read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Бог мой, какое вранье! Юра, наверное, думает, что все Корфы уже
покойники. ан нет, я еще жива, скриплю потихоньку и такого рассказать
могу.
Фрейлина! Да его отец, Анатолий, служил в дворниках, как сейчас
помню...
- Амалия Густавовна можно к вам приехать?
- Отчего нет, душенька?
- Но уже поздно.
- Э, милая, бессонница замучила, никакие лекарства мне не помогают,
так что приезжайте.
- Говорите адрес.
- Так на одном месте всю жизнь живу.
- Но я-то у вас не бывала.
- И то верно, - опять по-девичьи звонко рассмеялась бабуся, - пишите,
сделайте милость. Поливанов переулок, дом 8, квартира 3. Когда-то весь
дом был наш, но случилось горе, революция эта...
- Уже еду.
- Милая, яичко прихватите, мы с вами поменяемся. Я выскочила в холл и
налетела на Зайку, которая несла миску с молоком. Белый фонтанчик
взметнулся вверх и осел на блузку Ольги.
- Куда ты так несешься? - разозлилась девушка.
- А ты зачем с миской молока по дому бродишь?
- Хочу Юню покормить. Она сидит под стулом и сопит.
Я направилась к двери.
- Куда на ночь глядя? - проявила бдительность Зайка.
Я растерялась. Правду говорить не хочется, что соврать, не знаю.
- Машину в гараж решила загнать. Ольга не выказала никакого удивления
и, присев на корточки, засюсюкала:
- Юнечка, выползи, на. Это вкусно, пей!
Поливанов переулок прячется в районе Старого Арбата. Остались еще там
дома, возведенные в XIX веке. Амалия Густавовна и жила в одном из таких
строений. Подъезд поражал великолепием. Я ожидала увидеть обшарпанные
стены и скопище табличек с фамилиями жильцов, но коммуналки, очевидно,
расселили, и в квартиры въехали богатые люди, потому что холл потрясал.
Пол был выложен нежно-зеленой плиткой, с ним гармонировал сочно-зеленый
цвет стен. На мраморных ступенях широкой, отмытой добела лестницы,
лежала красная ковровая дорожка, которую придерживали начищенные
латунные прутья. В вестибюле у подножия лестницы стояли огромные
напольные вазы, из них торчали букеты искусственных цветов.
- Вы к кому? - раздался голос.
Я невольно вздрогнула, повернула голову и заметила в углу, почти под
лестницей, парня в черной форме, сидящего за письменным столом.
- В третью квартиру.
- К хозяйке, значит, - улыбнулся секьюрити, - второй этаж.
- Почему к хозяйке? - удивилась я. Охранник хмыкнул:
- Так ей раньше, еще при царе, весь дом принадлежал. Она об этом
всегда рассказывает. Бойкая такая бабуся, не подумаешь, что ей девяносто
лет. Больше семидесяти не дать.
Я поднялась по роскошной лестнице на второй этаж. По мне, так, что
семьдесят, что девяносто, - это уже глубокая старость. Вот двадцать и
сорок - это существенная разница, а стукнуло тебе восемьдесят или сто,
разобраться уже невозможно.
На втором этаже было три двери, все обитые розовой лакированной
кожей.
Я ткнула пальцем в кнопку звонка и услышала слабое "бом, бом".
Залязгали запоры, и на лестничную клетку высунулась крохотная старушка,
похожая на белую мышку.
- Вы Даша?
Я кивнула и вошла в темноватую прихожую, где сильно пахло пылью.
- Раздевайтесь, - радостно предложила бабуся, - сейчас чаю попьем, а
еще лучше кофе со сливками. Не возражаете?
- Какая у вас дверь красивая! Розовая...
- Отвратительная, - рассердилась Амалия Густавовна, - прежняя была
намного лучше. Из цельного мореного дуба, я ее с трудом открывала, и
замки стояли от "Фаина". В 1916 году врезали, а они как новенькие. Вы
слышали о "Фаине"?
- Нет.
- Да, действительно, откуда, молода слишком. А эту дверь мне купили
соседи. Они богатые люди и хотели, чтобы лестница выглядела прилично.
По-моему, сейчас она стала кошмарной, но им нравится. Простонародье
обожает блеск и цыганщину.
Продолжая тарахтеть, она пошла в кухню.
- Принесли яичко? - с детской непосредственностью поинтересовалась
бабуся, сев за круглый стол.
- Амалия Густавовна, я его не брала.
- Ах, какая жалость, - запричитала старушка, - так сначала
обрадовалась, так понадеялась. Вы мне яйцо, а я вам сервизик. Смотрите,
какой замечательный, может, передумаете?
