read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


К нашему великому сожалению расчеты показали, что уйти далеко за пределы Солнечной системы не удастся. Была жесткая взаимосвязь между массой перемещаемого объекта, прилагаемой энергией и расстоянием. Причем дальше всех мог запрыгнуть очень большой корабль, приложивший очень большую энергию. Но чтобы переместится хотя бы к соседней звезде, корабль должен был обладать массой в полтора миллиарда тонн, а энергия зашкаливала за триллиард ватт.
Ничего, для выполнения первоочередной миссии существующих возможностей вполне хватало, поэтому мы не особо расстраивались из-за невозможности полететь к звездам. Решив отложить дальнейшую модернизацию ГПД на более спокойные времена, мы целиком погрузились в подготовку к походу к Сатурну.
На лунной базе Российского Космофлота мы в кратчайшие сроки прошли обучение управлению космическими кораблями. Конечно, пилотировать крейсер нам не доверили, но на маленьких шлюпках, модифицированных из «Совы» и «Зигзага» мы полетали. Именовались эти шлюпки соответственно «Комета» и «Метеор». Одновременно с этим мы осваивали скафандры, спасательные, пилотские и боевые. Вместе с нами тренировались казаки и офицеры Атаманского полка, в том числе наши старые знакомые Олег Эйвазов и Максим Соколов. Олег должен был возглавить десантников на «Авроре», а Максим на «Палладе».
Сами космические крейсера и, правда, внешне походили на подводные лодки. Обводы корпуса гладкие, обтекаемые, без каких бы то ни было выступающих частей. Вытянутые сигарообразные тела, длиной восемьдесят пять метров и максимальным диаметром двенадцать. Маневровые и ходовые двигатели скрывались внутри корпуса. Материал внешней обшивки представлял собой сложный полимер, армированный мономолекулярными вольфрамовыми нитями. Толщина этой брони местами достигала четырехсот миллиметров. Материал внутренней обшивки, отстоящей от внешней на метр-полтора, был таким же, но существенно тоньше, всего двадцать миллиметров. В пространстве между слоями находились вспомогательные агрегаты и цистерны с водой. Здесь же проходили все коммуникации и стояли маневровые двигатели. Эта конструкция также была скопирована у подводных лодок. Только там внутри находится прочный корпус, снаружи легкий, а здесь, наоборот. Масса кораблей с полной загрузкой составляла шесть тысяч тонн.
Жилые отсеки крейсеров были довольно просторны. Двухместные каюты с небольшим санузлом, общей площадью восемь квадратных метров. Только у капитана корабля была одноместная каюта – дань флотским традициям. Присутствовал на крейсере и небольшой спортзал. Но самым удивительным для нас было именно расположение отсеков. В отличие от морских судов отсеки космического корабля располагались не вдоль горизонтальной линии, а поперек. Такое размещение, как в многоэтажной башне обуславливалось попыткой обеспечить экипажу нормальную гравитацию во время полета. Ведь обычно корабли летали с постоянным ускорением в один «же» и ось тяги как раз пронизывала палубы. Всего палуб насчитывалось десять. Они были связаны между собой тремя лифтами, два для повседневного пользования, а третий – аварийный.
Самый верхний отсек являлся боевым. От кончика носа он тянулся вниз на двадцать семь метров. Там находились орудия главного калибра (шесть штук) и необходимый боезапас. Каждый крейсер мог нести пятьдесят четыре ракеты «Шторм-М».
Под боевым отсеком располагалась главная рубка. Впервые попав в это помещение я усомнился в правильности выбора этажа (целую неделю мы по привычке называли палубыэтажами). В огромном, площадью сто метров отсеке стояли непонятные мне конструкции, больше всего напоминающие огромные гробы. Девять таких штуковин, размером два метра в длину, полтора в ширину и метр в высоту, стояли вокруг лифтового ствола. Ещё три десятка «гробов» размерами поменьше размещались вдоль стен. Сопровождающий меня Антон Крюков объяснил, что это, противоперегрузочные «танки», на пилотском жаргоне именуемые «коконы».
Антон подошел к одному из коконов и хлопнул ладонью по небольшой сенсорной панели на боковой стороне. Крышка «гроба» быстро, но плавно поднялась вверх-назад, как фонарь современного истребителя. Внутри «танка» находилось сиденье и пульты управления. Мне показалось, что сиденье несколько великовато для обычного человека.
-Совершенно верно! – подтвердил мое наблюдение Антон. – Сиденье предназначено для размещения человека в пилотском скафандре. Садишься внутрь, крышка закрывается, и внутренность танка заполняется субстанцией, являющейся родной сестрой той жижи, что заполняет место между слоями в «Юшмане». На первых моделях коконов внутрь поступала соленая вода.
