read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



мое тело, а дух мой перейдет в потомка, чтобы продолжить цепь жизни. Я был
человеком среди людей, и Заповеди, которые я дал Моше и его народу, были
Заповедями и для меня. Я знал, как трудно исполнять их. И как нужно, чтобы
они были исполнены.
Моше Рабейну - Моисей - спускался с горы Синай к своему народу.

Мы смотрели друг другу в глаза. Мы были совсем одни. И Лине уже не
было страшно. Я спросил:
- День восьмой продолжается. Ты хочешь видеть?
Она кивнула.
Отсчет времени шел, и сила моя росла. Нет, она была еще ничтожна, я
оставался, в сущности, тем же Станиславом Корецким, но уже мог кое-что,
чего не умел еще час или даже минуту назад. Не сделать нечто (на это сил
не хватило), но - увидеть и понять.
День восьмой продолжался. В подмосковном городе Можайске пылали
пожары. Началось с того, что исчез - по грехам его - сторож
продовольственного склада. Дружок, распивавший с ним в закутке
традиционную бутыль, решил воспользоваться ситуацией и начал выносить
дефицитнейшие банки с зеленым горошком. Он исчез - по грехам своим, -
когда его уже засекли горожане, и это, возможно, спасло бедолагу от
худшего конца. Но склад это не спасло; в суматохе и темноте (кто-то
перерезал проводку) загорелись от искры картонные коробки из-под
апельсинов (заморских фруктов, не появлявшихся в магазинах не то
четвертый, не то пятый год). Тушить не стали - не до того было. Потом,
когда все сгорело, недосчитались нескольких человек, и никто не мог
понять, что с ними случилось: исчезли как многие другие или погибли, когда
рухнули перекрытия.
А в индусском селении на юге Кашмира (я видел все, что происходило на
планете, но не все допускал в мозг, не все охватывал сознанием) первой
исчезла - по грехам ее - женщина, стиравшая на реке белье, и это было
сочтено началом Суда Кришны. Когда час спустя исчез молодой Радж Гупта,
избивавший свою жену по всякому поводу и без него, старейшины, понимая
свою ответственность глашатаев судьбы, выбрали следующую жертву Бога -
богатого Джамну, нажившего состояние с помощью нечестных махинаций. И
оказались правы, и день этот продолжался при полном, так сказать,
понимании момента. Все селение собралось у храма, сидели, ждали, и когда
жертва, назначенная старейшинами, покидала Мир, люди согласно кивали
головами - так, верно судит Бог, верно...
А в Кении шел бой между повстанцами и правительственными войсками.
Когда исчез - по грехам его - главнокомандующий, солдат охватила паника,
чем повстанцы не замедлили воспользоваться. Сражение было проиграно
вчистую, и министр обороны принял самоубийственное решение о применении
химических боеприпасов. Я попытался спасти хотя бы жителей близлежащих
селений, чей час еще не настал, это были люди, близкие к природе,
грешившие, быть может, чуть меньше прочих. И я действительно спас их, с
удовольствием ощущая растущую во мне силу, отогнал газы в глубокие овраги,
где не водилось никакой живности, кроме змей. Но больше половины
повстанческой армии, совершенно не готовой к газовой атаке, погибло на
месте.
Я отвернул глаза Лины от этой трагедии и показал ей поселок
неподалеку от Смоленска. Узкие кривые улочки на окраине и широкий проспект
в центре. Недавно он носил имя Ленина, но дело Ильича стало очень уж
непопулярно, и проспект переименовали, дав ему изящное название -
Старославянский. Все шло, как я и думал - Весы судьбы не ошибались. Первым
здесь исчез - по грехам его - некий Власов, арестованный по подозрению в
том, что именно он на протяжении последнего года убил молодых девушек в
количестве, как он выразился на допросе, восьми штук. Особь, измерявшая
девушек штуками, не должна была жить, и она исчезла из камеры
предварительного заключения, вызвав переполох в райотделе. Переполох
перешел в панику, когда час спустя во время оперативного совещания исчез -
по грехам его - начальник отдела майор Кузнецов. Вот ирония судьбы -
прегрешения Кузнецова были ненамного меньше власовских. Не взятки, конечно
- это тьфу. А не хотите ли участие в ограблении кооперативного кафе?
Кузнецов разработал план, нанятые профессионалы с блеском исполнили, а
потом майор навесил это дело в число нераскрытых - одним больше, одним
меньше...
Когда майор исчез, сотрудники разбежались по домам - защищать семьи
табельным оружием от неизвестного безжалостного и невидимого врага.
Чуть позже десятка два мужчин с ломами и железными прутьями начали
штурмовать запертое помещение райотдела - народ желал обзавестись хотя бы
пистолетами, чтобы обороняться от нечистой силы. Массивная дверь не
поддавалась, и осаждающие начали переговоры.
