read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сыграть самим: быть может, у нас каре. - Он подмигнул мне и Тольке. - Ну
как, Борис, сто и еще сто? Во-первых, ни в какую чужую планету не верю. Мы
в космосе еще на полпути к Луне, а тут другая галактика. С какой же
скоростью мы перенеслись? Без аппаратов. В безвоздушном пространстве. Со
скоростью света? Чушь. Алиса в Стране чудес. Так я эти чудеса уже видел,
знаю, как они делаются. Моделируется опять чья-нибудь жизнь, может быть,
страницы научной фантастики, а нас суют в них, как орехи в мороженое. Ну и
что? Растает мороженое - таяло уже сто раз, помню, - и очутимся мы опять в
коттедже у Юры допивать скотч с пивом. Ну, как каре?
- "Каре"! - передразнил я. - Стрит паршивый, не больше. Мы здесь уже
второй день сидим, а возвращением что-то не пахнет. Не тает мороженое.
Твоя очередь, Толька.
Дьячук задумчиво загнул два пальца.
- Время чужое, раз. У нас вечер, здесь - день. Небо чужое, два. Даже
Млечного Пути нет. Как мы здесь очутились, не знаю. Другая ли это
галактика, тоже не знаю. Но это другая планета - не Земля. И другая
реальность - не земная. Но реальность. И она не растает.
- А я не верю! Почему реальность? Вдруг только видимость? - не сдавался
Мартин. - В Сен-Дизье время тоже было чужое, и небо чужое, и люди моложе
на четверть века. Откуда все это возникло? Из красного тумана. И где
исчезло? В красном тумане.
- Не блефуй, - сказал я. - Красного тумана здесь нет и не было. А игры
у Тольки тоже нет. Пас, Толенька?
- Пас.
- А я сыграю. Все объяснимо, когда Борис объясняет, - повторил я слова
Мартина. - Тогда откроем карты, Боря. Посмотрим, какой у тебя флеш ройяль.
Я уже не говорю о коньячной этикетке, происхождение которой и для тебя
загадочно. Объясни-ка мне еще пяток загадок. Или десяток. Например, от
кого получают "дикие" огнестрельное оружие и для чего они его получают?
- Пас, - засмеялся Зернов.
- Почему пригодятся Запомнившие и кому они пригодятся?
- Пас, - повторил Зернов.
- Почему "быки", едва ли страдающие отсутствием аппетита, не будут есть
птицу, жаренную на вертеле?
- Пас.
- Почему при современном техническом уровне поезда в Майн-Сити ведут
паровозы, а не тепловозы?
- Тоже пас.
- Значит, не флеш ройяль, Борис Аркадьевич?
- Нет, конечно. Многое здесь я никак объяснить не могу. Лично я думаю,
что с нами хотят проконсультировать опыт, который, возможно, и не удался.
Ведь даже суперцивилизация не сможет создать достаточно совершенную модель
жизни, в которой ей самой не все очень ясно. Как в старой сказке: пойди
туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. А что ты скажешь, мой
уважаемый оппонент?
- Пас, - сказал я.
Не знаю, как всем, но мне стало чуточку страшно.



9. ПЕРВЫЕ КАДРЫ НАЧАЛА
Завтрак был сервирован по-европейски: поджаренные ломтики хлеба,
холодное мясо, яйца всмятку, несколько сортов сыра - я узнал честер и
камамбер - и кофе со сливками. Открытую веранду с трех сторон затемняли
лапчатые листья клена, а четвертая была открыта солнцу, но не раннему, а
уже достаточно сильному и высокому, какое у нас бывает не в шесть, а в
десять утра. Пахло летним цветущим лугом - именно полевыми, а не садовыми
цветами, и, ей-богу, трудно было даже представить себе, что ты не на
Земле, не в гостях на даче где-нибудь у коллег Осовца под Звенигородом.
За столом прислуживала женщина лет сорока, скорее англичанка, чем
француженка, по внешнему виду и, казалось, отлитая по тому же стереотипу,
как и все Стилы, - такая же высокая и крепкая, только с более строгим,
даже суровым выражением лица. Она не улыбнулась, когда хозяин представил
ее ласково, но лаконично: "Элизабет, сестра", - и тотчас же ушла, как
только была поставлена на стол последняя чашка. На мой вопрос, почему она
не осталась с нами, Стил вежливо пояснил:
- Лиззи - существо молчаливое и застенчивое. После смерти жены она
воспитала мне мальчиков, но так и не привыкла к мужскому обществу. А
разговор у нас будет чисто мужской, серьезный и трудный. Из того, что
рассказали мне дети, я, честно говоря, мало что понял. Пожалуй, самое
важное: вы нуждаетесь в помощи, а мы никогда никому в ней не отказываем.