-А, припоминаю, - сказал я, пытаясь удобно устроиться на ковшеобразном сиденье, свободно вместившим бы две моих задницы. Мне это не очень удавалось. – Такую фигню предлагал Циолковский, якобы тело погруженное в соленую воду может переносить гораздо большие перегрузки. Чего-то я потом и у Беляева читал, в романе, если мне память не изменяет, «Прыжок в ничто». Там во время старта ракеты пассажиры и экипаж в гробы с водой ложились. Но там экипаж управлял полетом вслепую, или шел на автоматике, а здесь…
-А здесь все данные выводятся тебе на внутришлемный монитор, - подхватил Антон. – Можно вообще включить режим полного присутствия!
-Знаю-знаю, - ответил я, - мы уже успели изучить пилотские скафандры «Пламя». Там внутри шлема даже не монитор, а голографическая развертка, да и в перчатки встроены сенсоры, заменяющие ручки управления. Если кокон предназначен для человека в скафандре, то зачем здесь пульт управления, головизоры и джойстики?
-Это для обычных ходовых вахт, - ответил Антон. - Ведь в процессе полета на большое расстояние не каждый день маневрируешь. Так зачем на каждую вахту скафандр надевать? А сиденье вполне можно подогнать по фигуре. Вот там, слева рычажок.
Я тронул указанный рычажок, и сиденье подо мной послушно уменьшилось, заполнившись чем-то упругим. Наверное, опять тем киселем, что здесь суют во всю защитную одежду. Антон тем времен пояснил, что столь большие размеры коконов обусловлены тем, что каждый модуль полностью автономен и в случае аварии может служить спасательной капсулой. Коконы покрупнее, вмещающие элементы управления, предназначены для экипажа, а остальные для пассажиров.
-Ну, и на какие нагрузки рассчитаны эти танки? – поинтересовался я.
-На двадцать «же», - ответил Антон. Я слегка обалдел – на пулю в стволе действуют меньшие перегрузки. – А конструкция корабля рассчитана на сорокакратные нагрузки. Крейсер может легко маневрировать на высоких скоростях.
Под рубкой находились три жилые палубы, а ещё ниже шлюзовая и ангарная. На ангарной стояли четыре челнока, два «Метеора» и две «Кометы». Дальше шел грузовой трюм. Потом одну палубу занимали аккумуляторы. В самом низу располагалось машинное отделение. Там стояли ходовые двигатели и размещались основные цистерны с водой (рабочим телом плазменных двигателей) и вспомогательные батареи.
Я всё время употребляю «верх» и «низ», хотя эти понятия имеют смысл только в полете. Да и здесь они в большей степени субъективны и определяются единственной вещью – вектором тяги. При посадке корабль не вставал свечкой, а ложился горизонтально. При этом потолки и полы палуб становились вертикальными переборками. Но такое случалось не часто. Корабли этого типа очень редко совершали посадку на Землю. Эта процедура шестикилотонного крейсера съедала бездну энергии и море воды. Аккумуляторыи цистерны опустошались практически до нуля. Обычно крейсера парковались на орбите, а погрузочно-разгрузочные работы осуществлялись грузовыми челноками, типа турболетов «Филин».
Как раз сейчас оба корабля висели над лунной базой Космофлота, на высоте ста пятидесяти километров. Закончив ускоренные курсы пилотов, мы перебрались на «Аврору» и целыми днями мотались по отсекам, изучая их расположение и устройство. К невесомости мы адаптировались довольно быстро и не испытывали никаких неприятных ощущений. А нам с Машей выпала великая честь быть первыми людьми, занявшимися в невесомости сексом. Как-то так получилось, что несмотря на полное отсутствие в «Бета-мире» дискриминации по половому признаку, Мария оказалась первой женщиной-космонавтом.
Мои друзья были в полном восторге от корабля, но я не мог разделить их чувства в полной мере. Мне слишком хорошо запомнился великолепный спейсер моего альтер эго. Этот корабль не зря принадлежал к классу «Экстра» (Правда, был там и класс «Абсолют», в несколько раз превосходивший «Экстру» по размерам и энерговооруженности). В двадцать третьем веке уже не пользовались реактивными двигателями, зато вовсю эксплуатировали гравитацию. Начиная от искусственной гравитации помещений, гравилокаторов и приемопередатчиков на гравиволнах, до гравитационных двигателей, гравитационных пушек и гравитационных реакторов. Здесь, в «бета-мире» делали первые шаги в этом направлении. Уже несколько лет использовались локаторы и средства связи. Но даже их скромные успехи были недостижимы в «базовом» мире. Во время краткого пребывания в Москве, перед поездкой за Ушаковым я успел немного просмотреть открытые научные публикации по этой теме, и только в одной статье нашел робкое предположение, что гравитационные волны могут двигаться быстрее фотонов. Это был даже не шаг, а просто легкий наклон в нужном направлении. Ну, ничего, дай бог, со временем раскачаются!
