read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



метаться среди множества драгоценных хрупких безделушек: такая сцена была
бы достойна фильмов Мак-Сеннета, но ей никак не было места в нашей
респектабельной действительности. Кроме того, если Нэнни наловчилась почти
прилично одевать Сильву, мне это удавалось лишь с огромными трудностями, а
порой не удавалось вовсе. И ни я, ни миссис Бамли так и не смогли пока
приучить ее мыться в ванне. А потому стоило закрыть окна и двери в ее
спальне, как комната тут же пропитывалась острым запахом дикого зверя. Так
оно и случилось в отсутствие Нэнни, ибо весь день я проводил на ферме и не
мог следить за Сильвой. По возвращении я буквально задыхался от вони. И я
не мог попросить Фанни заменить меня: она боялась подходить к моей "бедной
племяннице", которая, по ее уверениям, внушала ей страх.
- У меня и так мозги слабые, - жаловалась она. - А поглядишь на того, у
кого их и вовсе нет, так вконец свихнешься! - И, добавив: - Лучше уж мне
держаться подальше, - тут же подтверждала свои слова делом.
Чтобы избавиться от этого невыносимого запаха, мне пришлось бы
устраивать в комнате мощные сквозняки, проветривать в саду ковры и одеяла.
Но как, оставшись одному, открыть окно - ведь Сильва может тут же
выскочить наружу. Я понимал, что прыжок с высоты шести-восьми футов не
испугает ее, и у меня не было никаких оснований полагать, что она уже
распростилась с мыслью о бегстве в свой драгоценный лес. Значит, придется
привязывать ее. Легко сказать - привязывать! Продеть один из моих поясов в
пряжку, прикрепить ее к цепи, а цепь к ножке кровати не составляло никакой
трудности, оставалось только придумать, как надеть этот пояс на Сильву.
Помните: лучший способ изловить птичку - насыпать ей соли на хвост?
Может быть, сделать это, пока она спит? Но она спала слишком чутко,
сторожко, мгновенно просыпалась, и ее трудно было застать врасплох. Сон у
нее был действительно лисий - даже не вполглаза. Любой звук поднимал ее на
ноги. Итак, моим последним шансом на удачу были наши игры. Сильва очень
любила играть с Нэнни и со мной, когда мы на это соглашались.
И мы считали необходимым соглашаться, хотя бы для того, чтобы не давать
ей спать. Иначе, когда мы не занимались ею, когда она не ела или не бегала
от двери к окну, принюхиваясь, повизгивая (мы так и не смогли изжить в ней
эту привычку) и пытаясь выбраться из комнаты, все ее дневное время было
занято сном. Самое тягостное для зверя в неволе - это скука. Всякое живое
существо, едва лишь оно перестает заниматься привычным делом, утрачивает
смысл и основы своего существования, ощущает пустоту и полную
бесполезность его. Скука для животного куда более тягостна, чем для
человека, она лишает его интереса к жизни, и против этой смертельной
напасти оно борется лишь одним способом - сном. Двадцать раз на дню Сильва
начинала зевать во весь рот, едва не вывихивая себе челюсть, как запертая
в четырех стенах собака, с тем же долгим жалобным подвыванием. И, подобно
собаке, она сворачивалась клубочком и засыпала - на десять минут, на
четверть часа. Проснувшись, она начинала метаться по комнате, пыталась
играть. Если Нэнни и я занимались другим делом, она охотилась: ее
излюбленной дичью был табурет. Маленький, круглый, он вертелся у нее в
лапках, то есть я хочу сказать - в руках, как клубок шерсти, который
гоняет кошка. Ей нравилось катать его по комнате и догонять; потом, когда
это надоедало, она набрасывалась на какой-нибудь стул и, таким образом,
два или три уже сломала. Я восхищался ее ловкостью: она ни разу не
ушиблась, как бы ни падала на пол со своей добычей. Она могла разбить
стул, но на теле у нее не оставалось ни единого синяка.
Когда я бывал дома и в настроении, она предпочитала играть со мной. Это
ведь поинтереснее, чем сражаться со стулом, хотя игра всегда носила один и
тот же характер борьбы. Я был значительно сильнее ее, но отнюдь не
проворнее и, оказываясь побежденным, не всегда делал это по доброй воле. В
таких случаях она кусала меня за ухо, в шею. Я старался не слишком
затягивать игру: бороться с красивой девушкой в легкой одежде - не самый
лучший способ сохранять хладнокровие, даже если сознаешь, что перед тобой
всего лишь лисица. Я грубовато отталкивал ее, но она не обижалась, только
замирала на мгновение, пристально глядя на меня своими зелеными,
холодными, неподвижными глазами, потом зевала со стоном и отправлялась
спать.
Вот одним из таких "сеансов игры" я и воспользовался, чтобы надеть на
Сильву пояс. Поверьте, нелегко одной рукой застегнуть пряжку, однако мне
удалось сделать это до того, как она успела понять, что произошло. Она
попыталась вырваться, но пряжка уже защелкнулась. Я думал, она убьется,
так яростно она отбивалась и рвалась, но цепь была крепкая, кровать
тяжелая, и дело кончилось тем, что после серии бешеных рывков, безумных
метаний, прыжков и кульбитов, от которых она едва не перерезала себя
пополам, накрененная кровать очутилась в другом углу комнаты, а рядом на
полу лежала Сильва, такая же выдохшаяся, измотанная, как в тот памятный
день охоты, когда она спасалась от собак.
Я воспользовался этой передышкой, чтобы распахнуть все окна и дверь,
вытащить на солнышко подстилку и матрас и расстелить на лужайке ковер и
одеяла. Время от времени Сильва опять впадала в неистовство, но
безуспешно. Расстегнуть пряжку ей было не по силам - я выбрал застежку с
секретом. Когда запах выветрился, я запер окна и двери и освободил Сильву,
отстегнув цепь, но оставив на ней пояс, так как прекрасно понимал, что во
второй раз этот номер у меня уже не пройдет. Тогда как "закрепить
карабин", как говорят моряки, - это всего лишь вопрос ловкости рук и
неожиданности.
Впрочем, отстегивая цепь, я тоже порядком намучился, настолько Сильва
была напугана и разъярена. Вне себя от бешенства, она жестоко искусала
меня. Когда я наконец справился с делом, она, изогнувшись, выскользнула у
меня из рук и забилась в свой любимый угол между стеной и полукруглым
комодиком, откуда стала наблюдать за мной так же зорко и настороженно, как
в первые дни. Я спрятал цепь в ящик, перетащил кровать на прежнее место,
расставил вещи по местам и вышел из комнаты, чтобы дать моей лисице
успокоиться.
Весь этот день она отказывалась от пищи. Назавтра она взяла еду, но
издали и спряталась с ней под кроватью. Казалось, она забыла все немногие
усвоенные ею слова, и они вернулись к ней очень не скоро, лишь когда она
полностью успокоилась.
Но даже и теперь ремень продолжал раздражать ее. Она постоянно дергала
его, теребила пряжку, но, ничего не достигая, в конце концов привыкла к
нему. Однако в комнате снова запахло зверинцем, и в следующую пятницу, к
тому времени как моя милая Сильва опять стала ручной, пришлось все
начинать сначала. Я улучил момент, когда она, повернувшись ко мне спиной,
старательно обгладывала петушиный остов, и проворно, так что она даже
сперва не заметила, зацепил крючок цепи за пряжку. Увидев, что я открываю
окна и дверь, Сильва вскочила и, почувствовав, что ее держит цепь, вновь
стала рваться, хотя и не так бешено, как раньше. Она следила за каждым
моим жестом. Я успокаивающе твердил:
"Ну-ну... стой спокойно... ты же знаешь, что я тебя отвяжу", и она
действительно затихла, замерла, только руки ее по-прежнему упорно теребили
ремень. Я вынес на воздух подстилку, ковер и расстилал их на траве, когда
вдруг услышал за спиной звук мягкого падения. Обернувшись, я увидал
Сильву, еще на четвереньках, в цветочной клумбе у стены дома. Мгновенно
поднявшись на ноги, она в три прыжка достигла ограды. Я остолбенел от
изумления. На Сильве была шерстяная рубашка, но без пояса: вероятно,
неустанно теребя его, она случайно расстегнула пряжку. Теперь уже поздно
было волноваться по этому поводу. Не успел я опомниться, как она
перемахнула через забор и с быстротой лани помчалась к лесу. Я бросился
следом, выкрикивая ее имя, но бежал в два раза медленней, чем она. Я еще
не одолел и четверти луга, как Сильва испарилась, исчезла в густых лесных
зарослях.

