read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Сильное беспокойство все еще терзало Финна; он чувствовал, что вот-вот может сорваться. Пока Дари спал, он снова пошел прогуляться - на этот раз к озеру. Серые волны равнодушно шлепали о плоскую скалу, на которой он так любил стоять, глядя на воду.
Она была очень холодна, эта озерная вода, но все равно не замерзала. Все остальные озера, как он знал, давно замерзли, а это место было защищено некими силами. Ему приятно было думать, что та история, которую он рассказывал Дари, может быть, и правда; он говорил малышу, это его настоящая мать охраняет их. Он хорошо помнил ее: она была похожа на королеву и казалась ему прекрасной, даже когда страдала от невыносимой боли. А после того, как Дари родился и пришли эти жрицы, чтобы унести ее, она заставила их опустить носилки возле Финна. Этого он никогда не забудет! И она погладила его по голове своей прекрасной рукой с длинными пальцами и, притянув поближе его голову, прошептала, чтобы никто больше не услышал: "Позаботься о нем, пожалуйста. Ради меня. И так долго, как только сможешь".
"Так долго, как только сможешь". И тут - точно только и ждала, чтобы он о ней вспомнил - это всегда очень раздражало Финна, - в его мысли проникла Лила.
"Что тебе нужно?" - грубо спросил он у нее, давая понять, что злится. В самом начале, когда после той, четвертой, та'киены они обнаружили, что могут мысленно разговаривать друг с другом, это было для них чем-то вроде тайного развлечения. Но в последнее время Лила очень переменилась. Правда, это было естественно, и Финн понимал, что Лила быстро превращается из девчонки в настоящую женщину; но понимание этого отнюдь не способствовало его душевному спокойствию - особенно если учесть, какие мысленные "картинки" она посылала ему из своего Храма. Они не давали ему спать по ночам; и было похоже, что Лиле нравится так поступать с ним. Она была младше его более чем на год, но никогда, никогда в жизни ему не удавалось почувствовать себя сильнее ее.
Он мог только одно: время от времени давать ей понять, что ему неприятно ее присутствие у него в мыслях, и не отвечать, когда она начинала по-настоящему приставать к нему с такими интимными вопросами, что выдержать это было просто невозможно. А если он откровенно проявлял недовольство, она всегда в итоге от него отставала. И тогда он сожалел, что так грубо прервал их мысленное общение.
А сегодня он был в особенно дурном расположении духа, и потому, почувствовав в очередной раз установление мысленной связи с Лилой, задал ей столь резкий и неприязненный вопрос.
"Ты чувствуешь?" - спросила Лила, не обращая внимания на его грубость, и сердце его снова бешено забилось, потому что впервые он услышал в ее голосе страх.
Обычно страх, который испытывали другие люди, делал его самого только сильнее, словно подбадривал его. Но сейчас он ответил искренне: "Мне немного не по себе. Но, в общем, ничего особенного. А что?"
И тут вдруг понял, что ему конец, потому что в ответ услышал лишь ее мысленный отчаянный вопль: "Ах, Финн, Финн, Финн!..", а потом она послала ему еще одну "картинку". Та'киену на зеленой лужайке - в тот самый раз, когда она его снова выбрала.
Вот оно и пришло. На минуту ему стало страшно, и он не смог скрыть от нее своего страха, но минута прошла, и страх улетучился. И, глядя на раскинувшееся перед ним озеро, Финн глубоко вздохнул с облегчением, потому что прежняя тяжесть в душе исчезла. Теперь он был абсолютно спокоен. У него ведь было достаточно времени, чтобы принять свою судьбу и смириться с нею, и он уже давно ждал этого дня.
"Ничего, это ведь даже хорошо, - мысленно сказал он Лиле, чуточку удивленный, потому что понял, что она плачет. - Мы же знали, что когда-нибудь это должно произойти".
"Я еще не готова",- жалобно откликнулась Лила.
Это было даже смешно: от нее-то как раз ничего и не требовалось. Но она продолжала: "Я еще не готова сказать тебе "прощай", Финн. Мне ведь будет так одиноко, когда ты уйдешь..."