На крейсере мы тренировались целую неделю, отрабатывая свои действия в многочисленных штатных и нештатных ситуациях. Но очень скоро наступил день, когда к «Авроре» пристыковался грузовой челнок с предназначенным для крейсера гиперпрыжковым двигателем на борту. Бригада монтажников немедленно приступила к установке. ГПД былвесьма скромен в размерах (инженерам Путиловского завода удалось упаковать его в ящик с габаритами три метра в длину и полтора метра в ширину и высоту), и мог разместиться в любом помещении. Но для удобства обслуживания двигатель решили поставить в машинном отделение.
В момент прибытия челнока я, Мишка, Гарик и несколько казаков играли в спортзале в некое подобие волейбола. В условиях невесомости это было донельзя забавным. После каждого посыла или приема мяча тело улетало по самой замысловатой траектории. Присутствующая в зале Маша язвительно комментировала все перипетии игры.
Узнав о доставке столь долго ожидаемого груза, Мишка с Гариком ломанулись в машинное. Казаки рассосались по отсекам, Мария решила принять душ после тренажеров, а я отправился на поиски князя Эйвазова.
Олега я нашел в его каюте. Есаул, насвистывая веселый мотивчик, сосредоточенно приклеивал что-то вакууум-пеной к сапогу десантного бронескафандра. При ближайшем рассмотрении это оказались ножны его любимого ножа.
-Да, ножик в открытом космосе – вещь незаменимая! – язвительно сказал я. – Наверняка покруче пятикилотонных ракет!
-Зря иронизируешь! Все наши стреляющие железки – дело хорошее, но я ещё ни разу не слышал, чтобы нож дал осечку! – серьезно ответил мне Олег. – Что там за суета началась?
-Привезли ГПД, - объяснил я. – Монтаж начнут немедленно.
-Сгонять посмотреть? – задумчиво проговорил Олег.
-Да на что там смотреть! – возразил я. – Притаранили большой ящик, пока разгрузят, пока закрепят, пока отладят… Вот когда ГПД установят и настроят, тогда и посмотрим. Я даже не знаю, зачем туда Мишка с Гариком припустили! Надеюсь, что им там быстро надоест, и они вернутся. Пульку распишем?
-Надеешься отыграться за вчерашнее? – усмехнулся Олег. – Ну, что же, реванш так реванш! Милости просим!
В дверь каюты просунулись головы моих друзей. Быстро же они утолили своё любопытство!
-Кто здесь говорил про реванш? – грозно вопросил Горыныч. – Это будет не реванш, а разгром, Ватерлоо!
-Кто выступит в роли Наполеона? – снова усмехнулся Олег.
-Можно, Наполеоном буду я? – раздался из коридора знакомый голос.
-Мать вашу, это же Владислав! – воскликнул я. Через секунду в каюту вплыл и, обменявшись со всеми крепким рукопожатием, пристроился под потолком войсковой старшина Косарев.
-Владка! Рад тебя видеть! – Горыныч хлопнул Косарева по плечу, от чего тот отлетел на метр и влип в переборку. – Извини, всё время забываю, что мы в невесомости! Какими судьбами тебя занесло к нам? Решил навестить старых друзей?
-И это тоже! – улыбаясь, сказал Влад, - но, вообще то, я назначен командиром экспедиционного отряда.
-Вот как! Отлично! – порадовался я. – Значит, снова вместе в бой!
-Вот насчет этого я и хотел поговорить! – сказал Влад. – Главнокомандующий, назначая меня на эту должность, был краток. Он сказал, что про цель, методы и вероятного противника экспедиции мне расскажите вы. Давайте, черти, просвещайте!
Пока я подробно излагал Косареву накопившуюся у нас информацию по атлантам, Горыныч успел слетать в свою каюту и вернулся с двумя бутылками неизменного коньяку. Пили из горлышка, но отсутствие гравитации создавало проблемы – напиток упорно не желал литься в рот. Мишка предложил воспользоваться детской соской. Под общий смехмы стали обсуждать устройство аппарата для употребления алкоголя в условиях невесомости. На шум прилетела Маша. Увидев Влада, она тоже обрадовалась, даже не стала нас ругать за новую пьянку. Вскоре появился Антон Крюков, притащивший ещё две бутылки. А вслед за ним прилетел капитан корабля генерал-майор авиации Юрий Голосов, старший брат капитана «Аскольда». В тесной каюте Эйвазова началось стихийное обсуждение плана предстоящей экспедиции.
-К объекту надо подкрадываться тихо, на мягких лапах! – говорил я. – А не то они снова шарахнут по нам своим лучом, будем потом оптику менять!
