, но не отступил. Волохов вытащил из кармана пачку долларов, выхватил купюру в полсотни и кинул ее на стойку.
- Расплатись за меня, будь другом, - попросил он двинувшегося к нему парня, - я очень спешу.
Выскочив из дверей ресторана, он перебежал газон с коротко подстриженной травой и выскочил на проезжую часть, размахивая сотней баксов. Из крайнего левого ряда, вызывая протестующие гудки водителей, к нему метнулся замызганный фольксваген-"гольф". Павел плюхнулся на переднее сидение, положил деньги на торпеду и сказал, повернувшись к водителю:
- Все твое, если будем у Строгинского моста через пять минут.
Водитель, молодой лохматый парень в темных очках, врубая с места вторую скорость, резонно заметил:
- Что я тебе, Шумахер, что ли? Давай полсотни и через десять минут мы на месте.
Волохов, опасаясь разминуться со Светкой, выскочил из автомобиля возле трамвайной остановки и быстро пошел вперед, разглядывая встречных женщин.
Чего я психанул? Если от каждого телефонного звонка впадать в истерику, можно с ума сойти, успокаивал он сам себя. Но ведь, с другой стороны, именно здесь он почувствовал что-то, напоминающее след . Как если бы за ним следили от дома, где убили священника. Следили издалека, но здесь, на берегу, неосторожно приблизились.
Погода была ветреная, но прохлады ветер не принес, даже несмотря на быстро надвигающиеся сумерки. На мосту он просто норовил сдуть прохожих в Москва-реку. Волохов уже миновал середину моста, когда движение под деревьями, где они со Светкой познакомились, привлекло его внимание. Он остановился, приглядываясь. Двое мужчин тащили Светку к стоявшей невдалеке иномарке. Светка, судя по долетавшим звукам, орала, как ненормальная, но народу на реке уже не было, а если бы кто и был, вряд ли стал искать себе неприятностей. Это в проклятые застойные годы заступнику могли просто набить морду, а сейчас пристрелят и в реку швырнут.
Волохов бросился к лестнице, чувствуя, что не успевает. Он бежал, поглядывая вниз. Машина, волоча за собой короткий хвост пыли, уже летела к мосту. Сейчас она нырнет под него, объедет, выскочит на шоссе - и все. Ищи, не ищи потом Светку, все будет напрасно. Волохов прикинул расстояние до иномарки и, не раздумывая, перемахнул через перила. В воздухе его повело назад, он отчаянно замахал руками, но перевернуться не успел и грохнулся о капот "БМВ" спиной и плечами. Водитель ударил по тормозам и Волохова сбросило с капота на дорогу. В шоке от удара он перекатился на живот и попытался приподняться. Руки подламывались, сознание ускользало. Краем глаза он увидел, как с заднего сиденья автомобиля выскочила Светка и бросилась в сторону реки. Кто-то побежал за ней, а водитель выбрался из машины и пошел к нему. Как в тумане Павел видел приближавшуюся расплывчатую фигуру. Ему удалось встать на четвереньки, но удар ногой под ребра бросил его на спину. Как ни странно, он почувствовал, что сознание проясняется. Перевернувшись на живот, он дождался, пока водитель подойдет поближе, и выбросил кулак навстречу новому удару, целясь в голень костяшками пальцев. Водитель закричал и согнулся, схватившись за ногу. Прямо с земли Волохов прыгнул вперед, ударил водителя коленом в лицо и, не оглядываясь, побежал к реке. Он услышал жалобный короткий вскрик и увидел, как Светка оседает на песок, а ударивший ее по голове мужчина опускает руку с зажатым в ней пистолетом. Видимо, мужчина услышал шаги и быстро обернулся, приседая и одновременно поднимая пистолет. Волохов показал движение направо, ушел влево и, толкнувшись, что было силы, прыгнул на стрелка. Выстрела он не расслышал, но почувствовал, как пуля обожгла предплечье, и врубившись плечом в противника, повалился вместе с ним в воду. Он успел перехватить руку с оружием, однако противник оказался крепким, и, не выпуская друг друга из объятий, они поднялись на ноги. Черные мокрые волосы стрелка упали ему на лоб, глаза, казалось, были готовы выскочить из орбит от напряжения и читавшейся в них ненависти.
- Конец тебе, падла, понял! Ты - труп, - брызгая слюной, шипел он Волохову в лицо, то пытаясь ударить его головой, то норовя угодить коленом в пах.
Скосив глаза, Павел увидел подбегающего водителя. Пытаясь разглядеть лезвие, зажатое у него в руке, он пропустил удар головой в лицо. Ощутив на губах струящуюся из носа кровь, Волохов почувствовал, как волна ярости накрывает его.
- Ну, все, ребята. Хорош, - пробормотал он сквозь зубы.
Захватив в кулак одежду нападавшего, он рванул его на себя, отступая на глубину. Подбежавший водитель видел, как они ушли под воду и как бешено взбурлила поверхность реки. Войдя в воду, он вытянул руку с ножом, пытаясь подгадать момент для удара. Вода окрасилась в темно-красный цвет. Водитель, оскалившись, позвал приятеля, и тот, будто услышав, вынырнул, на мгновение поднявшись из воды по пояс.
