read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дочери. Итак, сенатор был совершенно новым явлением в ее жизни.
Когда Брэндер впервые стал принимать участие в делах семьи, все
представления папаши Герхардта о том, что хорошо и что плохо, оказались
несостоятельными. Он не знал, с какой меркой подойти к такому человеку.
Брэндер не был обычным кавалером, который пытался приударить за его
хорошенькой дочкой. Вмешательство сенатора в жизнь Герхардта было столь
своеобразным и в то же время столь благовидным, что он стал играть в ней
важную роль, прежде чем кто-либо успел опомниться. Сам Герхардт - и тот
был введен в заблуждение; он не ожидал из такого источника ничего, кроме
почета и пользы для себя и своей семьи, а потому преспокойно принимал
заботы сенатора и его услуги. Впрочем, жена не говорила ему о
многочисленных подарках, полученных от Брэндера и до и после того
чудесного рождества.
Но однажды утром, когда Герхардт возвращался домой после ночной работы,
к нему подошел его сосед Отто Уивер.
- Герхардт, - сказал он, - я хочу с тобой поговорить. Я тебе друг и
хочу рассказать, что я слышал. Видишь ли, соседи много болтают насчет того
человека, который ходит к твоей дочери.
- К моей дочери? - повторил Герхардт, несказанно ошеломленный и задетый
этим неожиданным нападением. - О ком ты говоришь? Я не знаю никакого
человека, который ходит к моей дочери.
- Разве? - спросил Уивер, удивленный не мене своего собеседника. -
Немолодой человек, наполовину седой. Иногда ходит с тростью. Разве ты его
не знаешь?
Герхардт с озадаченным видом рылся в памяти.
- Говорят, он прежде был сенатором, - неуверенно продолжал Уивер. - Не
знаю точно.
- А, сенатор Брэндер, - с некоторым облегчением сказал Герхардт. - Да.
Он иногда заходит. Верно. Ну, так что же из этого?
- Да ничего, - ответил сосед, - только вот люди сплетничают. Он уже не
молод, знаешь ли. Твоя дочь иногда ходила с ним гулять. А люди это видели,
и теперь пошли пересуды. Вот я и подумал, может, тебе следует про это
знать.
Слова приятеля потрясли Герхардта до глубины души. Уж верно люди не зря
говорят такие вещи. Дженни и ее мать серьезно провинились. Все же он, не
колеблясь, выступил на защиту дочери.
- Это друг нашей семьи, - смущенно сказал он. - Напрасно люди говорят,
чего не знают. Моя дочь ничего плохого не сделала.
- Ну, понятно. Тут ничего плохого нет, - сказал Уивер. - Соседи часто
болтают зря. Но мы с тобой старые друзья, и я подумал, может, тебе следует
знать...
Еще с минуту Герхардт стоял неподвижно, приоткрыв рот; странная
беспомощность овладела им. Как страшно, когда люди становятся тебе
враждебны. Как важно, чтобы их мнение и расположение были на твоей
стороне. Он, Герхардт, так старался жить, соблюдая все установленные
правила! Почему бы людям не удовольствоваться этим и не оставить его в
покое?
- Спасибо, что ты мне сказал, - пробормотал он, направляясь к дому. - Я
об этом подумаю. Всего доброго.
Он воспользовался первым же удобным случаем, чтобы расспросить жену.
- Чего ради сенатор Брэндер ходит к Дженни? - спросил он по-немецки. -
Соседи уж стали сплетничать.
- Тут нет ничего плохого, - ответила миссис Герхардт тоже по-немецки.
Вопрос явно застал ее врасплох. - Он приходил только два или три раза.
- Но ты мне об этом не говорила, - возразил муж, возмущенный тем, что
она терпела поведение дочери и покрывала ее.
- Нет, не говорила, - ответила миссис Герхардт в полнейшем
замешательстве. - Он заходил только раза два.
- Только! - воскликнул Герхардт, поддаваясь чисто немецкой привычке
повышать голос. - Только! Все соседи уже судачат об этом. На что это
похоже, скажи, пожалуйста?
- Он заходил только раза два, - беспомощно повторила миссис Герхардт.
- Сейчас подходит ко мне на улице Уивер, - продолжал Герхардт, - и
говорит, что все соседи болтают про человека, с которым гуляет моя дочь. А
я ничего не знаю. Стою, как дурак, и молчу. Куда это годится? Что он обо
мне подумает.
- Ничего тут такого нет, - возразила жена. - Дженни раза два ходила с
ним погулять. Он сам заходил сюда, к нам в дом. Что тут такого, о чем
толковать? Неужели девушке уж и развлечься нельзя?
- Но ведь он уже немолодой, - сказал Герхардт, повторяя слова Уивера. -
Человек видный, с положением. Чего ради он ходит к такой девушке, как
Дженни?
- Не знаю, - защищалась миссис Герхардт. - Он приходит к нам в дом. Я
за ним не знаю ничего плохого. Разве я могу ему сказать, чтоб он не
приходил?