-Как вы себе это представляете? – решил уточнить генерал Голосов. – Выхлоп в пространстве плазменных двигателей очень легко засечь! Даже мы можем легко обнаружить летящий корабль за несколько миллионов километров, применяя достаточно примитивные методы. Что уж говорить о существах неизвестной природы!
-А если двигатели не включать? – спросил Горыныч.
-Вы предлагаете двигаться по инерции? – удивился Антон. - Но тогда уйдет уйма времени! В инерционном режиме полет до Луны занимает больше двух недель! А на окраине системы расстояния гораздо больше!
-Зачем нам вообще лететь? – вмешался я. – Сейчас наладим ГПД и уйдем в прыжок прямо отсюда, с орбиты! Координаты финиша настроим так, чтобы оказаться от объекта в нескольких тысячах километров. И хрен Атланты нас засекут!
-Возможностей поступившей техники я ещё не знаю, но если вы говорите, что такое возможно… - покачал головой Голосов. - Что ж, проверим!
-Отсюда прыгнуть не получится! – возразил Мишка. – ГПД нужно будет испытать, видимо понадобится сделать несколько пробных прыжков.
-Ну, и ладно! – ответил я. – Главное – принцип!
-Хорошо, раз принципиальное решение принято, то слушайте боевой приказ! – подвел итог Косарев. – Сейчас всем отдыхать, а непосредственную подготовку к походу начнем завтра! К четырнадцати часам по внутрикорабельному все регламентные работы должны быть завершены!
-Ну, вот! Пришел злой начальник и разогнал всех по отсекам! – не преминул ввернуть Мишка. – Но раз Его Превосходительство приказал, то придется отдохнуть на полную катушку! Гарик, сколько у нас ещё осталось бутылок?
3ГЛАВА
К таинственному объекту, ловко маскирующемуся под землеподобную планету, мы приблизились вплотную. Расстояние до цели составляло пятьсот километров. Такой точности в применении ГПД пилоты «Авроры» и «Паллады» достигли после трехдневных тренировок, во время которых мы обскакали полсистемы. Вдобавок к точности пилоты добились идеальной синхронизации действий кораблей.
Аккуратно прощупав «планету» гравилокатором, мы слегка опешили. В первом докладе Сергея Голосова говорилось, что объект равен по габаритам Марсу. Но сейчас приборы фиксировали совсем небольшое тело, всего пять километров диаметром.
Я сидел в одном из пассажирских коконов. Изображение на внутришлемный голопроектор подавалось, а вот управление отсутствовало. Было, как-то непривычно чувствовать себя статистом. К тому же мне уже надоело смотреть на парящий в пространстве рыхловатый серый ком. Именно так гравилокатор отображал исследуемый объект. Хотелось увидеть противника а-ля натюрель. Прошло пятнадцать минут, но Косарев не давал приказа на включение камер, осторожничал. Я слегка прижал тангету интеркома.
-«Заря-один»! – обратился я к Владу, - говорит «Заря-два-шесть». Давайте, наконец, попробуем включить камеры.
-А они нам оптику не сожгут? – уточнил Косарев.
-Попытка не пытка! – ответил я. – Не болтаться же тут до морковкиного заговенья!
-«Заря-сто», говорит «Заря-один», включаем камеры наружного наблюдения, - решился Влад. – «Заря-два-шесть» прав. Рискнем.
Картинка перед моими глазами поменялась. Серый ком исчез, и на его месте появился черный шар. Я поначалу не поверил глазам, мне подумалось, что оптика уже накрылась.Слегка укрупнив изображение, я убедился – глаза не обманывают. В пустоте действительно висел черный шар, гораздо чернее бархатного фона пространства. Визуально казалось, что шар имеет некий мелкорельефный узор, на изгибах которого мелькали зеленоватые искры.
-«Заря-два-шесть», - раздался в наушниках голос Косарева, - говорит «Заря-один»! Что думаете по поводу увиденного?
-Черт его знает! – ответил Мишка, забыв про уставные позывные. – Хреновина какая-то!
-Да это же атланты! – прорезался звонкий голос Маши. – Приглядитесь внимательнее! Их здесь целый рой!
Я последовал совету супруги и пригляделся. В следующий момент мне стало жутко. Поверхность объекта была мелкозернистой и состояла из миллиардов камней. После нескольких эмоциональных возгласов экипажа, в эфире повисла гробовая тишина. Все рассматривали невиданное чудо. Зрелище завораживало. Прошло полчаса, и я обратил внимание, как по поверхности шара прокатилась волна. Затем рой резко уменьшился в размерах. Цифры в углу «экрана» показывали теперь, что диаметр объекта стал равен трем километрам. По-видимому, часть атлантов телепортировалась в неизвестном направлении.
