read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Никитой-младшим прошлом, Инга тоже любила ходить в длинных футболках. Его
футболках. Это теперь она носит глухие платья под ворот, снять которые можно
разве что вместе с кожей... А когда-то... Когда-то в их спальне тоже
пахло...
Нет, у них все было не так, совсем не так. Любовь, вот что это было.
Здесь же любовью и не пахло. Во всяком случае той, в ласковых недрах
которых рождаются Никиты-младшие...
Кофе и впрямь оказался отменным. Пока Никита пил его - маленькими
глотками, смакуя и обжигаясь, Мариночка не спускала с него глаз. А потом
произошло и вовсе неожиданное: она присела перед Никитой на корточки,
по-хозяйски положила руки на колени и посмотрела на него снизу вверх.
- Хо-орошенький, - нараспев произнесла она. - Твоя жена дура. Или сука.
Хотя одно не исключает другого. Кофе сразу же загорчил и застрял в глотке:
выходит, Мариночка пронюхала об истории его взаимоотношений с Ингой. Не
иначе, как Корабельникоff сам рассказал ей об этом, - в жаркой полуночной
койке, способной развязать любые языки.
- Ты встретил не ту женщину, дорогой мой! Вот, если бы ты встретил
меня...
Нет, она вовсе не соблазняла его, хотя любое слово, слетевшее с ее уст,
можно было бы рассматривать как соблазнение, как искушение, - любое слово,
любой жест, любую, ничего не значащую фразу. Почему он раньше не замечал
этого? Или Мариночке вовсе не хотелось, чтобы он замечал? Н-да, Ока
Алексеевич, ты еще наплачешься со своей маленькой женушкой...
- Будем считать, что я тебя встретил...
Черт, неужели это произнес он? Изменившимся щетинистым голосом
похотливого самца? Латинского любовника, по выражению Нонны Багратионовны,
будь она неладна... Внутренне ужасаясь, Никита скосил глаз на собственный
пах, в котором наблюдалось теперь едва заметное шевеление. А ведь Мариночка
не сделала ничего такого, чтобы спровоцировать этот процесс - столь же
приятный, сколь и неконтролируемый.
А если бы сделала?
Черт, черт, черт... Сколько он не спал с женщинами? Вернее, сколько он не
спал со своей собственной женой? С тех самых пор, как погиб
Никита-младший... Нельзя сказать, что у него не возникало желания, -
возникало... Робко маячило на горизонте, выглядывало из-за угла, и тут же
стыдливо уходило. Да, именно так. Оно выглядело порочным, недостойным - как
обворовывание склепа, как танцы на могиле. И вот теперь - пожалуйста...
- Ну как кофе? - спросила Мариночка.
- Очень... Хороший...
Кровь отхлынула от Никитиных висков и через секунду переместилась в пах,
вместе со всем остальным - печенью, селезенкой и сердцем. И дряблым умишком
горного архара, чего уж тут скрывать. Не-ет... Нужно делать отсюда ноги. И
немедленно...
- Я старалась. Тебе правда понравилось? - спросила Мариночка голосом,
каким обычно спрашивают: "Тебе понравилось, как я сделала тебе минет"?
- Да, - сказал Никита голосом, каким обычно говорят: "Сделай это еще раз,
дорогая".
- Я рада, - ее руки, до этого легкие и невесомые, отяжелели. - Ты даже
представить себе не можешь, как я рада.
Впрочем, и сам Никита отяжелел. Он готов был пойти ко дну, ничего другого
не оставалось: Инга целый год держала его на голодном пайке, - его,
здорового мужика тридцати трех лет... Похоронила заживо, вырыла еще одну
могилу - рядом с могилой Никиты-младшего... Как будто только у них погиб
ребенок, сын... Как будто это не случается сплошь и рядом... Инга - сволочь,
инквизиторша, давно пора ее бросить... Хорошая мысль - бросить... Инга
сволочь, фригидная дрянь, монашка без четок и креста, а он, дурак, до сих
пор не нашел себе женщину... А мог бы, мог... Ну и черт с ним, с нее и
начну, с Мариночки... Пересплю с этой сытенькой сучкой, от нее не убудет...
Плевать, что она сучка... Плевать, что она - жена патрона, он сам виноват,
старый хрыч... Женился на молоденькой... А впрочем, это его дела... Это их
дела... Так что, плевать, плевать, плевать...
Неизвестно, что произошло бы через пять минут, если бы не Эка.
Вернее, если бы не взгляд Эки. Никита почувствовал его спиной - холодный,
полный равнодушия и расчетливости взгляд наемного убийцы. Хотя... Не таким
уж равнодушным он был. И не таким холодным, судя по тому, как по взмокшему
Никитиному позвоночнику застучали капли пота. В любом случае, наваждение
прошло. И Никита перевел дух. И осторожно снял с коленей Мариночкины руки.
- Ну-у... Что еще не слава богу, дорогой мой? - надула губы Мариночка.
- Мне пора...