- Слышь, начальник, - закричал рослый детина, на котором, несмотря на
прохладную погоду, были только майка да широкие брюки, - слышь, открой,
никто вас не тронет, те же вишь, что делается, нечистая, едрит твою, ну
человек ты или дерьмо? Баба есть у тебя или нет, хрен ты ненужный?
Открывай, сволочь!
Сволочь не открывала, из помещения не доносилось ни звука - там
никого не было.
В сотне метров от райотдела в квартире на первом этаже
забаррикадировалась семья: муж, тщедушный на вид инженер, смотрел в окно,
стараясь быть незамеченным, а жена сидела на диване у дальней стены,
прижав к груди семимесячного ребенка. Она не боялась, женским чутьем
понимала, что кара настигает грешников, а грехов за собой она не знала.
Муж этого не понимал и страдал от полной своей неспособности что бы то ни
было понять. Догадывался только, что баррикады не спасут от этого
страшного полтергейста - его приятель, человек большой силы, но гад, каких
мало, исчез из закрытой квартиры еще два часа назад.
Объяснения этому не было. И потому возник ужас, которым невозможно
управлять. В поселке была небольшая церковка, до начала перестройки ее
использовали для складирования никуда не годной продукции местной
текстильной фабрики. В восемьдесят седьмом помещение вернули церкви,
списав все содержимое, и на пожертвования прихожан - не столь уж и щедрые
- произвели кое-какой ремонт. Сегодня церковь была переполнена, люди
толпились на паперти, вслушиваясь в гулкий бас священника, призывавшего
каяться и не грешить более.
А люди исчезали - по грехам их. В толпе неожиданно возникала пустота,
кто-то, опиравшийся на кого-то, чувствовал, что поддержка пропала, и
вскрикивал, и люди подхватывали крик, и сдвигались еще теснее, и голос
священника вздрагивал, но служба продолжалась, пока вдруг не упала тишина,
и прихожане увидели, что нет больше никого на амвоне, подались назад, и
возопили, и бросились вон, потому что ясно стало, что никакого спасения от
Бога ждать не приходится, но в дверях поместиться враз могли не более
четырех человек, сзади давили, и упасть было невозможно, а можно было
только умереть стоя. Что и случилось со многими, чья очередь - по грехам
их - еще не настала.
Это был мой храм, и люди приходили сюда, чтобы найти спасение или
утешение, и я ничем не помог им. Я мог, я чувствовал, что могу, понимал,
что уже могу, знал, что сила моя растет, но я не сделал ничего, я только
хотел, чтобы Лина не видела этого, я пытался отвернуть глаза ее, но она
глядела широко раскрытыми глазами души и не проклинала меня только потому,
что еще не до конца верила. Происходившее было для нее новым видом
стихийного бедствия, а стихия всегда уносит и невинных - чаще именно
невинных.
- Ты можешь сделать что-нибудь? - сказала она с тихим отчаянием. -
Что же ты опять ничего не делаешь?
Я покачал головой, и мы вернулись в мою московскую квартиру.
- А я? - спросила Лина. - Я тоже исчезну? И ты? Ты - человек?
- Мы будем, Лина. В сути нашей.
- И мама? И Ирка? - голос ее почти не был слышен. Она только сейчас
поняла, что дорога к Истоку пройдет и через всех наших близких, и их не
станет в одночасье.
- Ты ненавидишь людей... Нет, я не то говорю... Я знаю тебя, ты не...
Но ведь в Библии сказано, что никогда, никогда Господь не станет убивать
своих созданий!
В Библии много чего было сказано. Как до того - в Торе. Я не диктовал
Моше Книгу от корки до корки, почти вся она - плод мучительных раздумий
человека о жизни. И то, что Бог не уничтожит созданного, - придумано
людьми, понимавшими: может ведь придти и такой час.
Я погладил Лину по голове, погрузил пальцы в светло-каштановый вал
прибоя, и она отстранилась, но я успокоил ее мыслью, и ей стало тепло, и я
опять повел ее по лабиринту моей памяти, чтобы она увидела человечество -
вереницу людей, идущую из древности в будущее по дороге, которая, как
оказалось, никуда не ведет. Я решился и показал Лине кое-что (немногое,
все она бы не выдержала!) из тех сценариев будущего миропорядка, что
представил мне Иешуа.
Она поняла, что и моя душа кровоточит, и поняла, что спасать часть
человечества, пусть лучшую, - все равно, что пытаться лечить болезни,
отбирая микробы по их свойствам: этот уже заразил, а этот еще невинен,
пусть живет. Пока.
Я и в глубокую древность погрузил ее мысли, в те времена, когда
впервые начал сомневаться. Но тогда я и не думал о возвращении - я
созидал.

"И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их."
Откровение святого Иоанна Богослова, 20; 9
День пятый был долгим - сотни миллионов лет по земным меркам, и время



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.