-«Заря-один», говорит «Заря-два». А не засекли ли они нас? – поинтересовался генерал Голосов.
-«Заря-два», вряд ли, - ответил Косарев. – А впрочем, черт их разберет.
-«Заря-сто», говорит «Заря-два-семь». Для беспокойства нет причин! – сказал Гарик. – Сдается мне, они нас не видят. Иначе уже давно бы пощупали своим лучевым детектором.
-Хорошо, раз прямой опасности нет, продолжаем наблюдения! – резюмировал Косарев. – Средства наблюдения пассивные, связь между кораблями только на гравиволнах.
Мы следили за роем ещё несколько часов. Никакой активности атланты больше не проявляли. К вечеру условных суток Косарев объявил отбой готовности номер один. В коконах осталась дежурная смена, а остальные собрались в кают-компании, чтобы перекусить и обменяться впечатлениями.
-Этак мы можем здесь год провисеть! – угрюмо сказал Горыныч.
-А ты чего, куда-нибудь торопишься? – не преминул его поддеть Мишка.
-Да, нет, до четверга я совершенно свободен! – улыбнулся Гарик. – Но ведь скучно, господа! Может быть, подойти к рою поближе?
-Как только мы включим двигатели, нас тут же засекут! – напомнил я. – Антон, а если попробовать короткий прыжок?
-Я не уверен, что на таком расстоянии мы сумеем обеспечить точность финиширования! – ответил Крюков. – Не дай бог, влипнем в рой! Что тогда произойдет?
-Вероятно – аннигиляция! – сказал я. – А после неё вполне может начаться цепная реакция – начнут взрываться остальные атланты! А их тут такое количество, что на окраине системы может родиться новая звезда!
-Я согласна с Гариком, ждать просто глупо! – сказала Мария. – Надо как спровоцировать атлантов на активные действия! Но, не нарушая при этом безопасность кораблей.
-Придумал! – сказал я. – Я сяду в «Метеор» и вы выбросите меня манипулятором из ангара. Отмахав по инерции пару сотен километров, я включу двигатели челнока, и посмотрю, что случится!
-Хочешь поработать живцом? – усмехнулся Гарик. – Неплохая идея! Я с тобой!
-Я тоже! – немедленно отреагировал Мишка.
-Не получится, Мишель! – охладил я друга. – Ты чего, забыл? «Метеор» двухместный!
-Ах ты, черт! – огорчился Мишка. – Забыл! Опять вы в героях будете ходить, а мне тут куковать!
-Вы осознаете, какой опасности хотите подвергнуться? – спросил Косарев.
-Конечно. Поэтому и предлагаю послать именно меня, - ответил я. – Маша, не волнуйся! Ну, посмотрим мы с Гариком цветные фильмы, которые нам будут крутить атланты, что из того? Мы же прекрасно знаем, что это иллюзия, и на обман не поддадимся!
-А с какого расстояния атланты начинают считывать информацию из мозга человека? – поинтересовался Косарев.
-Мой двойник полагает, что метров со ста-ста пятидесяти, - припомнил я.
-Ну, тогда вам действительно почти ничего не угрожает! Ладно, даю добро на проведение операции! – сказал Влад и обратился к капитану корабля, - Юрий Алексеевич, пожалуйста, распорядитесь о расконсервации «Метеора». Нет, лучше обоих челноков. Второй, на всякий случай, останется в резерве.
В полночь по корабельному времени челноки были готовы к вылету. Я с Гариком, облаченные в пилотские скафандры, заняли места в кабине. Она могла отделяться от машиныи служила одновременно противоперегрузочным коконом и спасательной капсулой. Кроме этого «Метеор» почти не отличался от хорошо освоенного нами турболета огневой поддержки «Зигзаг». Нижние, посадочные двигатели заменили на более легкие, с управляемым вектором тяги. Четыре таких же добавили сверху. Передний обтекатель слегка раздулся от расположенных в нем двух совсем небольших тормозных двигателей. С пилонов убрали неуправляемые реактивные снаряды. На их место повесили контейнеры с самонаводящимися ракетами «Секира-К». Эта модификация отличалась от серийных авиационных ракет «Секира» увеличенным радиусом действия и новой системой управления. Была также добавлена функция полуавтоматического наведения оператором. Связь борт - ракета осуществлялась по гравилучу. И таких ракет «Метеор» нес двенадцать штук. Плюс стандартная электромагнитная тридцатимиллиметровка. В общем, огневой мощи хватит на небольшой бой. Но в том то и дело, что нам ни в коем случае нельзя былострелять.