- Откуда вы про меня узнали и что это за история с яйцом, дворником и
кражей?
В лице Амалии Густавовны мелькнуло нечто похожее на злорадство, и она
принялась обстоятельно рассказывать о делах давно минувших дней.
Родилась Амалия в этом самом доме в 1907 году. Ее отцу Густаву фон
Корфу принадлежало все здание. Потом случилась Октябрьская революция...
Как это вам ни покажется странным, но Густава, его жену Марту и дочь
Амалию репрессии не коснулись. То ли о них забыли, то ли посчитали
безобидными, бог знает, отчего так вышло, только жили они по-прежнему на
Арбате. Правда, от всего дома им оставили лишь одну квартиру, но
других-то дворян вообще отправили на лесоповал. Фон Корфы не только
остались живы, но им удалось припрятать многое из семейных ценностей -
картины, иконы, посуду, кое-какие украшения. На улице они старались
ничем не выделяться среди прохожих. Густав носил картуз и не слишком
ладный костюм, Марта имела скромное пальто без остромодной тогда
чернобурки, а Амалия, сначала пионерка, потом комсомолка, надевала
полосатые футболочки и начищала зубным порошком парусиновые тапочки.
Домой девочка никого из друзей не звала.
- Папа очень болен, - объясняла она одноклассникам, - он шума не
выносит.
То же самое говорила коллегам Марта, работавшая скромным
библиотекарем.
- Муж, к сожалению, из-за болезни стал нелюдимым, все его раздражают.
Короче говоря, в их квартире никто из посторонних не бывал. Но Густав
был абсолютно здоров. Фон Корфы просто не хотели, чтобы любопытные глаза
ощупывали мебель, картины и иконы. Но самым ценным в их доме было яйцо
работы Фаберже. Густав подарил его Марте в 1907 году на Пасху,
специально заказал мастеру, заплатив немалые деньги. Через десять лет
случилась маленькая неприятность - один из изумрудиков, украшавших
верхушку, потерялся, и Густав снова обратился в ту же мастерскую. Уже
грянула революция, ювелиры сворачивали дело, нужного изумруда у них не
оказалось, и на пустое место вставили сапфир.
Так яйцо и осталось с "отметиной". Марта очень дорожила подарком и
считала его семейным талисманом.
- Видишь, какое оно красивое, - показывала она раритет маленькой
дочери. - Вырастешь, береги его, помни: пока яичко с тобой, все беды
отлетят.
Так Амалия и выросла, сохранив наивную детскую уверенность в
волшебную силу безделушки.
Густав скончался в 1941 году. Марта пережила его на десять лет.
Амалия осталась одна.

Глава 7
Жить ей стало тоскливо. Друзей не завела, сказалась привычка никого
не звать к себе в дом. Семейная жизнь тоже не сложилась. Лучшие годы
пришлись на войну, потом ухаживала за тяжело больной матерью. Похоронив
Марту, Амалия поняла, что куковать ей теперь в одиночестве до конца
дней. Хотя о какой старости могла тогда идти речь? Женщине только
исполнилось сорок четыре года.
По ночам она иногда плакала в подушку, пытаясь задушить рыдания.
Зачем всегда слушалась маму? Марта запрещала дочери встречаться с
кавалерами, презрительно роняя:
- Они не нашего круга.
Но где же ей было искать тот круг? Осколки благородных фамилий
тщательно скрывали свои знатные корни. Это после перестройки многие
мигом стали князьями, графами и баронами, а долгое время все они писали
в анкетах, в графе "происхождение": из рабочих. Да и Корфы, кстати, тоже
сообщали о себе, что они - "служащие". Если кто начинал удивляться их
редкой фамилии, Марта быстро поясняла:
- Мой муж был подкидышем, на улице нашли. Воспитал его дворник, немец
по происхождению, отсюда и пошла эта фамилия.
Когда началась война, эта версия претерпела некоторые изменения.
- Мой супруг, - сообщала Марта, - был сиротой, воспитан дворником,
который подобрал на улице младенца. Добрый человек носил фамилию
Корфоленяновешский, он был поляком. Но попробуйте выговорить такое!
Поэтому фамилию и сократили до первых четырех букв, и он стал Корфом.
Но подобные ситуации, когда нужно было что-то объяснять, возникали
редко - друзей у семьи не было. А у Амалии с детства сложилось мнение:
дворник - это хороший человек. Девочке лет до двадцати не сообщали
правду о ее происхождении. Только в 1927 году мать показала ей документы
и велела строго-настрого хранить тайну. Но уверенность в том, что все



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.