Долго бродил я по лесу, зовя Сильву и в отчаянии понимая, что она не
откликнется, а отыскать ее в чаще нечего и думать. Несмотря на это, я
вернулся, оседлал на ферме лошадь и начал свою одиночную верховую охоту,
которую ожесточенно продолжал до самой темноты. Я поднял множество всякого
зверья, и среди прочих лисицу, но та была более крупная и матерая, чем
Сильва до своего превращения, да и мех у нее был с серым отливом, так что
я не стал гнаться за ней. Правда, тут у меня мелькнула мысль, что я ничуть
не удивился бы обратному превращению, может быть, даже ожидал увидеть
Сильву снова в лисьем обличье. Одновременно я вынужден был признаться себе
самому, что моя привязанность к ней была не менее двойственной, чем она
сама: в каком бы виде я ни нашел ее - зверем ли, женщиной ли, - я бы от
чистого сердца возблагодарил за это небеса.
Вернулся я уже при лунном свете, в глубоком отчаянии и смятении.
Комната показалась мне зловеще-мрачной - холодная, пустая. "Ах! Если я не
найду ее, я женюсь, - подумал я. - Я уже разучился жить в одиночестве.
Женюсь на Дороти". Но перспектива ввести сюда не мою лисицу, а другое
существо почему-то вызвала у меня внутренний протест, странное и
невыносимое ощущение кощунственной измены. Словно я был вдовцом, которого,
едва он схоронил жену, посещает недостойная мысль жениться снова. Боже! И
все это из-за какой-то лисицы! Я был в равной мере поражен и подавлен
этим. Истина заключалась в том, что, если бы мне сейчас предложили
выбирать между красивейшей девушкой Англии и моей лисицей, пусть даже в ее
первоначальном облике, я бы не стал колебаться ни секунды... По этому
примеру вы можете измерить всю силу этого моего безумного наваждения к
концу изнурительных поисков Сильвы.



10
Назавтра, в субботу - в день охоты, я снова оседлал лошадь и весь день
рыскал по лесу, с ужасом вслушиваясь в отдаленный гомон загонщиков и лай



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.