Грузовой манипулятор вынес челнок за пределы корабля и, плавно раскачав, отбросил в пустоту. Механическая «рука» оказалась достаточно сильной и мы, вращаясь, стали быстро удаляться от крейсера. Через час мы отлетели километров на пятьдесят. За это время нам с Гариком изрядно надоело сидеть без дела и я, согласовав действия с Косаревым, включил двигатели. Система автоматической стабилизации, дав несколько импульсов маневровыми, прекратила вращение, и развернула «Метеор» носом к рою. Атланты никак не отреагировали на это. Набрав небольшую скорость, я стал осторожно приближаться к ним, забирая немного в сторону, чтобы уйти подальше от кораблей.
Напряжение нарастало по мере того, как расстояние между нами и роем сокращалось. Вот нас уже разделяют триста километров, двести, сто пятьдесят. Вспышка! Ага, наконец-то! Засекли! Прощупывают своим детектором. Но оптика не пострадала. «Метеор», аналогично боевому «Зигзагу» был оборудован системой защиты от взрывов. Сейчас умная электроника среагировала на луч атлантов именно как на взрыв, прикрыв оптику броневыми заслонками. Изображение пропало всего на несколько секунд, но новая картинка просто ошеломляла. Перед нами висело гигантское искусственное сооружение, похожее на «Звезду Смерти» из фильма «Возвращение Джедая».
-«Заря-сто», говорит «Метеор-один», что-нибудь видели? – поинтересовался я.
-«Метеор-сто», говорит «Заря-один», у нас всё без изменений! – ответил Косарев. – Что у вас?
-Началось! Нас прощупали и теперь показывают красивый мираж, - сказал я, - огромное искусственное сооружение!
-Как самочувствие? Помощь не требуется? – проявил заботу Косарев.
-«Заря-один», все в порядке, - ответил я, - продолжаем наблюдение.
Приблизившись к объекту на сто километров мы начали облет фантастической «станции». Блеснула ещё одна вспышка. После неё изображение не изменилось. Полет продолжался. Качество иллюзии поражало. Была видна каждая деталь, каждый выступ или углубление на поверхности.
-Круто! – восхитился Горыныч. – Их бы в Голливуд пригласить, для съемок в фильмах. Какая экономия – декорации строить не надо!
Мы нарезали вокруг объекта несколько витков. Ситуация не менялась. «Обстрелов» больше не было, связь с крейсерами не прерывалась. Друзья отлично видели наш челнок на фоне черного шара. Прошло два часа.
-«Метеор-сто», от общей массы отделился объект и быстро приближается к вам! – внезапно предупредили с «Авроры».
-Вижу! – ответил я, разглядывая на «экране» гравилокатора отметку цели. Гарик стал наводить на неё одну из камер. – На что это похоже?
-Сейчас сделаем максимальное увеличение, подождите пару секунд, - ответил Косарев. – Это небольшой круглый камень!
-А вот мы видим небольшой же, но космический корабль! – порадовал Горыныч. Мы с ним внимательно следили за приближением… боевого имперского истребителя из третьей серии «Звездных войн». – Что будем делать, Серега? Смотаемся или вступим в контакт?
-Контакт, конечно же! – ответил я, – именно за этим мы сюда прибыли! А уж мирный он будет или огневой, сейчас узнаем! Что это за писк?
-Нас вызывают по радио! – доложил Горыныч, оглядев виртуальный пульт. – Вот уж не думал, что на «Метеор» поставят рацию! Как-то несовременно! Ответим?
-Давай! – сказал я, внутренне напрягшись. Наступал момент истины. Горыныч «щелкнул тумблером» включения радиостанции. На самом деле он просто сделал рукой соответствующее этому действию движение, но встроенные в перчатку сенсоры правильно поняли его желание.
-Патрульный катер вызывает неизвестное судно! – раздался в наушниках мужской голос. Говорил он по-английски, но почему-то с сильным немецким акцентом. – Неизвестное судно, отвечайте! Патрульный катер вызывает неизвестное судно! Вы находитесь в охраняемой зоне станции!
Мы с Гариком, не выдержав, расхохотались. Спектакль полностью соответствовал сценарию Лукаса. Как-то с фантазией у наших оппонентов неважно! Не могли придумать чего-нибудь пооригинальней!
-Ну, что? Поддержим игру? – продолжая смеяться, спросил я Горыныча. – Я буду капитаном Соло, а ты Чубакой!
-Чей-то я буду Чубакой! – деланно возмутился Горыныч. – Лучше я буду Люком Скайвокером!
-Ладно, ладно! Хотя на Скайвокера ты ростом не похож. Он на две головы ниже! Может быть, ты будешь его папаней – Дартом Вейдером? По габаритам соответствуешь! – как обычно, в критической ситуации нас пробило на юмор.
-Договорились! Давай, Соло, брякни им что-нибудь героическое, - сказал Горыныч, «щелкая тумблером» ответа.