- Беги! Беги, брат, - прохрипел он и вновь скрылся под водой.
Гортанно вскрикнув, водитель сделал шаг вперед, но тут что-то с силой вырвалось из воды и ударило его в грудь. Инстинктивно схватив этот предмет, он посмотрел на него. В руке он держал кисть руки с зажатым в ней пистолетом. Кисть была то ли отрезана, то ли оторвана у запястья, и вода стекала с нее, окрашиваясь в розовый цвет. Перстни на пальцах блестели, играя гранями камней. Водитель закричал, отбрасывая от себя страшную находку, и, как обезумевший, принялся полосовать лезвием речную воду. Со дна реки что-то вырвалось в пене и брызгах. То, что успел разглядеть водитель иномарки, было настолько дико, что он на какое-то время застыл, тараща черные глаза. Он еще не пришел в себя, как ощутил сильный удар внизу живота и увидел матово блеснувшие перед лицом кривые когти длиной в человеческие пальцы. Опустив взгляд, он увидел распоротую рубашку, разошедшуюся, как молния на куртке, кожу и выпадавшие в мутную пенистую воду мягкие сизые трубки. В воде они распрямлялись и плавали вокруг него, как диковинные круглые рыбы. Он понял, что это, коротко со всхлипом вдохнул вдруг ставший очень холодным воздух, сделал шаг назад и упал на спину, увлекая за собой вывалившиеся из распоротого живота внутренности.
Волохов вынырнул из воды возле самого берега. Лицо его подергивалось, но дышал он ровно. Он остановился над лежащим у среза воды телом и несколько минут угрюмо его разглядывал, затем схватив за воротник рубашки, перетащил тело под растущую над водой иву. Туда же он перенес и тело второго нападавшего. Оглядев берег, Волохов покосился на строящиеся на другой стороне реки башни. Оттуда, конечно, могли что-то увидеть, но вряд ли на ночь глядя пойдут смотреть, что здесь произошло: банальная драка или что похуже.
Светка лежала ничком, уткнувшись лицом в траву. Павел раздвинул волосы на ее голове, крови не было, только большая шишка. Он перевернул девушку на спину и, сняв с себя рубашку, выкрутил ее, выжимая воду Светке на лицо. Светка прерывисто вздохнула и открыла глаза. Взгляд ее сфокусировался на Волохове, она поднесла руку к голове и, нащупав шишку, жалобно застонала.
- Водолаз, ты откуда взялся?
- Мимо проходил.
- А-а... вовремя проходил. А где эти, черные?
- Купаются, - помолчав, ответил Волохов. - Ты как?
- Голова болит и кружится.
- Ну, это понятно. Давай-ка я тебя домой отвезу.
- Давай, - согласилась Светка, - только я встать не могу.
- Это не проблема, - сказал Павел, наклонился, поднял ее на руки и понес к машине.
Она прислонилась головой к его груди.
- Ты мокрый и холодный.
- Это только снаружи. Внутри я весь горю от страсти.
Светка посмотрела на него снизу вверх, они встретились взглядами.
- Надеюсь, ты не воспользуешься минутной слабостью бедной девушки.
- Непременно воспользуюсь, - пообещал Павел, - иначе, зачем было тебя спасать.
- Какой ты коварный, - пробормотала Светка, опять прижимаясь к нему щекой, - все вы, мужики, коварные и меркантильные. Ничего просто так не делаете.
Павел посадил ее на заднее сиденье, но она легла ничком и закрыла глаза. Волохов сел за руль.
- Свет, погоди спать. Дорогу покажи.
Светка застонала, но приподнялась на сиденье.
- Доедешь до Октябрьского поля, там повернешь налево, к Соколу. А как пересечешь Ленинградку - толкнешь меня, я скажу, куда дальше. Ленинградку аккуратнее переезжай - там гаишник вредный. Пузан такой, как будто арбуз целиком проглотил. Сам увидишь.
Павел завел двигатель и, поглядывая на погнутый капот, вырулил на мост. Поток машин двигался в основном навстречу, ехал Волохов аккуратно, и через пятнадцать минут, миновав Ленинградский проспект, притормозил возле автобусной остановки. Повернувшись назад, он тронул девушку за плечо.
- Свет, а Свет! Куда дальше?
Она опять застонала.
- Ох, водолаз, какой ты нудный.
Волохов начал злиться.
- Ты, ласточка, не забывай, что мы в помятой краденой машине сидим. Хочешь в отделении ночевать?
- Не хочу, - Светка приподнялась на сиденьи, - ой, меня, кажется, сейчас стошнит.
Ее вырвало на пол между сиденьями, потом еще раз. Волохов сбегал к палатке, купил минеральной воды.
- На, выпей, - он протянул ей бутылку. - Так куда ехать?
Полулежа прихлебывая "Боржоми" Светка показывала дорогу. Подъехав к дому, где она снимала квартиру, Волохов помог девушке выйти из машины и усадил на скамейку возле подъезда.