"Ничего, в святилище ты не будешь одна".
На это она ему ничего не ответила. Он решил было, что пропустил какие-то ее слова или что-то недопонял. Ах, да не все ли равно! У него есть и еще кое-кто, и уж он-то будет скучать по нему гораздо сильнее.
"Лила, - окликнул он ее мысленно. - Позаботься о Дариене".
"Как?" - раздался у него в мозгу ее шепот.
"Я не знаю. Но ему будет страшно, когда я уйду. И еще... знаешь, когда бывает метель, он слышит голоса".
Лила не ответила, но это было совсем иное молчание. Солнце скрылось за облачком, и Финн почувствовал, какой холодный сегодня ветер. Пора было отправляться в путь. Он не знал, почему ему это известно или хотя бы куда предстоит идти, но это был тот самый день. И урочный час неумолимо приближался.
"Прощай", - послал он ей свой последний привет.
"Да одарит тебя Ткач своим Светом",- услышал он ее мысленный ответ.
И она пропала. Бредя назад, к дому, он уже достаточно хорошо сознавал, что там, куда ему предстоит вскоре уйти, последнее пожелание Лилы вряд ли сможет осуществиться.
Давным-давно он решил про себя, что ни за что не скажет матери, когда наступит урочный час. Это бы ее совсем подкосило, как топор перерубает хворостину, да и зачем кому-то из них жить дальше с мыслями о том, как он уходил. Финн бодро вбежал в дом и легонько коснулся губами щеки матери, которая сидела у камина с вязаньем в руках.
Она улыбнулась ему:
- Вот тебе и еще один свитер, сынок. Ты ведь теперь почти уже взрослый. На этот раз я связала коричневый, под цвет твоим каштановым волосам.
- Спасибо, - сказал он. В горле стоял комок. Мать казалась ему такой маленькой и беззащитной. Как она будет жить здесь одна? Ведь отец сейчас на войне, так далеко от нее... А что может сделать он, Финн? Разве у него есть возможность отказаться от того, что ему предстоит сделать? Ах, какие сейчас черные времена настали! Может быть, самые черные за все время существования их мира. И он, Финн, был отмечен. Так что ноги сами понесут его, даже если сердце его, его храброе сердце останется здесь, дома. Так что будет лучше, это он хорошо понимал, если он все-таки возьмет свое сердце с собой, чтобы эта жертва была не напрасной, чтобы сохранилась вся ее важность для их мира. Он уже начинал понимать - совершенно для него неожиданно - множество самых различных сложных вещей. Он уже вышел в путь.
- А где Дари? - спросил он у матери. Глупый вопрос! - Все еще спит? Можно, я его разбужу? Ваэ снисходительно улыбнулась:
- Хочешь поиграть? Ладно, по-моему, он достаточно поспал.
- А я и не сплю! - раздался из-за занавески сонный голос Дари. - Я слышал, как ты пришел.
Вот это будет самым трудным. Финн отлично понимал, что не может позволить себе заплакать. Дари должен помнить своего старшего брата как человека сильного и доброго, и воспоминания о нем должны быть чистыми и незамутненными. Это последнее, что может сделать Финн, охраняя братишку.
Он отдернул занавеску и увидел его сонные глазенки.
- Иди-ка сюда, - сказал он. - Давай побыстрее оденемся и пойдем рисовать на снегу разные картины.
- Цветок? - спросил Дари. - Такой, как мы видели?
- Да, нарисуем такой цветок, какой видели в лесу.

На улице они пробыли не очень долго. Какая-то часть души Финна беззвучно кричала: мне мало этого, мне нужно еще немного времени! И Дари тоже нужно было еще немного времени. Но всадники уже ждали его там, все восемь, и та часть его души, что уже отправилась в путь, знала, что это и есть начало пути и что даже число, которое он знал уже давно, совпадает точно.