И Герхардт умолк. Он знал сенатора с наилучшей стороны. В самом деле,
чего тут страшного?
- Соседи всегда рады посплетничать. Им больше не о чем говорить, вот
они и болтают про Дженни. Ты сам знаешь, она хорошая девушка. Зачем они
сплетничают понапрасну? - Глаза доброй матери наполнились слезами.
- Все это так, - проворчал Герхардт, - но ему незачем ходить сюда и
водить такую молоденькую девушку на прогулки. Это не годится, даже если у
него и нет на уме ничего худого.
Тут как раз вошла Дженни. Она слышала голоса родителей из комнатки,
которая служила спальней ей и сестре, но и не подозревала, какое значение
имеет для нее этот разговор. Когда она вошла, мать повернулась к ней
спиной склонилась над столом, где готовила печенье, стараясь скрыть от
дочери покрасневшие глаза.
- Что случилось? - спросила Дженни, немного встревоженная натянутым
молчанием родителей.
- Ничего, - решительно ответил отец.
Мать даже не обернулась, но самая ее неподвижность была
многозначительна. Дженни подошла к ней и тотчас увидела, что она плакала.
- Что случилось? - удивленно повторила девушка, глядя на отца.
Герхардт промолчал, открытое лицо дочери успокоило его страхи.
- Что случилось? - мягко настаивала Дженни, обращаясь к матери.
- Ах, это все соседи, - со вздохом отозвалась миссис Герхардт. - Они
вечно судачат о том, чего не знают.
- Опять про меня? - спросила Дженни, слегка краснея.
- Вот видите, - заметил Герхардт в пространство, - она сама знает, в
чем дело. Так почему вы мне не говорили, что он здесь бывает? Все соседи
толкуют об этом, а я до нынешнего дня ничего не знал. Что это такое,
спрашивается?
- Ах, не все ли равно! - воскликнула Дженни, охваченная жалостью к
матери.
- Все равно? - крикнул Герхардт, все еще по-немецки, хотя Дженни
отвечала ему по-английски. - Все равно, что люди останавливают меня на
улице и рассказывают про это? Постыдилась бы так говорить. Я всегда был
хорошего мнения об этом Брэндере, но теперь, раз вы мне ничего не
говорили, а про меж соседей пошли толки, я уж не знаю, что и думать.
Неужели я должен от соседей узнавать, что делается в моем доме?
Мать и дочь молчали. Дженни уже стала думать, что они и впрямь
совершили серьезную ошибку.
- Я вовсе не делала ничего такого, что надо скрывать, - сказала она. -
Просто один раз он возил меня кататься, вот и все.
- Да, но ты мне об этом не рассказывала, - отвечал отец.
- Я знаю, ты не любишь, когда я вечером ухожу из дому, потому и не
рассказала. А скрывать тут нечего.
- Он не должен был никуда возить тебя вечером, - заметил Герхардт, не
переставая тревожиться о том, что скажут люди. - Чего ему от тебя надо?
Зачем он сюда ходит? Он слишком старый. У такой молоденькой девушки не
должно быть с ним ничего общего.
- Ему ничего и не надо, он только хочет помочь мне, - пробормотала
Дженни. - Он хочет на мне жениться.
- Жениться? Ха! Почему же он не скажет об этом мне? - воскликнул
Герхардт. - Я сам разберусь в этом деле. Не желаю, чтоб он обхаживал мою
дочь и чтоб все соседи про это сплетничали. И потом он слишком старый. Я
ему так и скажу. Он не должен играть добрым именем девушки. И чтоб ноги
его здесь больше не было.
Угроза Герхардта привела Дженни и ее мать в ужас. Неужели он предложит
Брэндеру больше не являться к ним в дом? К чему это приведет? В каком
положении они окажутся перед Брэндером?
А Брэндер, конечно, снова пришел, когда Герхардт был на работе, и они
трепетали, как бы отец об этом не услышал. Через несколько дней сенатор
зашел за Дженни, и они отправились погулять. Ни она, ни мать ничего не
сказали Герхардту. Но его не удалось долго держать в неведении.
- Дженни опять гуляла с этим человеком? - спросил он на другой день у
жены.
- Он заходил вчера вечером, - уклончиво ответила та.
- А она ему сказала, чтоб он больше не приходил?
- Не знаю. Навряд ли.
- Ладно, я сам постараюсь положить этому конец, - отрезал Герхардт. - Я
с ним поговорю. Пускай только явится еще раз.
И он трижды отпрашивался с работы и каждый раз тщательно следил за
домом, проверяя, не принимают ли там гостя. На четвертый вечер Брэндер
явился и, вызвав необычайно взволнованную Дженни, пошел с нею гулять. Она
боялась отца, боялась какой-нибудь некрасивой сцены, но не знала, как
поступить.
Герхардт в это время подходил к дому и видел, как она вышла. Этого было
достаточно.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.