-Эй, патрульный катер, вас вызывает торговое судно «Тысячелетний сокол», - заговорил я по-английски, для чего-то старательно имитируя гнусавый американский выговор.- Мы случайно залетели в вашу охраняемую зону! У нас на борту пожар, наводнение и эпидемия кариеса! Поможите чем могите!
-Вас понял, торговец, - отреагировал на мою тираду невидимый собеседник. – Выключите двигатели и приготовьтесь к досмотру. Я сейчас подойду.
-Интересно, как он собрался нас досматривать, - сказал я Горынычу. – У него, якобы, одноместный истребитель, у нас двухместный.
Между тем, атлант стремительно приближался. Теперь его отделяло от нас всего два десятка километров. Нам оставалось только гадать, каким образом этот камень перемещается в пространстве. Или каким органом своего «тела» он генерирует радиоволны.
«Имперский истребитель» пересек наш курс и завис в паре сотен метров впереди. Решив рассмотреть его повнимательней, я включил прожектор. Над нашими головами вспыхнула мощнейшая ксеноновая лампа. Яркий конус белого света упал на «истребитель». В следующее мгновение мираж исчез, и на его месте остался небольшой округлый камень, переливающийся зелёным цветом. Мы впервые видели атланта в его истинном виде так близко.
-Ё-моё! Да будет свет, да сгинет мгла! – первым отреагировал Горыныч. – Как думаешь, что это с ним?
-Похоже, что мы его ослепили! – ответил я, рассматривая искомый объект. – Давай подойдем к нему впритык. Сергей говорил, что ближе, чем на пятьдесят метров атланты к себе не подпускали, сразу телепортировались.
Самым тихим ходом мы буквально подползли к камню. Теперь нас разделяло всего десять метров. Атлант никуда не исчез.
-Спекся паренек! – прокомментировал Гарик. – Пребывает в отключке! Может, мы его в плен возьмем, пока остальные не очухались?
-Ага, а чем мы его подцепим? На «Метеоре» манипуляторов нет! – возразил я. – Надо крейсера вызывать, чего теперь таиться! «Заря-сто», имеем на руках бесчувственного атланта, но не можем его подобрать. Требуется помощь!
-«Метеор-сто», вас понял, сейчас подойдем! – ответил Косарев. Не прошло и пяти минут, как с нами поравнялись крейсера. Я быстро объяснил ребятам произошедшее и попросил подобрать атланта, рекомендовав всё время держать того под ярким светом. Из трюма «Авроры» выскочил телеуправляемый ремонтный робот и подлетел к неподвижной глыбе. Вокруг камня мягко, бережно сомкнулись клешни манипуляторов. Ещё пара секунд и робот с добычей скрылся за створками люка ангарной палубы.
Вот тут и началось! С «боевой станцией» произошла метаморфоза. Она снова превратилась в черный шар, по поверхности которого ходили гигантские волны. Атланты поняли, что их собрата постигла беда. От роя отделилось и бросилось в нашем направлении несколько тысяч камней.
Увидев такую картину, мы с Гариком тоже поспешно укрылись на крейсере. Как только «Метеор» зафиксировался в ангаре, «Аврора» и «Паллада» синхронно прыгнули на пятьдесят миллионов километров в сторону, перпендикулярную плоскости эклиптики. Заглушив двигатели, космонавты застыли в ожидании. Минуты тянулись одна за другой, но погони не было. Оторваться удалось чисто. Через полчаса нас с Горынычем, совершенно мокрых от пота (климатизаторы скафандров не помогли), отпаивали коньяком в кают-компании.
-Когда они скопом на нас бросились, я подумал – хана! – стуча зубами о горлышко бутылки, говорил Горыныч. – Блин, никогда так не пугался, даже под Москвой в сорок первом году.
-Угу! – подтвердил я. – Меня вообще чуть кондратий не обнял! Как я челноком в люк попал, сам не пойму! Руки до сих пор трясутся!
-Придурки! Никак в войнушку не наиграетесь! А каково нам было на всё это со стороны смотреть? – нервно сказала Мария, отбирая у Гарика бутылку и делая приличный глоток. Машины руки тоже ходили ходуном.
-Где наш пленник? – я поспешил перевести разговор на другую тему.
-Сейчас его убирают с ангарной в трюм, - ответил подлетевший Голосов. – Там наскоро установили несколько мощных светильников. Признаков жизни он не проявляет! Можетон сдох?
-Так пойдем, проверим! – сказал я, отстегиваясь и решительно вставая с кресла. От этого движения я моментально воспарил к потолку.
-Не терпится увидеть своё сокровище? - Бэтмен дружески схватил меня за шиворот комбинезона и толкнул в направлении коридора. – Не волнуйся он не убежит, у него ног нет! Я проверил!