Он видел, хотя Дари тесно прижимался к нему и крепко держал его за руку, что один из всадников, мелькнувших на холме, поднял руку и помахал ему. Финн тоже медленно поднял свободную руку и помахал в ответ. Дари смотрел на него снизу вверх, и на лице его была написана растерянность. Финн присел рядом с ним на корточки и сказал:
- Помаши ручкой, малыш. Это люди Верховного правителя Бреннина. Видишь, они нас приветствуют?
Все еще чего-то опасаясь, Дари поднял маленькую ручонку в варежке и осторожно махнул раза два. Финн отвернулся, так больно было ему смотреть на братишку.
А потом он уже совершенно спокойно сказал Дариену, самому любимому своему человечку, самой большой своей радости на свете:
- Знаешь, малыш, мне нужно на минутку сбегать к этим всадникам и кое-что у них спросить. А ты подожди меня тут и попробуй пока сам нарисовать тот цветок.
А потом он поднялся и сразу быстро пошел прочь, чтобы брат не смог увидеть, как по лицу его ручьем текут слезы. Он не смог даже сказать ему на прощание: "Я тебя люблю", потому что Дари был уже достаточно большой и тут же почуял бы неладное. Финн, впрочем, и так довольно часто говорил малышу эти слова, но сколько бы раз он их ни говорил, они не стали значить для него меньше. Да, эти слова Дари за свою коротенькую жизнь слышал достаточно часто. Ну и что? Да, часто, но ведь они были правдивы!
Когда Ваэ через некоторое время выглянула в окно, то увидела, что ее старшего сына нигде нет, а Дари сотворил на снегу совершенно чудесную вещь: нарисовал очень красивый цветок и безупречно правильно. В одиночку нарисовал.
У нее тоже хватало мужества, и она прекрасно поняла, что именно произошло. И постаралась сперва выплакаться как следует, а уж потом выйти во двор и заговорить со своим младшеньким, который только что нарисовал такой красивый цветок. Она долго восхищалась цветком, а потом сказала Дари, что пора идти домой кушать.
А вернувшись домой, она выглянула в окно, и увиденное окончательно сломило ее: Дари молча топал по снегу и все еще рисовал тоненькой веточкой свой прекрасный цветок, уже едва видимый в сгущающихся сумерках; и она все смотрела на него, и слезы беспрерывно текли и текли по ее лицу.

Он следовал за ними в сумерках, а потом при свете луны и факелов. Он даже немного обогнал их сперва, поскольку срезал угол, пройдя прямо через долину, пока они пробирались по верхней гряде холмов. Даже когда они проехали мимо него, светя факелами и еще чем-то красным, то было видно, что они не очень спешат, так что он почти не отставал от них. Отчего-то он был уверен, что вполне мог бы нагнать их, даже если бы они прибавили ходу. ОН УЖЕ БЫЛ В ПУТИ. Миновали день и ночь, и теперь уже почти наступил тот урочный час.
А потом все сразу и произошло. Страха он не испытывал; и чем дальше он уходил от домика на берегу озера, тем слабее становилась его печаль. Он уходил за пределы обитаемых миров в иные места. И лишь с некоторым усилием, когда они уже приблизились к лесу, вспомнил вдруг, что нужно непременно попросить Ткача не переставать ткать на своем Станке и не выпускать из рук нить жизни одной женщины, которую зовут Ваэ, и еще мальчика, которого зовут Дариен. Это оказалось нелегко, но он это сделал; а потом - и это было уже самым последним его человеческим ощущением - он почувствовал, что будто перерезали ту сворку, которая до сих пор сдерживала его, и вспыхнул блуждающий огонь, и прозвучал тот рог, и он увидел тех королей и узнал их.
Он слышал, как громко воскликнул Оуин: "А где же дитя?" И видел, как та женщина, что несла огонь, упала ниц перед копытами вороного Каргайла. Он хорошо помнил прежний голос Оуина и понимал, что сейчас в этом голосе звучат страх и смущение. Они слишком долго проспали в своей пещере! Кто сможет повести их снова в озаренные звездным светом небеса? А действительно, кто?