- Спасибо, - сказал Зернов, - но в основе всякой дружеской помощи -
доверие, доверие и еще раз доверие. Мы доверяем вам наши жизни и наши
судьбы. Мы одиноки, безоружны и беспомощны в этом мире, о котором ничего
не знаем, кроме того, что видели и пережили в лесу. Мы говорим на одном
языке, но мы люди разных миров, и чтобы понять друг друга, хотя бы даже
объяснить вам, почему произошла эта встреча, мы хотели бы услышать ваш
рассказ о вашем мире - о Городе и его людях, о вас и о вашей жизни. Только
тогда вам станут понятны и наш ответный рассказ, и мы сами, и наше
стремление не только получить помощь, но и предложить вам свою, если она
понадобится.
У Зернова была двоякая манера вести разговор: или он насмешничал,
иронизируя порой зло и тонко, или речь его вдруг приобретала оттенок
лекторского пафоса, словно, говоря, он опирался на кафедру. В трудных
случаях нашей жизни, когда разум отказывался объяснить случившееся, эта
слабость Зернова становилась его силой - она укрепляла наши смятенные
души. Но сейчас, как мне показалось, он скорее насторожил Стила, чем
расположил его к нам. Джемс и Люк жевали, не подымая глаз от тарелок, а
Стил, наоборот, долго и пристально разглядывал всех нас по очереди, но
молчал. Тогда я, вспомнив свой ночной разговор с маскарадным полицейским,
решил вмешаться.
- Большинство из вас не помнит того, что предшествовало Началу, -
рубанул я напрямик нечто вполне понятное Стилу, - а если кто что и помнит,
то, даже собрав все это запомнившееся, нельзя представить себе мира, каким
он был. Предположите парадокс: мы помним все, что было, абсолютно все, и
ничего не знаем о том, что есть, абсолютно ничего. Вот вы и расскажете нам
о том, что произошло с вами девять лет назад, как вы жили эти годы, чего
добились и что утратили. Вам понятно?
Мне было понятно. Стилу тоже. Теперь он уже не раздумывал.
- Значит, вы не пережили космической катастрофы? - спросил он.
Как ответить?
- Нет, - сказал Зернов.
- Мы даже не знаем о ней, - прибавил я.
- Мы тоже не знаем, и никто не знает, потому что в мире, казалось,
ничего не случилось. Не было ни кометы, ни землетрясения, ни звездопада.
Но что-то произошло - невидимое, неощутимое, но изменившее если не мир, то
нас.
- Когда? - спросил Зернов.
- Больше девяти лет назад. Почти десять. Вы уже, вероятно, слышали.
Однажды утром, обыкновенным летним утром в будни, когда надо было идти на
работу. В открытое окно доносился утренний гомон улицы, автомобильные
гудки, громыхание моторов. Все как обычно, только часы стояли - все часы в
доме, как я узнал после. Я хотел узнать время по телефону, но телефон не
работал. И это меня не встревожило - бывает. Встал, оделся; Лиззи, как
всегда, приготовила завтрак, а я проверил содержимое портфеля, в котором,
помнится, были какие-то рукописи: я заведовал рубрикой "Новости дня" в
популярном еженедельнике "Экспресс" и часто брал на дом какие-нибудь
заметки и письма. Но портфель был пуст, и это уже встревожило. Самое
странное - я не помнил ни заметок, ни писем, какие, я был уверен, положил
в портфель, но еще более странным оказалось то, что я не нашел их и в
редакции. Мало того, в моем редакционном кабинете - ни в сейфе, ни в столе
- не оказалось вообще никаких бумаг. В довершение всего я не помнил ни
одного задания, какие обычно давал по утрам репортерам. Их было трое:
Мотт, Рейни и Дарк, славные парни и старые друзья. Все они сидели в
соседней комнате возле моей секретарши Шанель странно молчаливые, словно
чем-то пришибленные: я не услышал ни смеха, ни шуток, ни даже "доброго
утра, Дэви".
"Что случилось? - спросил я. - Умер кто-нибудь или кассир с деньгами
сбежал?"
"Хуже, - сказал Мотт, - мы ничего не помним. Какое сегодня число,
старик?"
Я открыл и закрыл рот: я тоже не помнил.
"А месяц?"
Я не помнил и месяца и - о ужас! - года.
"Сошел с ума", - сказал я, чтобы что-нибудь сказать.
"А ты не шути, шеф. Что ты помнишь из последнего номера - он три дня
как вышел? Какую сенсацию? Какое фото? Хотя бы обложку помнишь?"
Я, который мог перечислить все шлягеры любого номера, ничего не помнил.
Ни прошлого, ни позапрошлого, ни прошлогоднего - ровным счетом ничего.
Даже обложек.
"Дайте номер, Шанель", - потребовал я.
Мотт хохотнул, а Шанель испуганно и жалобно - у нее даже слезы блеснули
- ответила, как на суде:
"В редакции нет ни одного экземпляра, шеф. Ни за этот, ни за прошлые
месяцы".
"А в справочной библиотеке?"
"В справочной библиотеке пустые полки, шеф. Все исчезло за одну ночь. Я
уже звонила в полицию, но телефоны выключены".
"Позвоните из автомата".



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.