- Испугался? - черт, она безошибочно просчитала траекторию и уперлась
глазами в застывшую глыбу антрацита. - Если хочешь, она уйдет... Эка!...
В этой последней ее реплике было что-то вызывающее, какой-то скрытый,
недоступный Никите смысл, и он сразу же почувствовал себя фигурой на чужой
шахматной доске, эпизодом в чужой партии.
- Лучше уж я уйду, - сказал Никита. Мариночка расхохоталась, и партия
перешла в эндшпиль.
- А что так? - повела плечами она. И аккуратно сняла руки с Никитиных
колен. А потом снисходительно похлопала его по щеке.
Щеку что-то кольнуло, и, спустя секунду, Никита сообразил, что это
кольцо, болтавшееся на безымянном пальце. Дешевое колечко со стекляшкой
вместо камня. Ни в какое сравнение не идущее с платиновым колье, которое
было подарено на свадьбу влюбленным пингвином Корабельникоffым. Польское
серебро с дутой пробой, какого навалом в любом сельпо с захватывающим дух
ассортиментом: яблоки, селедка и такое вот серебро... А ведь оно было на
Мариночке еще тогда, когда Никита впервые увидел ее в "Amazonian Blue". И на
свадьбе тоже присутствовало. Черт знает что, даже на романтическое
воспоминание не тянет, слишком уж непрезентабельно... Ни, один влюбленный не
подарит такую дешевку...
- Значит, уходишь?
- Пора. Хозяин ждет, - соврал Никита.
- Ну-ну, передавай ему привет.
- Обязательно...
Ни обиды, ни сожаления. Отказавшись от столь заманчивого предложения,
Никита сразу же перестал представлять для Мариночки интерес.
...Он даже не помнил, как оказался на улице. Пыльный шелест разомлевшей
на солнце листвы показался ему освежающим гулом прибоя, да и асфальт вовсе
не плавился под ногами: после удушающе-страстной мышеловки, которую он
только что покинул, даже Сахара выглядит раем земным.
Раем, адом...
Что-то странное происходило в доме, что-то странное... И это "странное"
напрямую было связано с искусительницей Мариночкой. Нет, это было бы слишком
просто... Искусительницы вьют гнезда в сердце и в паху, но им и в голову не
придет влезать в чужие головы и устраивать там генеральную уборку, попутно
выкидывая дорогих людей - как никому не нужные, старые вещи.
Никита тотчас же попытался забыть - и о доме, и о Мариночке, но стоило
ему только вставить ключ в замок зажигания и повернуть его, как казалось бы
навсегда забытые строчки считалочки всплыли сами собой:
...Ибо тот, кто в рот
Камень сей берет,
Редкий дар имеет:
Ворожить умеет...
Камень... Стекляшка в дешевом серебре на безымянном пальце. Надо же,
дерьмо какое!... Нет, никогда... Никогда больше он не переступит порог этого
дома!...

***
...Клятва была нарушена в сентябре.
Двенадцатого, если быть совсем уж точным. В день рождения Инги. Это был
второй день рождения Инги без Никиты-младшего. И Никита совершенно забыл о
нем. Потом он даже не мог объяснить себе, как это могло произойти. Обычно
они праздновали его только втроем - Инга, Никита и Никита-младший. Странная
традиция, прижившаяся в их доме вместе с рождением сына, связана с поездкой
в маленький форт у Кронштадта. До форта они обычно добирались на стареньком
катере Левитаса. Митенька салютовал святому семейству выстрелом пробки из
бутылки шампанского и почтительно убирался из дня рождения. До самого
вечера.
До самого вечера - только они и островок, выложенный красным
потрескавшимся кирпичом. И Залив.
Ровно пять лет.
В куртках или в рубашках с коротким рукавом, в зависимости от погоды; с
шашлыками, фотоаппаратом, с дурацкими воздушными шарами, с дурацкими
колпаками, с дурацкими свистульками, с дурацкими играми, дурацкими
счастливым смехом; с дурацкими свечками в дурацком покупном торте - их
всегда было ровно четырнадцать: всего лишь повод, чтобы притянуть к себе
Ингу и выдохнуть в мягкие волосы: "Ты у меня совсем девчонка, совсем... Ты
всегда будешь девчонкой, сколько бы лет ни прошло..."
После смерти Никиты-младшего изменилось все. Никто больше не вспоминал о
форте и о четырнадцати свечах, воткнутых в покупной торт. Скорее всего, и
сам форт перестал существовать, ушел под воду, как ушел под воду их сын...
Но Никита помнил, помнил - красные кирпичи, сине-зеленая вода и ощущение
счастья.
Он помнил, весь год помнил, а потом забыл.
Тем более что вычеркнутый из календаря день рождения Инги заслонил день
рождения Мариночки. Он тоже пришелся на двенадцатое, кто бы мог подумать.
Никаких легкомысленных свистулек не предполагалось, все было монументально,
Даже к десятилетнему юбилею компании так не готовились. Если так и дальше
пойдет, то вконец очумевший Корабельникоff вполне может объявить двенадцатое



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.