- Я здесь - сказал он. - И выйдя из-за деревьев на опушке леса, прошел вперед мимо Оуина и оказался в кругу, образованном семью королями-всадниками. Он слышал, как они вскричали от радости, а потом запели ту песню Коннлы, которая впоследствии стала просто считалкой в детской игре та'киена. Он чувствовал, как меняется его тело, цвет его глаз, и понимал, что выглядит сейчас так, точно создан из дыма. Повернувшись лицом к пещере, он позвал кого-то, твердо зная, что голос его звучит, как вой ветра.
- Иселен! - крикнул он, и белоснежная кобыла выбежала из пещеры и подошла к нему. Он вскочил в седло и, не оглядываясь назад, снова повел Оуина и Дикую Охоту в небеса.

Все произошло как-то сразу, думал Пол, а душа его все еще корчилась от боли, и голова все еще кружилась. Обе песни вдруг совпали: та считалка из детской игры и та, которую пел Ливон - об Оуине. Пол огляделся и увидел, что Ким до сих пор стоит на коленях в снегу, вся залитая лунным светом. Он быстро подошел и тоже опустился на колени с нею рядом, а потом нежно обнял ее и прижал к своей груди. Ким горько плакала.
- Он ведь совсем еще ребенок! Ну почему, почему я приношу столько горя, Пол?
- Ты не виновата, - шептал он, поглаживая ее по седым волосам, - он ведь был давным-давно призван. Мы об этом знать не могли.
- Я ДОЛЖНА была знать! Ведь ребенок обязательно должен был откуда-то ВЗЯТЬСЯ. Так говорится в той песне.
Он все поглаживал ее по голове.
- Ах, Ким! Можно сколько угодно упрекать себя - и вполне справедливо! Причина всегда найдется. Но этим горю не поможешь. Постарайся не воспринимать так тяжело то, что лично тебе кажется несправедливым.
Я не думаю, что нам дано было заранее знать смысл даже наших собственных поступков.
Согласно чьей воле и в какие немыслимо давние времена было предначертано то, что произошло сегодня ночью, думал Пол. А потом тихо произнес, как бы оформляя эту свою мысль, слова та'киены:

Когда блуждающий огонь
Ударит в сердце камня,
Последуешь ли ты за ним?
Оставишь ли свой дом?
Расстанешься ли с жизнью?
И выберешь ли Самый Долгий Путь?

Та'киена сильно изменилась за столько лет. Это в игре были четверо разных детей, которым якобы уготованы были разные судьбы. А на самом деле ребенок - один. А блуждающий огонь - это камень в том кольце, которое носит Ким. А камень, в сердце которого должен был ударить блуждающий огонь, - это та скала, которую расколол своей силой Бальрат. И все вопросы та'киены были связаны с тем страшным Путем, по которому отправился теперь мальчик Финн.
Ким подняла голову и посмотрела на Пола своими прекрасными серыми глазами, почти того же цвета, что и его собственные.
- А ты? - спросила она. - С тобой-то все в порядке?
Кому угодно другому он бы соврал, но она была не такая, как все. Не такая даже, как он сам, хотя судьбы их и были в чем-то похожи.
- Нет, - сказал Пол. - Мне тоже не по себе. Мне так страшно, Ким, что я даже Финна оплакать не могу.
Она посмотрела ему в глаза и побледнела, прочитав его мысли. И он увидел, как в ее глазах отразились его собственные переживания.
- Господи, - промолвила она, - Дариен!

Даже Дьярмуд хранил молчание в течение всего долгого, очень долгого пути домой. Небо расчистилось, и луна, теперь почти уже полная, поднялась высоко и светила очень ярко. Факелы оказались не нужны. Кевин ехал рядом с Ким; с другой стороны от нее ехал Пол.