- Ты посиди здесь пять минут, я отгоню тачку и вернусь.
- Быстрее, Паша. Плохо мне.
Уже в машине он сообразил, что она назвала его по имени, и от радости, которой сам от себя не ожидал, заорал что-то нечленораздельное и что было силы ударил кулаком по торпеде. Он бросил иномарку где-то возле гаражей, отъехав с километр от Светкиного дома, и бегом вернулся назад. Ветер гнал по улицам тополиную метель. Казалось, что земля возвращала облакам снег, выпавший за зиму. Светка лежала на скамейке, подложив ладонь под щеку. Тело ее сотрясала крупная дрожь. Две бабки на соседней скамье, поджав губы, неприязненно косились в ее сторону.
- Ну, комсомолки, - подмигнул им Волохов, - чего насупились? Устал человек, прилег отдохнуть. Работа тяжелая.
Он потряс Светку за плечо, помог встать и, поддерживая за талию, повел к подъезду. На ступеньках она споткнулась, и Волохов подхватил ее на руки и стал быстро подниматься по лестнице.
- Фу, как у вас тут воняет, - поморщился он.
- Это кошки, коты и собаки, - прошептала Светка, - и еще люди. От них больше всего грязи.
- Крепко тебя приложили, даже на философию потянуло. Какой этаж?
- Третий. Вот эта дверь. Ключи возьми в рюкзаке, под книжкой.
Павел поставил ее на ноги, придерживая одной рукой, нащупал в рюкзаке ключи и открыл дверь. Пахнуло легким запахом трав и кофе. Он вновь подхватил девушку на руки, шагнул через порог и ногой захлопнул за собой дверь.
- Теперь на голову холодное, а внутрь горячее, - пробормотал он, проходя со своей ношей в комнату. - Ух ты, прямо светелка Василисы Прекрасной.
Минимум мебели и белые тисненые обои наполняли небольшую комнату светом и пространством. Окно было открыто, и свежий вечерний воздух слегка раскачивал прозрачные тюлевые занавески. Волохов усадил Светку в кресло-качалку и, немного повозившись, сумел разложить постель.
- Давай, укладывайся, а я тебе компресс сделаю, - сказал он.
- Нет, сначала в душ, - не согласилась Светка, - я грязная вся, в песке. И этот черный меня лапал, гад. Помоги дойти.
- Ладно, - согласился Волохов, - в душ так в душ.
Он отвел ее в ванную комнату, посадил на край ванны и, взявшись за майку, потянул вверх. Светка перехватила его руки.
- Щаз, - ядовито сказала она, - размечтался. Дальше я сама.
- Да ладно, а то я тебя не видел, - попробовал спорить Павел.
- Давай, давай. Иди лучше кофе приготовь.
Павел вышел на кухню. На стенах висели красные и желтые связки лука, пучки мяты и зверобоя. Пошарив на полках, он обнаружил кофе и кофемолку. Поставив греть воду, смолол зерна и прошелся по квартире. Да, первое впечатление было правильное, как есть светелка. На стенах - Васильев, Валледжо, Ройо. Репродукции, конечно. Маленький музыкальный центр, телевизор. Напротив столик со стеклянной столешницей и кресло-качалка. Волохов уселся в кресло, закинул руки за голову и, закрыв глаза, стал покачиваться. Ну, что, Паша, девчонка вроде хорошая, симпатичная. И, похоже, она кому-то очень понадобилась. Стало быть - защитник нужен! Сколько можно в лесу ночевать. Витек один не пропадет - привычный, где его найти - я знаю. Все, решено. Берем инициативу в свои руки. Волохов блаженно потянулся. В ванной комнате что-то упало, раздался жалобный вскрик, и он, в два прыжка оказавшись у двери, рванул ее на себя. Душевая занавеска вместе с карнизом лежала на полу. Светка стояла в ванной, раскинув руки и прижавшись спиной к кафельной стене. Широко открытыми глазами она смотрела на Волохова.
- Я случайно, - виновато сказала она, - у меня голова закружилась.
Струи воды, разбиваясь на ее плечах и голове, стекали вниз по мокрым волосам на обнаженное тело, ручейками обтекая грудь, тонкой пленкой покрывали живот и бедра, и пропадали в треугольнике волос. Светка покраснела и подняла руки, стыдливо прикрывая от его взгляда грудь и низ живота.
Волохов, стараясь не смотреть на нее, поднял с пола карниз и занавеску, прислонил в угол и, посоветовав быть осторожней, повернулся к выходу.
- Паша, не уходи.
Волохов замер, не понимая: звали его или это плеск воды с ним шутки играет. Обернувшись, он увидел, как Светка медленно закрыла глаза, как бы подтверждая сказанное. Она пошатнулась, и Павел прямо в джинсах и рубашке шагнул в ванную, положил ладони ей на плечи и прижался щекой к мокрому лицу.
Это было сумасшествие. Они никак не могли оторваться друг от друга, но все-таки у него хватило здравого смысла не заниматься любовью в скользкой ванне. Оставляя на полу мокрые следы, он отнес Светку в постель. Простыни сразу намокли, но они этого не замечали.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.