В отгороженном легкими, складными переборками закутке трюма, под лучами пяти ксеноновых прожекторов лежал наш таинственный оппонент. С виду совершенно обычный камень, округлой формы, словно хорошо обкатанная галька. Внимание привлекал только густой зеленоватый оттенок. Размеры пленника составляли пятьдесят сантиметров в ширину и восемьдесят в длину.
Я осторожно приблизился к поверженному атланту и положил на него руку. На ощупь камень был теплым, градусов двадцать пять. Немного прижав ладонь к боку, я почувствовал ещё и слабую вибрацию. Внутри атланта явно присутствовала какая-то жизнь.
-Так вот ты какой, северный олень! – тихо сказал я. Нам за несколько часов удалось сделать то, что не удавалось нашим двойникам в течение многих лет
-Может быть, выключим свет, он очухается и мы сможем пообщаться? – спросил Мишка.
-Ну да, будет он с тобой болтать! – возразил Горыныч. – Как только придет в себя, сразу свалит! Юрий Алексеевич, а что поделывают его коллеги?
-Гравилокатор показывает, что диаметр роя вырос в четыре раза, - ответил Голосов. – Вокруг него кружат несколько крупных стай. Неплохой мы устроили переполох!
-Может нам ещё отпрыгнуть? – спросил я капитана «Авроры», продолжая поглаживать «мою прелесть». – Ещё на сотню миллионов километров? Как говорится: береженого бог бережет…
-А небереженого – конвой стережет! – неожиданно продолжил поговорку генерал Голосов. – Хорошо, сейчас распоряжусь. А не стоит ли нам вернуться на Землю? Отправим эту каменюку в лабораторию! Пускай наши ученые с ним разбираются!
-Юрий Алексеевич, я понимаю ваше желание убрать с борта корабля это существо, но рисковать Землей не стоит! – ответил я. – Дело в том, что эта штуковина может рванутьв любой момент. Если это случится в космосе, то кроме нас никто не погибнет. Да и потом, не хочется наводить на планету орду собратьев нашего пленника. Что им может прийти на ум, один бог знает! Мы в случае атаки отскочим, а Земля так не получится!
-Я всё понимаю, Сергей, - тихо сказал Голосов, - но у меня сердце не на месте, пока на борту эта бомба замедленного действия!
-Потерпите, капитан, - так же тихо сказал я. – Мы постараемся в ближайшее время решить эту проблему.
4ГЛАВА
-Мне кажется, я придумал, что делать! – тихо сказал я. Нервно расхаживающий по кают-компании Мишка обернулся ко мне. Прошло больше суток с момента пленения атланта, ив целях обеспечения нормальной жизнедеятельности (всех достала невесомость) на крейсерах врубили ходовые двигатели. Теперь корабли шли с однократным постоянным ускорением, параллельно плоскости эклиптики, в направлении пояса Койпера.
-Ну, говори, ученая птица! – подбодрил меня сидевший напротив Гарик.
-Так, на уровне бреда… Кому-то из нас нужно войти в отсек с атлантом, - начал я. – В этот момент надо начать последовательное, один за другим, отключение прожекторов. На каком-то этапе атлант очухается…
-И телепортируется в неизвестном направлении, - вставил Мишка, - лови потом конский топот!
-А если он очухается, но будет прибывать в полушоковом состоянии, - продолжил я, не обращая внимание на Мишкину реплику. – Возможно, что пообщаться он с нами сможет, асбежать – нет!
-Вот уж действительно – идея на уровне бреда! - язвительно сказал Мишка. – Но попробовать стоит! Другие мысли в голову не идут. А если этот свинтит, потом другого поймаем! Может быть…
Через час всё было готово к проведению эксперимента. Светильники подключили через реостат, в дополнение к двум голокамерам добавили сканер, снятый с десантного скафандра. Он должен был показывать реальную картинку. Обняв жену и пожав руки друзьям, я решительно шагнул в отсек. Свет стал постепенно гаснуть и через несколько секунд я заметил, что стены замерцали и стали менять цвет и фактуру..
Ощущения у меня были двоякие. С одной стороны я прекрасно знал, что нахожусь на борту космического крейсера, а с другой, все органы чувств сообщали о том, что вокруг меня апартаменты роскошного дворца. Архитектура и интерьер помещений были совершенно непривычными. По стилю всё это напоминало позднеримскую эпоху. И представший передо мной человек вполне соответствовал своему окружению.
Был он высок, строен, широкоплеч. Длинные темно-русые волосы, карие глаза, правильные черты лица. Одежда незнакомца состояла из темно-синей, с красной каймой шелковой тоги. Атлет элегантно полулежал на широкой кушетке с низкой спинкой. Перед ним на столике стояло большое золотое блюдо с гигантскими, прямо-таки чернобыльскими яблоками, ядовито-желтого цвета и хрустальный кувшин с чем-то темно-красным (вином? соком?).



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.