Посматривая то на нее, то на Пола, Кевин чувствовал, как улетучивается его собственная печаль. Это правда, что он может предложить здесь гораздо меньше, существенно несоизмеримо меньше, чем его встревоженные опечаленные друзья, но у него и нет ничего из того, чем они оба владеют. Кольцо Ким - дар, конечно, нелегкий, способный изменить даже саму сущность его владельца. Должно быть, ей было очень тяжело дать ход всем тем событиям, которые неизбежно должны были привести к столь страшным последствиям. Как мог этот мальчик, обыкновенный человеческий детеныш, прямо у них на глазах превратиться в нечто, сотканное из тумана, в нечто настолько прозрачное и расплывчатое, а потом подняться в ночное, небо и исчезнуть где-то меж звезд? Те песни - а все это, как он понимал, имело самое непосредственное отношение к тем двум песням - как бы сошлись в одной точке. И Кевин совсем не был уверен, что ему хотелось бы знать и понимать больше.
А вот Пол... У Пола просто не было выбора. Он-то действительно знал и понимал куда больше остальных и не мог этого скрыть, как не мог скрыть и того мучительного напряжения, которое было следствием его попыток как-то управлять этим знанием. Нет, решил Кевин, ему нечего завидовать ролям Пола и Ким в этом чудовищном спектакле и нечего сожалеть о том, что самому ему досталась в нем всего лишь незначительная роль.
Ветер теперь дул в спину, так что ехать назад было легче. А когда они нырнули в ту долину у озера, Кевин почувствовал, что и мороз слабеет, да и ветер уже не такой пронзительный.
Они опять огибали по верхней кромке холмов тот крестьянский домик на берегу, двигаясь по собственному следу. Посмотрев вниз, Кевин увидел, что окошко домика все еще светится в ночи, хотя время далеко за полночь. И тут его окликнул Пол.
Они вдвоем немного отстали от остальных и остановились. Отряд же продолжал свое неторопливое движение вперед и вскоре исчез за поворотом извилистой тропы.
Какое-то время они смотрели друг на друга, потом Пол сказал:
- Мне следовало сказать тебе об этом раньше. Там, внизу, сын Дженнифер. Помнишь двух мальчиков, которых мы видели здесь по пути туда? Тот малыш - это он и есть. А второй, Финн, приходился ему старшим братом... если можно так выразиться... Финн - это тот, кто только что увел за собой Дикую Охоту.
У Кевина все похолодело внутри, но он очень старался, чтобы голос его не дрожал, когда он спросил Пола.
- А нам что-нибудь известно о сыне Дженнифер?
- Очень мало. Он только очень быстро растет. Это совершенно очевидно. Но все андаины очень быстро растут, как утверждает Джаэль. Пока что никаких дурных признаков... или тенденций... - Пол вздохнул и договорил: - Финн, его старший брат, присматривал за ним и очень его любил. Жрицы Мормы тоже вели за ним наблюдение - благодаря одной девочке, которая была телепатически связана с Финном. Но теперь Финна нет, и в домике осталась только приемная мать Дариена. Да уж, ночка выдалась на редкость тяжелая!
Кевин кивнул:
- Ты собираешься спуститься туда?
- Мне кажется, так будет лучше. Но нужно, чтобы ты что-нибудь выдумал. Какую-нибудь другую причину. Скажи, например, что я отправился в лес Морнира, к Древу, по каким-то своим неведомым делам. Джаэль и Дженнифер, правда, ты можешь рассказать все как есть. Даже лучше, если ты скажешь им правду, потому что они все равно узнают - благодаря той девчонке, - что Финн ушел.
- Так значит, на восток ты не едешь? А как же охота на волков?
Пол покачал головой.
- Мне лучше остаться здесь. Не знаю, что я смогу сделать один, но лучше все-таки останусь. Кевин помолчал. Потом все-таки сказал:
- Хотелось бы попросить тебя быть осторожным, да, боюсь, что здесь слова эти почти не имеют смысла.
- Да, смысла в них немного, - согласился Пол. - Но я все-таки постараюсь.
Они опять долго смотрели друг другу в глаза.
- Я позабочусь обо всем, не беспокойся, - сказал Кевин. Поколебался и закончил: - Спасибо, что сказал. Пол слабо усмехнулся:
- А кому же еще мне было сказать об этом? И оба, перегнувшись и не слезая с коней, обнялись на прощание.
- Adios, amigo, - сказал Кевин и, лихо повернув коня, стукнул его каблуками в бока, пуская галопом, чтобы догнать ушедший вперед отряд.

Пол долго еще смотрел ему вслед, неподвижно сидя в седле. Извилистая тропа, за поворотом которой только что исчез Кевин, здесь не только петляла, но еще и раздваивалась и весьма отчетливо. А увижу ли я снова своего лучшего друга, думал Пол. До Гуин Истрат путь предстоял неблизкий. И помимо всего прочего вполне могло оказаться, что Галадан уже там. А ведь он, Пол, тогда поклялся, что убьет Галадана, когда они встретятся в третий и последний раз. Если встретятся.
Но в данный момент у него была совсем другая задача, не в такой степени исполненная угрозы, но почти столь же неясная. И он заставил себя отвлечься и от мыслей о Кевине, и от размышлений о поединке с Повелителем андаинов; пора было подумать о том ребенке, который также был андаином и вполне мог еще доказать свое превосходство по сравнению с Галаданом - во всех и очень разных смыслах.
Осторожно спускаясь по склону холма, Пол обошел дом вокруг и вскоре при свете луны и лампы в незанавешенном окне увидел тропинку, ведущую прямо к воротам.
Но на этой тропинке кто-то стоял, мешая ему пройти.
Другой человек, возможно, замер бы от страха при виде этого существа, но Пола охватили совсем иные чувства, хотя и не менее сильные, чем страх. "Сколько же еще сердечных ран, - думал он, - нанесет эта единственная ночь?" И с этой мыслью он спешился и подошел к серому псу, глядя ему прямо в глаза.
Прошло уже больше года, однако луна светила достаточно ярко, и те шрамы были хорошо видны. Шрамы, полученные в смертельной схватке с врагом у Древа Жизни, когда Полу, связанному и совершенно беспомощному, угрожал Галадан, явившийся, чтобы предъявить права на его, Пола, жизнь. И помешал ему этот вот пес, что стоял сейчас на тропе, преграждая Полу путь, ведущий к Дариену.
В горле у Пола стоял комок, когда он сделал шаг вперед и сказал:
- Светел тот час! - И упал на колени перед своим спасителем.
На одно лишь мгновение сомнения охватили его, а потом огромный зверь подошел к человеку и позволил обнять себя за шею. Где-то в глубине могучей глотки возникло глухое одобрительное ворчание.
Пол чуть отклонился и посмотрел псу в глаза. Глаза были точно такими же, как и в тот, самый первый раз, когда он увидел пса на стене, но теперь и он мог выдержать взгляд этих глаз; он как бы стал достоин этого взгляда; и в душе у него теперь хватало глубины, чтобы воспринять всю таившуюся в песьих глазах страшную тоску, а потом он заметил в этих глазах и еще кое-что.
- Так ты его сторожил! - воскликнул негромко Пол. - Мне следовало бы догадаться, что ты именно так и поступишь.
И снова в груди у пса раздалось глухое ворчание, однако смысл его был иным, и Пол понял это по ясному блеску его глаз. И кивнул.
- Я понимаю, ты должен идти, - сказал он. - Твое место на охоте. Но ведь и я не случайно пришел сюда. Сегодня ночью я останусь тут, и мы посмотрим, что принесет нам завтрашний день. Если он наступит.
Еще несколько секунд серый пес, застыв в прежней позе, глядел на него; затем, снова глухо зарычав, он скользнул мимо Пола, и теперь тропа, ведущая к домику Исанны, была свободна. Когда пес проходил мимо, Пол снова заметил огромное количество шрамов на серой шкуре, и сердце его мучительно сжалось.
Пес почти сразу обернулся и снова посмотрел на него. И Пол вспомнил, как они прощались в последний раз в лесу Морнира, и как пес выл, а казалось, это плачет сердце волшебного леса.
И он сказал псу на прощание:
- Я вряд ли могу что-то обещать тебе. Хотя и поклялся убить Галадана, когда мы с ним снова встретимся.
Услышав это имя, пес резко поднял голову.
А Пол прошептал:
- Возможно, я пообещал это сгоряча, но если я погибну в схватке с ним, кто меня осудит? Ты отогнал его тогда и спас меня. И теперь моя очередь; и мне нужно непременно постараться убить его.
И серый пес подошел к нему, все еще стоявшему на коленях посреди тропы. И нежно лизнул его в лицо, прежде чем снова повернуться и уйти, ибо этот пес во всех существующих мирах носил еще одно имя: Друг.
Слезы струились у Пола по лицу; а ведь когда-то именно неспособность заплакать заставила его отправиться на Древо Жизни.
- Прощай, - сказал он едва слышно. - Иди с легким сердцем. Все-таки немного света и мы можем себе позволить. Даже ты и я. А утро, конечно же, даст тебе свет.
Он смотрел, как Пес поднимается по склону холма, - там, где сам он только что спускался, - а потом исчезает за тем же поворотом тропы, что и Кевин.
Через некоторое время Пол встал с колен и, ведя коня в поводу, открыл ворота и двинулся к сараю, где поставил коня в пустующее стойло.
Закрыв дверь сарая, а затем и ворота, он прошел по двору к задней двери дома и поднялся на крыльцо. Прежде чем постучаться, он посмотрел на небо: над головой светили луна и звезды, обрывки облаков быстро летели на юг, гонимые сильным северным ветром. Больше ничего в небесах видно не было. Но они были сейчас там, наверху, он это знал точно - те девять всадников: восемь королей и один ребенок на белом коне.
Пол постучался и, чтобы не испугать Ваэ, тихонько окликнул ее:
- Не бойся. Это один из твоих друзей. Ты меня сразу узнаешь.
На этот раз она открыла очень быстро, чем несколько удивила его. Лицо ее осунулось, глаза совершенно провалились. Она зябко во что-то куталась.
- Я так и думала, кто-нибудь придет. Я и свет оставила, - сказала она мертвым голосом.
Пол, перешагнув через порог, вошел в дом. Она подошла, чтобы принять у него плащ, и увидела, что никакого плаща на нем нет. Глаза ее расширились от испуга.
- У меня тоже есть кое-какая магическая сила, - пояснил он. - Я тут подумал и решил, что, пожалуй, мне стоит сегодня заночевать у вас, если ты позволишь, конечно.
- Так значит, он ушел насовсем? - спросила она. Такой голос бывает у тех, кто уже выплакал все свои слезы. И вот это-то хуже всего.
Пол кивнул.
- Что я могу сказать?.. Ты хочешь знать, как это было?
Мужества у нее все еще хватало; она действительно хотела это знать. И он рассказал ей очень тихим голосом, стараясь не разбудить малыша. Когда он умолк, она сказала лишь:
- Какая холодная доля ему выпала, а ведь у него такое горячее сердце!
Пол попытался ее утешить:
- Теперь он будет вечно мчаться через все миры, сотканные Ткачом! И, возможно, никогда не умрет...
Она была еще довольно молода, а вот глаза ее в эту ночь стали старыми.
- Холодная доля, - повторила она и умолкла, покачиваясь в кресле перед камином.
В наступившей тишине Пол услышал, как за занавеской ворочается в своей кроватке мальчик, и заглянул туда.
- Он очень долго не мог уснуть, - прошептала Ваэ. - Все ждал. Он сегодня днем нарисовал на снегу такой замечательный цветок. Они всегда раньше рисовали вместе, но этот цветок Дари нарисовал сам, один, после того... как Финн ушел. А потом... он его раскрасил.
- Как это "раскрасил"?
- Ну да, именно раскрасил. Не знаю, как, но он сделал снег разноцветным и раскрасил этот цветок. Утром сам увидишь.
- А вдруг я его случайно испортил сейчас, когда шел через двор?
- Возможно, - сказала она. - Но это ничего. Ночь скоро кончится. Устала я что-то, попробую, пожалуй, все-таки уснуть. Да и ты выглядишь очень усталым.
Он пожал плечами.
- Здесь есть только кровать, на которой Финн спал, - сказала она. - Ты уж меня извини.
- Она мне отлично подойдет, - заверил он ее и встал.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.